Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 56)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1. Предыдущий фрагмент: часть 55

ночь

Город-призрак вырос незаметно. Словно порождение феи Морганы, выкладывающей из рукава заготовленные миражи. В наступивших сумерках контуры зданий представлялись Рамону тенями из загробного мира.
Вездеход въехал на полуразрушенную асфальтовую дорогу. Выбоины, песчаные барханы.
Буря усилилась.
Рамон, поразмыслив над экипировкой, решил, что без прибора ночного видения сегодня никак. Предрассудки нужно отбросить – в руинах Хайлара заблудиться можно в два счета.
«Арктос» углубился в заброшенные кварталы.
– Собирайтесь, – сказал Лайет. – Мы почти на месте.
Рамон отправился будить Полину.
Впрочем, девушка уже встала. И даже успела привести себя в порядок. Увидев Никиту, Кадилов протянул ему бутерброд.
– Держи. Остатки былого величия.
Рамон с благодарностью принял подношение.
Бутерброд был горячим – расплавившийся сыр растекся по колечкам копченой колбасы. Так вот чем ангел занимался на камбузе. Без микроволновки тут не обошлось.
– Нам пора, – сказал Никита, откусив сразу треть бутерброда. – Лайет велел собираться.
Азарод дожевал свой бутер.
– Мы в городе?
– Едем по нему.
Некромант поднялся.
– Что там?
– Буря. Потребуются респираторы. И приборы ночного видения. Лайет сказал, дальше – пешком.
– Лайет сказал, – передразнил Азарод. – С каких пор он здесь главный?
– С тех самых, – отрезала Полина, возникшая в дверном проеме. – У вас есть четкий план бегства? Что скажешь, Азарод?
Некромант замялся.
– Ну… спрячемся где-нибудь.
– У них – нюхач.
Рамон видел, что происходящее не нравилось его другу. Но что поделать. Полина права – только Лайет имеет четкий план по спасению.
– Это старый мертвый город, – задумчиво протянул некромант. – Наверное, тут хватает кладбищ.
– Армия мертвяков! – Ефимыч расхохотался. – Мечта Азарода.
– Зря смеешься, – обиделся Азарод. – Ребята надежные. Хоть и усопшие.
Вездеход замедлил движение.
И остановился.
– Хватит болтать, – отрезал Рамон. – Время не ждет.
Все начали собираться, толкаясь в тесном пространстве камбуза. Ефимыч закинул в мойку тарелку из-под бутербродов.
– Больше патронов, – сказал Никита, проходя мимо Полины. Девушка собирала рюкзак. – Мы сюда уже не вернемся.
Полина кивнула.
Ночью в монгольских пустошах было прохладно. Не куртка полярника, но утепленный комбез. Рамон знал, что такие штуки есть в шкафчиках «Арктоса». Предусмотрительные люди живут в Ётунхейме...
Он ошибся.
Комбинезоны в загашниках вездехода отсутствовали. Что ж, придется натянуть лишний свитер. Тоже вариант.
«Арктос» замер.
Спустя две минуты в жилом отсеке появился Лайет. Никакого оружия, вещей. Только респиратор и перчатки-митинки. Порывшись в одном из шкафчиков, основатель достал тактический рюкзак.
Рамон перевел взгляд на Полину. Девушка тоже не носила оружия. А зачем? Теперь она сама – оружие.
– Послушайте, – сказал Лайет. Охотники подняли головы от своих рюкзаков. – В этом городе живут песчаные коты. И несколько гулей. Они защитят нас, если я попрошу.
Кадилов переглянулся с Азародом.
– Но вы не должны их трогать, - добавил основатель. – И говорить, что вы из профсоюза, не стоит.
– Лучше помалкивать. – Полина закрепила рюкзак на спине. – Переговорами займется Лайет.
– Кто бы сомневался, – буркнул Азарод.
Снаружи все ревело и выло. Песок норовил забиться в нос, попасть за шиворот, просочиться в ботинки. Темень и холод. Тут бы понравилось Лавкрафту и безумному мужику, писавшему «Некрономикон». Мертвый город в пустыне, гули и восстающие трупы. Прелесть, а не сюжет. Так думал Никита, опуская на глаза тепловизор. Спутники предстали в новом свете. Огненные рты и глаза, фиолетовые тела. Окружающие здания словно сошли с картины сюрреалиста. Температурные сигнатуры – веселая штука. Кажется, что ты поел галлюциногенных грибов.
Песчинки барабанили по окулярам.
– Не отставайте, – велел Лайет.
Рамон заметил, что вендиго (как и Полина) ограничился защитными очками. Не темными, обычными. А вы изменились, с горечью подумал Никита. Ничего человеческого.
Охотники вдвинулись во тьму.
Бывшие охотники, поправил себя Никита. Теперь мы – никто. Изгои, застрявшие между слоями.
– Ликвидаторы прибудут через несколько часов, - заметил Лайет. – Думаю, успеем.
– Трещина далеко? – спросил Кадилов.
– Близко, – заверил основатель. – Но сперва надо получить пропуск.

Продолжение следует...


Comments 1