Утренний кирпич


изображение.png
Давным-давно я практиковал осознанные сновидения. Делал специальные упражнения, чтобы понять, что сплю во сне. Чудил там по-всякому, выполнял различные задания. В один момент это перестало быть интересным и практика закончилась, но время от времени, видимо по накатанной дорожке, я иногда осознаю себя спящим и понимаю, это сон. В таких случаях у меня две забавы, первая гулять, вторая летать.

Вот и сегодня утром, обнаружив себя во сне, на улице с коробками в руках, решил, что ну нафиг этот город, полетаю. Первым же делом выкинул коробки, зачем вообще я их тащил, и попрыгал через заборы и дома загород. Обычно, в таких моих трипах, за границей построек начинается очень красивый, цветастый лес, над которым летать одно удовольствие. А тут, после города, начиналась бесконечная серая пустота. Ничего у меня не ёкнуло, пустота так пустота, всего уже там насмотрелся, полетаю в ней, подумал я и прыгнул.

Не пролетел и нескольких секунд как появился голос: «До свидания. Ваше новое имя бла-бла-бла». Имя не разобрал, скорее всего из-за того, что оно было не русским. Перед глазами появился круг с узором, я уже стал напрягаться по поводу происходящего. Круг повисел немного, и я проснулся. Вот только комната была совсем другая.

Встал с кровати, осмотрелся. В комнате было зеркало, из него на меня смотрел азиат. Молодой парень двадцать с чем-то, подкачанный. Когда начинал заниматься всей этой темой, бывало путал пробуждение во сне с настоящим, довольно быстро научился различать и больше не путался. Весь опыт подсказывал, пробуждение настоящее. Стало жутковато, всё, моя прежняя жизнь кончилась, Ванька где-то там помер, или что с ним?

Вышел из комнаты, маленькая квартира, бедная обстановка. Открылась дверь соседней комнаты, вышел, видимо, отец семейства. «Здорово», — это я сказал совсем чужим голосом. Он странно посмотрел на меня и так же поздоровался. Семья русскоговорящих азиатов. Следом за ним из комнаты выбежали мелкие мальчик с девочкой. Внутри стало видно мать, она делала зарядку с каким-то самодельным утяжелителем, обтянутым тряпками. Она посмотрела на меня: «ты бы завязывал бухать, скоро соревнования.»

Я был в шоке и прострации. Мелькнула мысль, если удастся опять прыгнуть в эту серую пустоту я вернусь назад в Ивана или выдадут нового персонажа? Размышления прервались появлением ещё одного парня, похоже мой старший брат. Сказал брату, что нужно поговорить, он предложил выйти, чтобы никто не мешал.

И вот картина маслом: Иван, уверовавший, что его переселили в молодого азиата из многодетной семьи. Собирается рассказать брату предыдущего теловладельца, что того больше нет, в его теле новый человек, непонятно как тут оказавшийся. Полетал блять над деревьями.

Сейчас смешно читать, а внутри ситуации жуткое смятение. Уже собравшись открыться брату, подумал, а вдруг-таки обойдётся, вдруг это временное явление. И не смотря на стопроцентные ощущения реальности, напряг те непонятные мышцы которые позволяют выходить из сна.
Картинка поменялась, глаза судорожно побежали по знакомым предметам, кровать моя, А рядом, квартира прежняя. Такое всё знакомое и родное, прям хоть вставай и расцеловывай. Выдохнул с облечением. У меня было настоящее приключение! Причём не слезая с кровати и без веществ.

Реальность в очередной раз пошатнулась. Как тут серьёзно относится ко всему, когда есть все технические возможности для ощущения себя совсем другим человеком? А если бы стёрлась вся Ванькина память, жил бы азиат с амнезией? Хожу, смотрю на всё привычное, а оно как будто немного другое. После этой строки попробовал напрягать сновидческую мышцу, всё ок, вроде, обычная моя реальность, вроде, не сплю…


Comments 1