Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 16)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11часть 12часть 13часть 14, часть 15

день

Кондиционер работал с перебоями. Но работал. Воздух снаружи загустел от жары. Слабый ветерок гнал по степи пыль и тепловые волны, дышать было невозможно.

Рамон принимал душ.

Летний душ, классика жанра. Огромная бочка, прогретая солнцем. Намертво приваренная снизу «лейка» с краником. Кабина, собранная из пластиковых листов и металлического профиля. Вместо двери – ширма. Под ногами деревянная решетка. Мыльная вода льется по керамическому стоку в ближайший ров.

Чтобы помыться в холодной воде, нужно вставать рано. Но Рамон не спал всю ночь, поэтому разлепил веки около двух. Солнце нещадно палило с выцветших небес, прорываясь сквозь плашки жалюзи.

Из душа ударила струя горячей воды. Не кипяток, но радости мало. Хочется прохлады.

Рамон намылил голову. Методично выдраил тело вязаной мочалкой. Хардкор, конечно. Но уже стал привыкать.

Завинтить краник.

Наспех обтереться махровым полотенцем. И выйти под палящие лучи раскаленного диска.

Вокруг – бескрайняя степь, перемежающаяся песчаными островками. Еще пара десятилетий – и окрестности захватит пустыня. Догадаться, что некогда здесь шумели брянские леса, невозможно. Глобальное потепление перекроило планету, изменило природные и климатические зоны. Степь разрослась, потеснила леса, сдвинула к северу непроходимые чащи. Зимой, как говорят, тут адский холод, бураны и ледяная тундра. Летом нещадно жарит, так что спрятаться некуда. Земля не кормит – плодородный слой выветрился и высох. Зато растут как грибы ветряные и солнечные электростанции. Весь мир помешался на возобновляемых энергетических источниках. Небезопасные АЭС консервируются, нефть и газ уходят в прошлое. Наерное, так выглядит рай эколога.

Рамон влез ногами в пробковые панталеты и, оставляя мокрые следы на плитах дорожки, направился к дому. Нужно открыть Полину, приготовить что-нибудь из еды. Затем – осмотр солярных панелей и ветряков. Устранение неполадок, если таковые обнаружатся. Проверка электронной системы подачи энергии. Вот и вся работа.

Для обслуживания солнечно-ветровой электростанции не требуется большой штат сотрудников. Хватает одного-двух человек. Желательно, чтобы добровольцы согласились жить в прокаленной пустыне, ездить за провиантом в соседний городок и не тосковать по «прелестям» цивилизации. Зимой нужен снегоход. И оружие, чтобы отбиваться от степных волков. Но Рамон не собирался задерживаться на станции до зимы.

Станция снабжала электричеством крохотный городишко, раскинувшийся на северо-востоке. Десять километров бездорожья. Полное отсутствие поселков или хуторов по соседству. Идеально.

Когда белобрысый пробивал портал, Рамон ожидал от Утопии чего угодно. Абрикосовых садов, растущих в Сибири. Затопленных мегаполисов, превратившихся в понтонные поселения. Высадку на Канадский Архипелаг.

Вышло иначе.

Бескрайние травяные просторы. Рыжая, изнемогающая от зноя, степь. Разрушающийся Брянск, жители которого покинули исторический центр и начали застраивать экодомами дикие окраины. После консервации местной АЭС тысячи людей остались без работы. Кто-то отправился искать счастья в другие регионы, кто-то завел ферму и стал выращивать лошадей.

Начали закрываться заправки.

Люди ездили на велосипедах, электрокарах и гироскутерах. Появились буеры и дирижабли. По рельсовым струнам скользили скайвэи, метрополитены переделывались под вакуумные поезда. В отдаленные деревушки и коттеджные поселки можно было добраться на мультикоптере. В общем, наступило будущее. Не то чтобы заоблачное, но этакий «ближний прицел».

В Брянске Рамон первым делом отправился в обменник. В каждом слое есть тайные обменники, в которых совершаются операции с деньгами смежных реальностей. Допустим, у вас есть юани Ржавчины или евро Земли-15. Вы хотите достать рубли Федеративных Территорий, раскинувшихся в Утопии. Проблемы нет. Топайте в профсоюзный обменник и осваивайтесь в дивном новом мире. Главное – знать адрес и пройти сканирование сетчатки глаза на входе (иногда телепатическое прослушивание). Сущие мелочи.

Курс Рамона неприятно удивил. Грабительский курс, ничего не скажешь. Но выхода не было – мир Утопии не пользовался евробанкнотами. Видимо, это случилось потому, что Евросоюз перестал существовать. Державы, вершившие судьбы мира, нынче покоились на дне. Великобритания разделила судьбу Атлантиды. Скрылся под толщей Атлантики Париж, рухнули голландские дамбы. Балтийское море отхватило кусок материка, поглотив Питер, Ригу и Хельсинки. Бесследно исчез Копенгаген.

Кое-где деньги начали терять свою значимость. Обрушение доллара привело к тому, что уцелевшие североамериканские штаты перешли на новую модель расчетов. Блага внутри страны распределяются «равномерно» среди граждан, но существует определенная система рангов. То есть, некоторые животные равнее других. Рамон не сумел понять, как Штаты ведут торговлю с другими государствами. Но это его не особенно и волновало.

Его волновало трудоустройство.

И жилье.

Покупать газету Рамон не стал. В съемной квартире был проведен безлимитный скоростной интернет. В близлежащем гипермаркете Никита раздобыл компактный нетбук. Час серфинга – и вакансия хранителя станции найдена.

Дом был построен из толстого соснового бруса. Два этажа, мансарда, мастерская в подвале. Рамон перенес все инструменты в спальню на втором этаже. Туда же перетащил станки. Бывшая мастерская была переоборудована в ночную «тюрьму» для Полины. Девушка понимала, что это необходимо. Молча помогала Рамону переносить инструменты и стелить матрас. Надувная кровать не годилась – волколак спустил ее в первую же ночь. От экспериментов с чужой мебелью Рамон отказался. Все-таки, дом ему не принадлежал, это временное пристанище.

Откидной люк на пружинах – справа от лестницы, ведущей на второй этаж. Рамон опустился на одно колено, вставил ключ в замочную скважину и дважды провернул. Отбросил крышку люка.

Внутри горел свет.

- Давно не спишь?

Полина лежала на смятой постели. Точнее – на ее остатках. Одеяло, подушки, простыня – все разорвано в клочья. Матрас каким-то чудом уцелел. Прогресс.

Девушка оторвалась от созерцания обшитого деревом потолка.

- Полчаса, наверное.

Рамон сел рядом и обнял Полину за плечи. Так они просидели несколько минут. В полном молчании.

- Долго еще?

Вопрос застал Рамона врасплох.

- Ты о чем?

- Сам знаешь. Долго еще мне жить в подвале? Бояться твоей смерти? Прихода Лайета? Ничего же не происходит!

Рамон почуял нотки приближающейся истерики.

Действительно, ничего не происходило. Они уже три недели жили на электростанции. Каждый день похож на предыдущий. Открыть подвал. Навести порядок. Поесть. Совершить обход ветряков и солнечных панелей. Снова поесть. Посмотреть какой-нибудь фильм, заняться сексом (если остались силы). Запереть Полину. Просмотреть ленты новостей, разыскивая необъяснимые происшествия с участием животных.

Остаток вечера Рамон проводил за важным занятием – приведением в порядок своего арсенала. Чистились стволы, пополнялся набор серебряных пуль. Дешевое серебро Рамон доставал в обменнике – там оно всегда стоило гроши. Чего-чего, а серебра в профсоюзе навалом. Нейтральное масло нашлось в охотничьем магазинчике близлежащего городка. А вишер, щетки и шомпол Никита всегда носил в рюкзаке. Старая привычка.

Охотничий нож с серебряным напылением. Рамон ежедневно упражнялся с этой игрушкой. Отрабатывал молниеносные удары в ближнем бою. Метал в колоду, стоящую во дворе. Подолгу сидел в темноте. Включал и гасил свет. Приучал глаза быстро перестраиваться на ночной режим. Можно было купить прибор ночного видения, но с ним же не будешь спать. Оборотни быстры. Секунда промедления обрывает жизнь неосторожного наемника.

Рамон прижал Полину к себе.

Поцеловал в лоб.

- Успокойся.

- Ты же боишься меня.

Она всхлипнула.

- Я люблю тебя.

Снова всхлип.

- Мы ничего не делаем. Каждый день смотрим новости. Ищем этих… основателей. Но их нет.

- Не только мы ищем.

- Кто еще?

- Профсоюз.

- И что?

- Пока ничего. Ты же знаешь. Пошли завтрак готовить.

Они выбрались из подвала и отправились на кухню. Люк закрывать не стали – надо проветрить помещение.

Кухня располагалась рядом со столовой на первом этаже. Рамон достал из холодильника колбасу, нарезал и забросил на жарочную поверхность. Утопил кнопку поджига. Достал лоток с яйцами. Полина занялась салатом.

- Мы привыкли думать, - сказал Рамон, снимая с крючка деревянную лопатку, - что у диаблеро нет родины. Возможно, эти колдуны появились сразу в нескольких слоях. Это логично. Но где-то они собираются?

- Шабаш, - усмехнулась Полина, орудуя ножом. Стук лезвия о разделочную доску успокаивал. – Лысую гору будешь искать?

- Не совсем гору, - возразил Никита. – Срез.

Жарочная поверхность была дорогой. Для нее не требовалось масло – в этом мире люди думали о своих сосудах.

- Нарежь укропа, - попросил Рамон.

Полина кивнула.

Жара была сумасшедшей. Работа кондиционера на кухне не ощущалась, поэтому Рамон открыл настежь окно и включил вытяжку.

- Срез, - задумиво повтоиила Полина. – Это иголка в стоге сена.

- Конечно.

- Мы никогда их не найдем.

- Найдем.

Никита перевернул подрумянившуюся и выгнувшуюся дугой колбасу. Начал разбивать яйца.

- Почему ты так уверен?

- Потому что у нас нет выбора. Нужно выжить и сделать тебя человеком. – Рамон отвернулся от яичницы и перехватил полинин взгляд. – Я буду искать. Сражаться. И ты тоже будешь. Поняла?

Девушка не отвела глаза.

Кивнула.

- Хорошо, - он снова занялся яичницей. – Давай укроп.

Продолжение следует...


Comments 1