Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 18)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11часть 12часть 13часть 14часть 15часть 16, часть 17

***

Солнечная электростанция в чистом поле – то еще зрелище. Первое, что приходит в голову – циклопы решили поиграть в шахматы. Правда, все клетки – ярко-голубые. И число этих клеток превышает стандартный шахматный набор.

Рамон ежедневно проверял крепления, инверторы, изоляционные трубки и фотоэлектрические модули. Мониторинг затрагивал и ландшафтную планировку. В инверторах приходилось чистить вентиляционные фильтры. Модули постоянно заносило песком и мусором – сказывались «прелести» открытого всем ветрам пространства. Иногда Рамон ограничивался запуском диагностического дрона, но сегодня он решил прогуляться.

Солнце начало соскальзывать к горизонту, но облегчения это не принесло. Взяв чемоданчик с инструментами и специальную щетку на длинной ручке, Никита покинул уютный дворик, огороженный сетчатым забором.

Батареи ударили по глазам сотнями бликов.

Пришлось сдвинуть козырек кепки, защищаясь от яростного сияния. Для жителя Нортбурга, привыкшего к теплой зиме и прохладному лету с вечными дождями, жизнь в брянских степях казалась невыносимой. Впрочем, нечто подобное Рамон пережил на Ржавчине, так что адаптировался быстро.

Стандартный обход.

Проверить крепления. Подкрутить расшатанные детали. Смести мусор с модулей. Ничего особенного. Масштабная диагностика осуществляется раз в полугодие, так что можно расслабиться.

Через полтора часа Никита подобрался к ветрякам. Остановился для отдыха. Скрутил колпачок термофляги, выпил немного холодной воды. Пот скатывался по вискам. Старая футболка промокла насквозь.

Осмотр ветряка всягда начинается с опоры. Кабель не должен закрутиться, а лопасти – растрескаться. Ежедневно Рамон исследовал по три ветряка. Если возникали проблемы – по одному. Всего их было сорок – ночной кошмар Дон-Кихота.

Разложив инструменты, Рамон достал универсальный ключ и подкрутил болты ступицы. Мачтовые тросы провисли – их тоже пришлось подтянуть. Электронная система ориентирования исправно функционировала – лопасти чутко следили за направлением ветряных потоков. Анемометр в норме. Аккумуляторы Рамон проигнорировал – их диагностировали в прошлом месяце.

Что ж, пора домой.

Городок жрет степное электричество. Лопасти вращаются. Батареи впитывают свет звезды по имени Солнце. Чего еще желать энергетической конторе, нанявшей Рамона и Полину?

Сложив инструменты в чемоданчик, Никита зашагал обратно. На травяной ковер легла гигантская тень.

Ожила рация.

- Ты как?

Полина.

- Возвращаюсь.

Щелчок.

Треск помех.

Девушка сидела в спальне за нетбуком. Просматривала новостные ленты. Правильно. Искать и не сдаваться.

Жалюзи опущены.

Окна спальни выходят на запад, так что кондиционер и жалюзи – единственное спасение.

- Что интересного пишут? – Рамон присел на краешек кровати.

Полина с трудом оторвалась от экрана.

- Всякое есть.

В браузере – чрезвычайные происшествия. Никита присмотрелся. Утопия радовала тем, что здесь не изобретались новые правила русского языка. Никто не экспериментировал с буквами, ударениями и грамматикой. Читаешь - и кажется, что ты никуда не уезжал. Не перешагивал незримый порог, разделяющий слои.

Много всякой дичи.

Вышедшие из берегов реки. Цунами, сотрясающие восточное побережье. Там же – бесконечные дожди и селевые потоки. Пиратские набеги в Карибском бассейне. Необъяснимые исчезновения людей в Непале. Окрепший культ Ктулху, сторонники которого уверены, что Р'льех поднимается из пучины. Опустевший город в Северной Америке.

- Закладки смотри, - подсказала Полина.

Рамон кликнул по одной из закладок. Статья рассказывала о неизвестном науке биологическом виде, распространившемся в крымских горах. Вид условно относился к семейству кошачьих. Звери, как утверждала статья, ведут себя агрессивно – нападают на пасущихся баранов, воруют кур и уток. Случаев столкновения с людьми пока не было.

- Не то, - покачал головой Рамон.

Закрыл вкладку, перешел к следующей статье.

Внимание привлек броский заголовок. «Ясновидец из Челябинска обвиняется в ограблении банка». Автор статьи утверждал, что в Челябинске живет пятидесятилетний мужчина, способный во сне проникать в чужие тела. В обычной жизни «ясновидец» работает сантехником, много пьет и не пользуется доверием соседей. Однажды этот персонаж поведал своему коллеге о том, как во сне ограбил отделение банка «Пересвет», вселившись в инкассатора. Детали рассказа в мельчайших подробностях повторили реальные события. О настоящем ограблении сантехник знать не мог, поскольку следствие не раскрывало деталей.

- Занятно, - похвалил Рамон. – Но попахивает художественным вымыслом.

Сантехник, как утверждала статья, подвергся дознанию «компетентных органов» и был отпущен. Полиция не смогла доказать вину «ночного скитальца».

- Дальше, - вздохнула Полина.

Никита прочел еще парочку статей. В изнеможении откинулся на спинку кровати.

- Ты чего?

Он пожал плечами.

- Я вот что подумал. Если бы все сводилось к анализу новостных лент, ребята из профсоюза не стали бы нас впрягать. У них хватает умных голов, многие раньше в ФСБ работали. Мы что-то делаем неправильно.

Полина задумчиво кивнула.

Ее часто посещали подобные мысли. Почему именно она? Лайет выбрал ее в роли своей ученицы. Профсоюз – в качестве ищейки. Ведуны, основавшие общество по истреблению оборотней, не глупы. Более того – они способны заглядывать в будущее гораздо дальше рядовых наемников. В конечном итоге, Полина и Рамон – всего лишь мясо. Руки ведунов, посылающие серебряные пули к избранным целям.

Руки.

Мысль пришла к ним в головы одновременно.

- Мы не должны думать, - сказал Рамон. – Мы должны понять.

Несколько секунд они смотрели в глаза друг другу.

- Понять твою природу, - закончил Рамон. – И природу оборотней. Что ими движет, к чему они стремятся. И тогда мы отыщем основателей.

Продолжение следует...

Comments 1