Server sync... Block time in database: 1610684937, server time: 1610879727, offset: 194790

Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 55)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1. Предыдущий фрагмент: часть 54

*

Вездеход продирался сквозь песчаную бурю.
Ржавчина не радовала своих детей хорошей погодой. То молнии, то песок. То еще какая-нибудь дрянь. Человек сам виноват – нужно соблюдать границы дозволенного. Держаться подальше от роковой черты. Иначе венец творения легко превратится в обузу для планеты.
«Арктосом» управлял Лайет.
Охотники уже вторые сутки пытались оторваться от погони. Уходили все дальше на юг. Пересекали высохшие русла рек. Объезжали заболоченные участки, бывшие некогда озерами. Броневик ликвидаторов не отставал. Держался, словно приклеенный. Иначе и быть не может, подумал Рамон, ведь с ними нюхач. Как просто друзья становятся врагами. Оглянуться не успеешь – судьба перетасовала карты.
– Какой у нас план? – Никита сел в кресло рядом с Лайетом. Протянул основателю кружку с крепким кофе. Из второй кружки отхлебнул сам. – Куда держишь путь?
Лайет взял кружку.
– В Хайлар. Там все закончится.
– Неужели?
Рамон сверился с картой, скаченной на планшет из городской навигационной системы. Хайлар некогда был центром одноименного района Внутренней Монголии. Равнинная местность, пересохшя речушка. Около трехсот тысяч населения. Но теперь эти сведения устарели. Лайет на полных парах мчался к городу-призраку. К ветшающим руинам, отголоску цивилизованного мира. Что он там забыл?
– Это руины, – напомнил Рамон. – Там никто не живет.
– Почти никто, – поправил основатель.
– Переверты, – догадался Никита.
– Метаморфы, – снова поправил Лайет. И сделал маленький глоток из кружки. – Это правильное название.
Никита пожал плечами.
Правильное, не правильное. Какая разница? Переверт – он и есть переверт. Зверь, которого нужно убить. Вырвать клык и сдать куратору. Получить деньги в конверте. Так было прежде, во всяком случае.
– Не думаю, что они станут защищать охотников, – выдал свой вердикт Никита.
– С вами я, – возразил Лайет. – Так что станут.
«Арктос» подключился к спутникам Метрополии, поэтому картинка на лобовое стекло выводилась хорошая. Если верить этой картинке, до города-призрака было рукой подать.
Странно, что город назвали в честь района. Возможно, в слое Никиты это место встречалось под другим именем.
– Я хочу попасть туда к ночи, – задумчиво проговорил Лайет. – Если буря не уляжется, будет самое то.
– Нас выследят, – буркнул Рамон. – Куратор наймет еще людей. Перебросят сюда вертушки. Пойми, это не выход.
– Так все думают, – согласился Лайет.
– А ты что думаешь?
Основатель сделал глоток.
– Нам надо покинуть Ржавчину. Поскольку проводника нет, будем пробиваться через мировую трещину.
Рамона передернуло.
– Ты серьезно?
– Вполне.
– Мы сгинем, – убежденно заявил Рамон. – Вы с Полиной прорветесь, а мы – нет.
– Ты ошибаешься.
Видимость ухудшилась настолько, что Лайет перестал доверять своим глазам. Задав конечную цель маршрута, он перевел «Арктос» в режим автопилота.
– Я не могу протащить эту махину через трещину, – сказал Лайет, повернувшись к собеседнику. – Полина тоже не сумеет это сделать. Но вас мы протащим.
– Ты предлагаешь отказаться от вездехода. Но здесь все наши припасы. Вода, патроны.
– Это не предложение, – Лайет мерзко ухмыльнулся. – У вас просто нет выбора.
Обдумав слова вендиго, Рамон кивнул. У них действительно не было выбора.
– Тогда почему не остановиться сейчас?
Основатель вздохнул.
– Трещины отличаются от порталов, Никита. Мой проводник сбежал с Иерихона, почуяв неладное. Так что портал не открыть. А трещины… они под ногами не валяются, знаешь ли. Их отыскать нужно.
– В Хайларе они есть?
– Да.
Теперь план ясен. Бросить вездеход на окраине города и двинуть пешком к трещине. Чтобы не навести ликвидаторов на след. Песчаная буря и ночь – хорошие помощники.
Полина отсыпалась в пассажирском отсеке. Ефимыч что-то готовил на камбузе. Похоже, его не заботили ликвидаторы, севшие на хвост «Арктосу». Как и Азарода, накладывающего на топор дополнительные заклинания.
– И куда мы попадем?
Лайет оторвался от созерцания рыжей мути за стеклом.
– Туда, где ты еще не был.
Рамон нахмурился.
Опять загадки.
– Просветишь?
– Сейчас – нет.
Вспомнив про остывающий кофе, Никита сделал глоток.
– А дальше?
– Заляжем на дно. Я вызову своего помощника, чтобы изменить наши запахи. Потом – вам решать. Можете прятаться по срезам, работать на нелюбимых работах за гроши. Свои сбережения смело можешь пустить по ветру – межсрезовые обменники закрыты для ренегатов. Правда, есть ведуны-барыги, но их попробуй отыскать…
– Есть выбор?
Лайет хлопнул Никиту по плечу.
– Разумеется, есть.
Никита ухмыльнулся:
– Работать на тебя.
Встречная усмешка.
– Громкие слова. Присоединиться к моей фракции – это больше соответствует действительности.
– Фракция, – кивнул Рамон.
– Да. Мы наблюдаем за событиями, изредка вмешиваемся. Ищем путь к спасению людей.
– Звучит слишком благородно.
– Сарказм?
– Еще какой.
Лайет не ответил. Казалось, он надолго задумался о чем-то своем, непостижимом для простых смертных. Каково это – быть основателем? Или вендиго? Где грань, за которой твоя мотивация отличается от человеческой? Вот почему охотник не верил своему нежданному спасителю. События последних лет научили его лишь одному – нет людей, которым можно доверять. Многослойность – это масштабное игровое поле, по которому движутся фишки вроде Рамона и Полины. А над ними склонились головы сумасшедших игроков, утративших представление о морали.
Нет, они не сумасшедшие, поправил себя Рамон. Просто каждый имеет свои интересы. И ты не понимаешь интересов тех, кто дергает за ниточки.
– Подумай, – Лайет отвернулся.
Они надолго замолчали.
– Лайет.
Основатель продолжал смотреть вперед.
– Чего тебе?
Рамон немного помедлил с вопросом. Не был уверен, что колдун ответит? Возможно.
– Ты многому обучил Полину? Что она умеет?
Лайет отставил пустую кружку.
– Хочешь знать, остается ли она человеком? Смогут ли продолжаться ваши отношения?
Рамон кивнул.
– Не знаю, – Лайет пожал плечами. В его голосе слышалось замешательство. – Понимаешь, я быстро провел ее всеми тропами, на которые сам затратил десятилетия. Весь путь от новичка до…
– Вендиго?
Пауза.
– Да. Ты верно подметил. Но она смогла вернуться. Как и я. Не застыть в этих призрачных вселенных, не отдаться во власть аморфности. Если ты понимаешь, о чем я.
– Нет. Не понимаю.
– Это не важно, – отмахнулся Лайет. – Ее что-то держало здесь, на физическом плане Многослойности. Думаю, это ты ее не пустил дальше. Не перебивай. Так вот, если ты знаешь большее проявление любви, чем отказ от всемогущества, расскажи. Потому что я не знаю.
Точки в нижнем углу лобового экрана стремительно сближались. Причем, все три. Транспотер ликвидаторов бодро маневрировал в клубах пыли и неуклонно сокращал дистанцию.
– Вот почему она им понадобилась, – тихо произнес Рамон. – Переговорщик. Человек из профсоюза, умеющий путешествовать в недоступной ведунам реальности. Знающий тех, с кем наши боссы хотят поговорить.
– Верно.
– Тогда они ее не убьют.
– Это вряд ли.
– И меня.
– В точку. Иначе ее нельзя будет контролировать. Профсоюз давно это просчитал.
Молчание.
– Думаешь, не кинуть ли нас, - сухо сказал основатель. – Меня и тех двух живодеров. Разделиться в городе и уйти через трещину. Своим путем.
Рамон ответил не сразу. Эта мысль действительно у него мелькнула. Решение казалось идеальным. Для всех. Ликвидаторы бросятся в погоню за Полиной и оставят в покое Ефимыча с Азародом. Вдвоем проще оторваться. А если их даже поймают, то не убьют. Все испортил внутренний голос.
Убьют.
После того, как используют.
– Нет, – Рамон вздохнул. – Я не собираюсь уходить без вас. Не могу отвечать за Полину, но я останусь.
В этот момент из клубящейся мути что-то проступило.

Продолжение следует...


Comments 1