Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 13)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11, часть 12

***

Полина высыпала в котелок остатки риса. Вода закипела быстро – Кадилов где-то раздобыл сухих дров. Рамон вскрыл охотничим ножом банку тушенки, поставил рядом с пустой кружкой на траву и пошел складывать палатку.

Полина чувствовала себя неважно, но держалась.

Разговаривали мало.

Рамон бросил взгляд на полностью укомплектованные рюкзаки, стоящие с подветренной стороны тамбура. Хорошая девочка. Слышала разговор и поняла, что нужно быстро свертываться. Даже спальники и карематы в боевой готовности.

Растяжки провисли, колышки отправились в траву. Теперь – разобрать телескопические стойки.

- Никита.

Повеяло холодом.

Интересно, давно тут некромант стоит? Умеет же подкрадываться, чертов колдун.

- Чего тебе.

- Уходишь?

- Выбора нет.

- Куда?

Рамон запихнул сложенные стойки в зеленый мешочек. Затянул тесемки. И переключил внимание на тамбур.

- В Утопию.

- Думаешь, тебя не найдут?

Ответа не последовало.

Уверенности нет. В этом некромант прав. Но и оставаться здесь нельзя. Военное время ставит вопросы ребром. На чьей ты стороне? Почему с тобой путешествует оборотень? Никто этого терпеть не захочет.

- Ты должен понять, - Азарод приблизился вплотную к Рамону. Повеяло могильным холодом. – Она не простой переверт. Она – диаблеро. Ученица основателей.

Рамон сложил тамбур и занялся внутренней частью палатки. Продолжать разговор не хотелось. Какая разница, кто укусил твою девушку? Это же Полина. Все остальное неважно.

- Утопия, - Азарод попробовал слово на вкус. – И что будешь делать там?

Рамон выпрямился.

- Жить.

 

ночь

Ведун поставил чашку кофе на металлический стол. Уставился на Рамона тяжелым взглядом. В ответ – полное равнодушие. Рамон смотрел сквозь собеседника на кирпичную стену. То ли бункер, то ли старинная крепость. Не понять.

Снаружи воцарилась ночь.

Тьма хлынула во владения профсоюза и в ужасе отшатнулась. Здесь обитали создания похлеще оборотней. Парни, похожие на людей, но узнавшие о мире слишком многое. Измененные знаниями.

Человек, сидевший за столом, носил старомодный костюм-тройку. Светлые волосы зачесаны на затылок. Вместо галстука – красная нить с холщовым мешочком. Оберег. Науз, если судить по узелковому хитросплетению в верхней части. Интересно – что там? Лягушачья лапка? Дерьмо летучей мыши? Зуб мертвого шакала?

- Нарушитель контрактов, - ведун всверлился глазами в Никиту. – Как думаешь, что сейчас происходит?

- Меня допрашивают.

- Ошибаешься.

- Тогда – что?

- Разговор.

Рамон поднял руки в «браслетах».

- Не похоже.

- Я могу их снять.

- Так сними. Рискни здоровьем.

Полину куда-то увели. Видимо, на тюремный уровень, если профсоюзная крепость таковым располагала. Началась трансформация. Рисковать никто не хотел.

В руках ведуна появился ключ. Наклонившись вперед, вербовщик одним движением освободил из оков запястья Рамона. Щелчок – и «браслеты» с грохотом падают на столешницу. Никита тотчас выбросил руку, целясь в кадык вербовщика. Сустав указательного пальца выдвинут вперед.

Пустое место.

Волшебник чуть сдвинулся, а его нога подбила табурет, на котором сидел Рамон. Удержать равновесие не удалось. Никита крепко приложился челюстью о стол.

А ведун уже стоял рядом.

Неведомая сила оторвала Рамона от земли и швырнула в стену. Посыпалась штукатурка. В глазах потемнело.

Ночь сочилась сквозь щели век, заливала все вокруг чернильной безысходностью.

Рамон стоит на коленях.

Кровь на бетонном полу.

- Не ладится разговор, - сказал ведун. – Попробуем снова. Сядь и не дергайся. Тогда все может закончиться хорошо. Для тебя и Полины.

Никита с трудом поднялся.

Вернулся к столу. Поднял грубо сколоченный табурет. Сел, глядя на протвоположную стену. Под потолком горел засиженный мухами плафон.

Место напротив пустовало недолго.

Видимо, не стоит кидать профсоюз. Мысль разумная, но запоздалая. Организация куда сильнее и жестче, чем кажется. Ты придумываешь план, вызываешь приятеля, умеющего пробивать порталы. Слоев много, ищи ветра в поле.

Валик открывает портал.

Ты прощаешься с боевыми друзьями, взваливаешь на плечи рюкзак. Тачку оставляешь – она тебе не потребуется. Берешь Полину за руку и шагаешь в портал. Сегодня потусторонние врата выглядят так, словно маленький ребенок украл у взрослых ручку и нанес на ткань бытия «каляки-маляки». Черные нити сплелись в клубок. За пределами клубка – Утопия. Ты так думаешь.

Но могучие колдуны проверяют почту своих сотрудников. И умеют перенаправлять пространственные туннели.

Выходишь.

Совсем не там, где планировал. Никаких тебе островов и портовых городишек с мачтами у пирса. Ты в глухом переулке, под ногами – лужа, присыпанная желтыми листьями. Напротив – щербатая стена. Жестяная табличка с номером «115». Чуть дальше – арка, ведущая в сумрачный дворик. Холодно и неуютно. Но печалит тебя не это.

Люди.

Отряд вооруженных людей, недобро смотрящих на тебя и твою спутницу. Автоматы, штурмовые винтовки, пистолеты. Парочка персонажей с короткими мечами. Безоружные, но не менее опасные ведуны. Их всегда можно узнать по длиннополой одежде (плащи, пальто, кардиганы) и амулетам на шеях. Сомнений не оставалось – профсоюз узнал о встрече Рамона и Валика. Хотелось верить, что Валик не при делах.

Рамон понимал, что дергаться бесполезно.

Хуже будет.

Поэтому он медленно и аккуратно положил на асфальт помпу. Рядом улегся верный «аграм». И стволы Полины – самозарядный «Варяг» под патроны «смит энд вессон» и «Штейр» с лазерным целеуказателем.

Охотники ждали.

Вздохнув, Рамон отстегнул от лодыжки чехол с боевым ножом. Заговоренным, разумеется. У Полины клинкового оружия не оказалось.

Никто не стал их бить, пытать или насиловать. Профсоюз – серьезная организация. Блудных детей сопроводили в комплекс, являющийся странным гибридом заброшенной фабрики и средневековой крепости. Железобетонные стены, колючка, датчики слежения и пулеметные турели. Патрули на прилегающих улицах. Створки ворот на сервоприводах. Охранные мистические символы. Бесформенное здание – все какое-то угловатое, монолитное и неприступное. Штаб-квартира? Рамон так не считал. У профсоюза опорные пункты разбросаны по десяткам срезов.

Рамона и Полину разделили на нижнем ярусе. Впихнули в разные лифты. Так Рамон оказался в подвале с голыми кирпичными стенами. В компани неприветливого ведуна.

И вот он сидит за столом.

Кровь капает на столешницу. Губа разбита, нос цел. Не худший расклад. Ведун усаживается напротив. Протягивает платок.

- Держи.

Теперь кровь на платке.

Губа опухает.

- Сам виноват, - добродушно говорит собеседнник. – Чего выделывался? Профсоюз горой стоит за своих. Никто бы не валил твою девку. Она – тоже наш человек.

- Уже не человек.

Ведун не отвел взгляд.

- И что?

- Я нарушил контракт.

- Верно. Но за такое не убивают. Конверт бы не получил, это правда. Зачем бежать?

В голове стало проясняться.

Действительно – зачем?

Правила. Есть что-то вроде служебной инструкции для охотников. Там сказано, что обортней нельзя тащить через порталы. А что там сказано по поводу оборотней-охотников? Ничего. Это редкий случай, не предусмотренный инструкцией. Да и романы среди охотников – из ряда вон. Это бизнес. Собрался отряд, выполнили задачу, разбежались по слоям. У каждого своя жизнь, своя культура. А тут – два наемника из одного среза. Вместе не работали. Познакомились, вспыхнули чувства. Совпадение.

Многовато, пожалуй, совпадений.

Кустарниковые рояли Никите не нравились. Если внести в уравнение Лайета, Игорька и прочих забавных персонажей, получается полная неразбериха.

- Хорошо, - Рамон отложил платок. – И что теперь?

Ведун достал из кармана трубку. Настоящую курительную трубку, как у Шерлока Холмса. Неспешно набил этот атавизм душистым табаком из кисета, щелкнул зажигалкой и закурил. Положил зажигалку на стол. Оригинальная вещица. Шестеренки, медные трубочки. Стимпаковская безелушка. Ручная работа.

Позер.

- Вас отпустят, - заявил ведун, выпуская дымное кольцо. – Со всеми пожитками.

- И?

Театр абсурда какой-то.

- Вы пойдете своей дорогой, - смакуя каждое слово, продолжил белобрысый. – Возможно, сумеете найти дорогу в свои срезы. Или отправитесь еще куда-нибудь. Это вторично. Важно другое.

Драматичная пауза.

Рамон изобразил предельное внимание.

- Что важно?

- Будущее, - ведун выпустил очередное кольцо. Запах дорого табака с шоколадными нотками совершенно не вписывался в атмосферу подвала. – Есть ли у вас будущее.

- Попробую угадать, - Никита скривился от боли. – Его нет. Но вы от меня чего-то хотите. И это дает некие шансы на выживание.

- Вроде того. Сценарий первый: вы перемещаетесь… куда вы там собирались? В Утопию?

Никита кивнул.

- Итак, Утопия. Селитесь на большом острове. Исландия там или Уральский архипелаг. Теряетесь в толпе. Питаете себя иллюзией безопасности. Счастливы вместе - поначалу. Днем, понятное дело. В одну из ночей Полина тебя убивает. Или приходит Лайет. Основатель всегда ищет своего ученика.

- Лайета больше нет, - возразил Никита.

- Типичное заблуждение, - кивнул ведун. – Ты воспринимаешь его как рядового переверта. Просто мужик перекинулся днем, с кем не бывает. Быстрый, матерый. Но убить можно. Так?

- Так.

- Нет. Все сложнее, друг мой. Ты же любишь рассуждать о диаблеро. Что ты о них знаешь? Вспоминай.

Рамон сосредоточился. Что там у Кастанеды? Собака ворует сыр, ее убивают. Но сам колдун находится далеко, в своей хижине. На расстоянии. Брухо раздваивается. Суку убивают, а колдун умирает в своей хижине.

Ведун следил за выражением лица Рамона.

- Вижу, ты начинаешь понимать.

- Я убил волколака, - начал Рамон, - но это… лишь проекция колдуна, правильно? Лайет находился в другом месте.

- Делаешь успехи.

- И теперь, - Рамон просто рассуждал вслух, - нужно понять одну вещь. Умер ли сам Лайет?

- В точку.

- Он умер?

Ведун покачал головой.

- Живее всех живых.

- Но почему?

- Мальчик мой, - ведун переключился на покровительственный тон. – Ты ничего не знаешь о мире. Ты слышал о диаблеро, читал кое-что. Ты научился сносить головы перевертам. Но основатели – нечто большее. Этим мудакам не нужно превращаться в зверя, чтобы расправиться с тобой. На то они и основатели, чтобы скакать по телам своих порождений. Волколак умирает, но волколак – не диаблеро.

- Постой, - Рамон наклонился вперед. Он почувствовал, что разговор перетекает в неожиданное русло. – Ты хочешь сказать, что брухо вселяются в тела перевертов? Используют их?

- Именно это, - ведун небрежно швырнул трубку через плечо, - я и хочу сказать. К тому же, не стоит путать брухо и диаблеро. Последние жестче.

Трубка растворилась в воздухе.

Бесследно исчезла.

Рамон выругался себе под нос.

- Тяжело принимать такие факты, - в голосе собеседника прорезалась участливость. - Ты порешил зверюгу, а результат нулевой.

- Лайет успел выпрыгнуть из тела? – догадался Рамон.

- Конечно. Время задать себе новый вопрос.

Никита задумался.

К счастью, он соображал быстро.

- Оставит ли он нас в покое?

Ведун швырнул через плечо кисет.

Исчезновение.

- Нет.

- Что ему нужно?

Ведун поднялся.

- Мы продолжим разговор. Но я бы не хотел, чтобы ты воспринимал профсоюз в качестве своего врага. Ты состоишь в системе, дружище, которая сейчас на твоей стороне. Пойдем со мной.

Дверь камеры открылась.

Продолжение следует...


Comments 1