Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 62)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1. Предыдущий фрагмент: часть 61

день

Перед странниками простиралась равнина. Зеленый океан, не имеющий границ. Солнце только взошло, и на траве еще серебрилась утренняя роса.
Безветрие.
Равнинный штиль.
Ночь еще не успела отпустить эти земли, так что было прохладно. Но Никита почувствовал летние запахи, которыми был напоен здешний воздух. Август, не иначе. Скоро наступит жара.
– Где мы? – спросил Рамон.
До самого горизонта – никаких изменений. Апофеоз однообразия. Рядом стояли все, кого межмирье отпустило из своих цепких объятий. Никто не остался в ревущем кошмаре, все благополучно выбрались в срез.
Лайет смотрел вдаль.
Никита проследил за взглядом основателя и увидел черную точку. Угловатую точку. Возможно, здание. Или брошенный автомобиль. Слишком далеко, не определишь.
– Изначалье, – сказал Лайет. – Слышал о таком?
Рамон кивнул.
Земля, на которой возник альянс борцов с оборотнями. Охотникам не рассказывали об Изначалье, но слухи не перекроешь. Поговаривали, что в этот слой могут войти не все. Именно здесь находится штаб-квартира профсоюза. Не представительство, не филиал какой-нибудь. Мозговой центр. Сердце великой структуры.
– Думал, это легенды, – раздался шепот Кадилова.
Ничего себе. Ангелы чего-то не знают? Их можно застичь врасплох и удивить? Достойный финал путешествия.
– Не понимаю, – в голосе Полины слышалось удивление. – Как тут спрятаться?
Изначалье – пустой мир. Люди покинули слой тысячелетия назад. Никто не знает, как это произошло. Массовый исход? Пандемия или техногенная катастрофа? Переселение на звезды? Так или иначе, люди оставили свой мир. Дороги вросли в тело земли, города рассыпались в прах. Никаких пирамид, загадочных обелисков и менгиров.
Чистая память.
Рамон думал над тем, как тут вообще может что-то возникнуть? Разве что ведуны бывали в этих краях прежде. И решили спрятать административный центр в реальности, которая никому не нужна. Демоны и ангелы ведут нескончаемую войну там, где есть человеческие души. Нет душ - нет войны. Нет интереса.
– Мы не будем прятаться, – Лайет ответил не сразу. Видимо, не спешил открывать все карты. – Мы явились в этот мир, чтобы уничтожить профсоюз.
– Стоп, – Рамон шагнул к вендиго, схватил его за плечо и развернул лицом к себе. – Мы так не договаривались.
– Верно, – поддержал Азарод. – Залечь на дно. Вот что ты сказал.
Ни один мускул не дрогнул на лице Лайета.
– Я передумал.
Рамон выругался.
И отпустил основателя. Происходило что-то непредвиденное. Поезд мчался под откос без машиниста и рельсового пути.
– Он нас использует, – высказал общее мнение Кадилов. – Посмотрите на этого нечестивца.
– Никто не заставляет вас участвовать в этом, - возразил Лайет. – Если все откажутся – пойду один. Мне плевать.
Рамон перевел взгляд на Полину.
– Да что с вами! – не выдержала девушка. – Это же убийцы! Они будут идти за нами до конца, пока всех не перебьют. Даже если кого-то перетянут на свою сторону, потом все равно не жить!
Охотники молчали.
– Вы можете прятаться по подвалам, – добавил Лайет. – Бояться каждого шороха. Спать с пистолетом под подушкой. Придут к вам или нет – это не важно. Трус умирает каждую ночь. Задолго до настоящей смерти.
– Послушай, – Азарод положил на землю топор и снял кольчужные перчатки. Его респиратор валялся неподалеку. – Какие у нас шансы? Это же штаб-квартира. Ты видел наши представительства вообще? В других мирах? Высокие стены, охраняемый периметр. Турели, наблюдение. Защитные заклинания. За всю историю организации не было случая, чтобы переверты прорывались внутрь.
– А мне вот что интересно, – Кадилов почесал бороду. – Как мы здесь оказались? Да, я понимаю, трещины мира и все такое. Но я слышал, что никто из простых смертных не знает дороги в Изначалье.
– Все верно, – согласился Лайет. – Сюда не пробиваются порталы. Проводникам это место незнакомо. Но есть старая традиция. Собеседование с куратором.
– Ты о чем? – не понял Азарод.
– Куратор вводит всех новичков в транс, – пояснил основатель. – Внедряет в ваш мозг полезную информацию. Вы все знаете, как добраться в штаб-квартиру. Просто это знание выбирается из глубин в критические моменты.
– Критические моменты? – тупо повторил Рамон.
Лайет ухмыльнулся.
– Например, боссам угрожает опасность. Запускается магический механизм, и вы все вспоминаете.
– Но мы не проводники.
– Конечно. Но порой охотники становятся проводниками. А проводники – кураторами. Тут не угадаешь. Память подскажет направление. Если это потребуется.
– Ты знала? – Рамон посмотрел на Полину.
Девушка покачала головой. На ее лице читалось недоумение.
– Знание спрятано глубоко, - продолжал Лайет. – Но я умею извлекать такие вещи. Это делается в межмирье – там рушатся все блокировки. Разум человека открыт перед Неведомым.
Кадилов поднял ствол дробовика.
– Можно его пристрелить?
Никита протянул руку и направил ствол в землю.
– Не спеши.
– Кроме того, – вендиго демонстративно зевнул, – ты не сможешь.
Взгляд ангела стал печальным.
Бессилие – весьма неприятная вещь. Интересно, что испытывали французские рыцари при Пуатье, когда их громили лучники английского короля? Или японские самураи, увидевшие ружья и пушечные ядра?
– Мы или они, – сказал Лайет. – Кто со мной?
Первым выступил Азарод. Вот уж от кого Никита не ждал такой перемены. Пожав плечами, он шагнул вслед за некромантом. Вместе с Полиной.
Ефимыч остался в меньшинстве.
– Ладно, – после минутного размышления старик махнул рукой. – Уговорили. Какой у нас план?
Лайет расплылся в широкой улыбке.
– Выиграть время. Сейчас Тейн, как я полагаю, вызывает из Метрополии мощного ведуна, способного нас отследить. Есть там один человечек, зовут его Уйгуром. Шаман с севера, или что-то вроде этого. Проблема в том, что память Уйгура об этом срезе заблокирована. Им потребуется время, чтобы понять, что к чему. Получить санкцию куратора на пробуждение Уйгура. И последовать за нами.
– Сколько у нас часов? – поинтересовалась Полина.
– Шесть. Может, и больше.
Рамон взглянул на горизонт. Солнце поднялось уже довольно высоко. Роса начала высыхать.
– Хорошо, - произнес Кадилов. – И вот мы на месте. Под стенами штаб-квартиры. Что дальше? Ты хоть понимаешь, что нас расстреляют еще на подходе? Там наверняка есть чувствователи, они узнают о нашем приближении задолго до того, как… мы увидим ворота.
– Возможно, уже знают, – буркнул Азарод.
– Оставьте ясновидцев мне, – отмахнулся Лайет. – Нам нужно заботиться лишь об одном.
– Турели? – предположил Рамон.
– Нет, – на лице основателя появилась снисходительная усмешка. – Лабиринт реальностей.

Продолжение следует...


Comments 1