Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 66)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1. Предыдущий фрагмент: часть 65

день/ночь

Их никто не остановил.
Охотники поднимались по лестницам, входили в лифтовые кабины, пересекали гулкие холлы. За спиной осталась вереница длинных коридоров с протершимися ковровыми дорожками. Двери, ведущие в неведомые кабинеты. Всюду толпились люди, решающие неотложные дела. Люди с оружием, папками и планшетами в руках, пожилые и молодые, парни и девушки, седобородые старики и дамы преклонных лет.
Дважды Рамон куда-то ехал на эскалаторе. Трижды на его пути встречались необъятные залы с картотечными стеллажами, громоздящимися под своды потолков. Неоднократно в толпе чиновников мелькали нюхачи.
Никаких охранных постов. Никаких представителей службы безопасности. Неужели боссы целиком полагаются на магию и мнимую недоступность этого места?
Очередной лифт.
Прозрачная шахта, пристроившаяся к внешней стене комплекса. Когда Рамон посмотрел себе под ноги, у него закружилась голова. Высота была запредельной. Этажей пятьдесят, не меньше. Парковка выглядела как шахматная доска, заполненная изготовившимися к бою фигурами. Периметр казался жалкой картонной декорацией. А дальше простиралась степь – бескрайний океан, равнодушно колышущийся под набежавшим ветерком.
Кабина ползла вверх, разменивая этажи.
– Приготовьтесь, – тихо произнес Лайет. – Сейчас мы попадем в Хранилище.
Все промолчали.
Хранилище – и хранилище. Чего тут готовиться. Впрочем, вендиго знал штаб-квартиру гораздо лучше своих спутников.
Переход ошеломил Рамона.
Когда двери лифта распахнулись, что-то произошло. Пространство стало другим. Рамону показалось, что он падает в бездну, что потолок и стены сдвинулись в бесконечность. Словно вернулся кошмар из детства, где ты падаешь, и не можешь остановиться. Твой рот распахнут в беззвучном крике, но это не помогает.
Пара мгновений – и все пришло в норму.
Лифтовая шахта исчезла. Никита понял, что твердо стоит на ногах, хотя окружающее необратимо изменилось. Увиденное с трудом поддавалось описанию. Улей? Круги ада? Арена, смонтированная безумными марсианами?
Стены Хранилища терялись в туманной дымке. Осмотревшись, Никита понял, что это спираль. Или замкнутый амфитеатр с куполообразным сводом. Сложно сказать наверняка. Топология была очень странной, не позволяла сконцентрироваться или составить полную картину. Пока смотришь в одну точку – все в порядке. Начинаешь заниматься обобщениями – теряешься в неопределенностях. Ярусы были заполнены книжными полками, приставными лестницами на колесиках, дверями, утопленными в глубоких нишах, и письменными столами, на которых Рамон заметил изогнутые лампы, канделябры и магические шары.
Лайет зашагал к ближайшей стене.
– Не останавливайтесь.
Спираль формировалась гигантской лестницей, вьющейся по периметру Хранилища. Широкие пролеты не имели стыков. Ступени были низкими, отполированными касаниями сотен тысяч ног. А еще лестница умела разветвляться в неожиданных местах, искривляться под жуткими углами и скручиваться в тугие узлы.
Полина тронула Никиту за плечо.
– Держишься?
Он кивнул.
– Все нормально.
Наверняка Хранилище было многомерным. Рамон думал об этом, поднимаясь на второй ярус. Сила магов, сотворивших подобную структуру, запредельна. Двери могли вести в смежные помещения, а могли быть вечными порталами, зафиксированными столетия назад. Периодически двери открывались, выпуская в амфитеатр банкиров и архивариусов.
Рамон шагал вперед, не замечая резких смен углов. Лестница перекручивалась, а вместе с ней менялся вектор гравитации. Словно попадаешь на космическую станцию, подумал Никита. Идешь, а на твоих ногах – ботинки с магнитными подошвами.
Привыкнуть к такому тяжело.
Почти невозможно.
Рамон шел мимо террас, заполненных письменными столами, многоуровневых стеллажных конструкций и протянувшихся вдоль стен вакуумных труб. Изредка по трубам скользили цилиндры со свернутыми в трубочку документами. Архивариусы с кем-то переговаривались, стоя возле антикварных секретеров. Телефоны были сплошь старинными: гладкая полировка корпусов, причудливо изогнутые трубки, наборные диски с оккультными символами вместо цифр. Иные хранители сидели за письменными столами, сосредоточенно изучая ветхие манускрипты.
Все чаще среди архивариусов попадались гномы. Эти юркие бородатые карлики путешествовали вдоль книжных стеллажей на компактных тележках, искали редкие свитки и таблички, чинили пришедшие в негодность полки, протирали пыль.
Отовсюду доносился шепот архивариусов. Шелестели перелистываемые страницы. Скользили в пазах лестницы. Грохотали по направляющим тележки.
Вскоре Рамон заметил, что лестничное полотно стало нависать над сдвинувшимся в пространстве полом. Витки спирали сузились, замыкая шарообразную структуру. Пристенные галереи стали безлюдными. Воцарилась необычайная тишина.
– Почти на месте, – возвестил Лайет.
Рамон шел молча. Он думал над тем, что Лайет слишком хорошо ориентируется в недрах штаб-квартиры. Либо он здесь бывал прежде, либо общался с кем-то из посвященных. Вывод прост – операция тщательно спланирована. Рейд готовился задолго до знакомства Лайета с Полиной и Рамоном. Догадка Рамону не понравилась.
Лайет поднял руку.
Все остановились.
Никита увидел резную дверь с медными и серебряными вставками. Узоры сплетались в некое подобие карты.
– Вершина, – сказал Лайет.
И взялся за ручку двери.

Продолжение следует...


Comments 1