Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 10)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8, часть 9

***

Незадолго перед высадкой Полина сделалась его навязчивой идеей. Он звонил ей каждый день с одинаковым результатом. Телефон Полине отключили за неуплату – благодаря Ржавчине. Они встретились вновь, когда Рамон выпал из портала в одичавшем яблоневом саду. Ефимыч, Леа, прочие присоединились к ним позже. Тогда они были вдвоем. Да еще «чероки», байк Полины, ясное звездное небо, костер. Переверты в сад не лезли. Те три ночи и два дня были самыми счастливыми в жизни Никиты. Они любили друг друга, говорили обо всем на свете, гуляли по саду, снова занимались любовью…

А сейчас у нее исчезла рана.

Уже.

Ни следа от клыков Лайета. Они стоят рядом на берегу реки, вглядываясь в мутную воду. За их спинами – свежие могилы друзей. Оба понимают, что мосты рушатся. Чуждое разделяет их.

- Никита! – ангельский голос Кадилова. – Ты здесь ночевать решил?

Полина взяла его за руку.

Они двинулись к джипу. Азарод и Ефимыч спешно сворачивали лагерь. Рамон пытался помочь, но все валилось из рук…

Солнце повисло в зените.

Рамон подошел к Азароду.

- Спасибо.

- За что? – удивился некромант. Несмотря на жару, Рамон кожей чувствовал лед. Вечный лед повелителя смерти.

- За пулю. – Рамон протянул магистру Четырех Стихий обойму. – Сделаешь еще?

Азарод кивнул.

Кадилов закрыл багажник «лады» и сел за руль.

- Пора, - сказал Игорек.

Рамон кивнул.

Их ждала дорога.

ночь

На подъезде к Форту миновали два блокпоста. Серьезных, с магическими барьерами, угрюмыми спецназовцами в одинаковой серой форме без знаков различий, заговоренными шлагбаумами. Трасса, петляя среди кукурузных и пшеничных полей, шла под уклон. Далекая черта горизонта срасталась со звездным покрывалом. Рамон крутил баранку и смотрел на падающие с неба светлячки. Август…

Рядом спала Полина. Лоб девушки был горячим, она бредила во сне, стонала. Классические симптомы трансформации. Генетическая перестройка организма. Интересно, кем она станет? Волчицей, лисой, медведем?

В зеркале заднего вида отражался фрагмент шоссе и вписанный в него силуэт байка, слившегося с человеческим телом. Азарод. Выяснилось, что магистр недурно управляется с техникой… Лайет предпочел ехать с Кадиловым – задние огни «лады» маячили впереди. За спиной Рамона сидел демон Игорек, выходец из Нижних Сфер. Он не спал. Все, чем он казался раньше, предстало иллюзией. Матей не был отцом «мальчика». Марионеточный фантом, как объяснил Игорек. Перчатка. Смерть заправщика демон искусно инсценировал. На время он мог становиться реальным Игорьком, выдвигая, как ширму, захваченное детское сознание. После завершения миссии тело будет оставлено. Наедине с душой…

Души слабы, сказал Игорек.

Ты прав. Мы все слабы.

Форт выдвинулся из тьмы и навис над ними, заполнив собой мироздание. Старый замок, доминирующий над хаотическим нагромождением одноэтажных домишек, лачуг, палаток, вагончиков. Музейная реликвия, что обрела вторую жизнь. Окруженный недостроенной железобетонной стеной, глубоким рвом с водой и земляным валом, увенчанным колючей проволокой, замок словно бросал вызов вселенной. Он был вне времени и пространства. Почти все окна-бойницы светились. Над окрестностями разносился утробный гул – строительство стены не прекращалось и ночью. Исполинская стрела крана, ворочаясь в заторможенном кошмаре, переносила прямоугольную секцию. Джип взобрался на вершину холма, и перед Рамоном открылся захватывающий вид – зарево электрических огней, десятков костров и развешанных на деревьях фонарей, разъезжающие по улицам бронетранспортеры, небольшой аэродром с наростами ангаров…

Перебравшись через ров, беглецы прошли очередную проверку. Проверяли свитком с начертанными на нем письменами. Рамон видел, как загорелись странные закорючки, едва подъехала «лада». Кадилов начал что-то объяснять. Охранник дважды переспрашивал. Среди обрывков фраз Рамон услышал слово «представитель». Страж кивнул и дал знак проезжать.

Рамон сбросил скорость до тридцати километров в час. Повсюду ходили вооруженные люди. Откуда-то доносились крики и смех. В воздухе пахло жильем, готовящейся пищей…

И страхом.

Безысходностью и проблесками надежды.

Отчаянием и решимостью.

Всем понемногу.

Полина выгнулась дугой и зарычала. На краткий миг черты ее лица исказились, утратив сходство с человеческими… Снова – беспокойный сон, бормотания и всхлипы.

Пройдет день.

Настанет ночь.

И Полина перевернется. Рядом с Рамоном враг. Та, которую он должен убить.

Он знал, что никогда не сможет.

Ночь пожирала разумы. Отвратительно чавкая, заглатывала сны, мечты, желания и воспоминания. Все это переваривалось в котле Неизведанного. Звезды вгрызались в глаза и сверлили мозг. Рамон боялся завтрашнего дня. Он не хотел будущего. Будущее несло в себе семена отчаяния. Будущее разделит его и Полину.

Крепость словно присела под грузом веков. Монолитная громада в романском стиле: четыре башни (одна полуразрушена), вросшие по углам в призму главного здания. Узкие щели окон. Плоская крыша. «Лада» припарковалась в длинном ряду разномастных автомобилей. Здесь были джипы, «москвичи», «опели», танк и туристический двухэтажный автобус.

Где-то на грани слышимости зародился механический рокот. Зародился, накатил, заполнил собой небеса. Рубящие воздух лопасти, шарящий в ночи прожектор…

Рамон вклинился в ряд между «ладой» и автобусом. Заглушил двигатель. Наклонился и поцеловал спящую Полину. Вышел.

- Трогательно, - прокомментировал Игорек. Малолетний демон покинул машину как-то странно – не открывая дверцу.

Рамон сдержался.

У массивных двустворчатых дверей, обитых легированными стальными панелями и расписанных защитными заклинаниями, пара мордоворотов сверяла пропуска входящих со списками призванных. За их спинами вздымалась неровная, в выбоинах, стена.

Рамон направился к освещенному проему. Вертолет завернул на второй круг. Миг – и слепящий луч накрывает парковочную площадку Форта, заливает утоптанный грунт золотистым сиянием…

Снова – тьма.

Охранники пропускают Лайета и Кадилова. Мягко загораживают дорогу Рамону. Тот, что ниже ростом и шире в плечах, долго всматривается в пропуск.

- От людей?

- Да.

- В тронный зал.

Грохот лопастей удаляется.

Рамон в просторной, с высоким потолком, комнате. Холл. Рядом материализуются Азарод и Игорек.

Гул десятков голосов. Широкая мраморная лестница, ведущая наверх… Шоу уродов. Приземистые кабаноподобные существа. Гномы в сверкающих латах. Высокий худощавый парень, затянутый в латекс, с растянутыми ушами. Рептилия, стоящая на задних лапах. Женщина со сложенными за спиной крыльями…

- Здесь посланцы многих рас, - шепнул Азарод. – Орки, гномы, эльфы, драконы. Все, кто боится экспансии перевертов.

- А чего боятся Нижние Сферы? – громко спросил я.

- Нарушения баланса, - ответил Игорек. – Однополярного мира.

Тронный зал располагался на втором этаже. Шестигранное помещение, купол, украшенный фресками. Витражное окно. Круг, выведенный флюоресцирующей краской прямо на каменных плитах пола. Представители, выстроившиеся по этому кругу: Рамон, Лайет, Кадилов, Игорек, Азарод, орк, дракон, эльф, гном, крылатая женщина и некоторые совсем уж невообразимые создания. Пожилой негр в центре зала, одетый в костюм-тройку.

- Комендант Форта, - пояснил Азарод. Колдун и здесь не расстался со своим рунным топором – скромно поставил оружие на пол, прислонив рукоятью к правой ноге.

Гул постепенно утих.

Ветер, невесть как проникший сюда, трепал пламя сотен свечей, экспериментировал с тенями. Лунное око пыталось заглянуть за стены и цветные стекла, узреть вершителей судеб.

В наступившей тишине раздался голос коменданта. Эхо слов заблудилось в каменном склепе, пустовавшем долгие века.

- Мы собрались здесь, чтобы открыть дверь, - комендант говорил по-английски, но разбросанные по залу телепаты внедряли синхронный перевод в мозг каждого представителя. Правда, личности вроде Кадилова или Игорька в этом не нуждались. – Сейчас. Готовы ли вы замкнуть цепь?

Риторический вопрос. Никто не потрудился ответить на него.

- Хорошо. Перекресток сплетет воедино более трехсот срезов. Небывалая армия хлынет к нам и очистит этот мир. Затем – следующий. Великий крестовый поход, дамы и господа.

Кое-кто зааплодировал.

- Я рад представить нашего визитера.

Вспышка.

Ослепительный световой плевок.

В середине круга уже двое. Второй – невзрачный мужичок в гоголевской шинели, сапогах-галифе и треуголке.

- Мое имя Сафрон, - голос у мужичка скрипучий, точно несмазанные петли. – Секретарь Ордена Посредников. Если никто не против, я сотворю врата-перекресток.

- Чистая формальность, - заключил комендант.

Каждый представитель, включая Рамона, поочередно вышел в круг, назвал себя и подтвердил свое согласие.

Нечто нематериальное пронеслось по тронному залу. Не ветер, не свет и не тьма. Ни день, ни ночь. Вихрь пограничья. Посредник воздел руки, и перекресток распахнулся. Застывший над полом шестиметровый в диагонали квадрат, колышущаяся водянистая поверхность, сквозь которую просматриваются искаженные лица и морды. Врата, запустившие щупальца в сотни слоев.

- Моя миссия завершена, - сказал Сафрон. – До свидания.

Он шагнул в квадрат.

И исчез.

В ту же секунду Никита сделал неуловимое движение рукой. Заговоренные пули направились к тому месту, где стоял Лайет. Но цель ускользнула. Никому не дано убежать от сверхзвуковой смерти. Иерарх смог. Мгновенная трансформация и прыжок на стену. Пули вгрызлись в древнюю кладку под лаами иерарха. Представители расступились, многие вжались в пол. Рамон побежал, стреляя на ходу. Лайет помчался по стене. Прыжок – и волк в облаке осколков покидает Форт. Через витражное окно.

Сквозняк радостно гасит свечи.

день

Их противостояние длилось десять часов. Половина суток дикой травли и ненависти. Форт окружали поля, и до леса было слишком далеко. Джип оказался мощнее оборотня. Звезды побледнели, растаяла луна, солнце взошло и достигло зенита.

Рамон остановил машину и, пошатываясь, вышел. Направился к загнанному, лежащему в пыли зверю. Вогнал в тело остаток обоймы. Разжал пальцы – «аграм» упал к ногам.

Во все стороны простиралась степь.

Ацтекский бог безжалостно жарил мир.

Там, в последнем человеческом городе, собирается несметная армия, жаждущая крови. Маги делают замок проницаемым. Из плоскости в центре зала появляются вертушки, танки на турбореактивной тяге, наемники и добровольцы. Там, на заднем сиденье машины спит Полина. Уже не человек. Днем – любимая. Ночью – враг.

Ему предстоит жить с этим.

Продолжение следует...


Comments 1