Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 47)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1. Предыдущий фрагмент: часть 46

*

Ночью Иерихон остановился.
Жители были предупреждены о наступлении грозового фронта. На просторах Ржавчины электрические бури сделались привычным явлением. Молнии обрушивались на путников, кочующих от поселения к поселению, испепеляли их пескоходы, выжигали приборы станций наблюдения. Поэтому все бродячие города были оснащены молниезащитой.
Тихая остановка.
Никаких рывков, бьющейся посуды, падающих предметов. Отсутствие паники. Вечером на коммуникаторы горожан поступило сообщение от климатических операторов. Текст содержал точное время остановки Иерихона, примерные сроки прохождения фронта и призыв следовать инструкции безопасности. Иными словами – не высовываться наружу.
Рамон прослушал сообщение на эспере. Дважды. После чего уселся в кресло, стоявшее напротив панорамного окна. Скоро он сможет наблюдать шоу, достойное кисти Айвазовского.
Коммуникатор представлял собой браслет, подключенный к локальной компьютерной сети Иерихона. Текстовым и голосовым общением создатели гаджета не ограничились. Браслет выводил на ровные поверхности голографический экран и виртуальную клавиатуру. Также это устройство служило аналогом лингвочипа, устраняя языковой барьер между охотниками и обитателями бродячего города.
– Начинается, – вздохнул Кадилов. Повоевать на Ржачине успел только он с Никитой. Валик и Азарод слышали об электрических бурях краем уха, а нюхач вообще не представлял, что сейчас прилетит из обложенных тучами небес. – Это на несколько часов.
– Десять, – уточнил Рамон. – Плюс-минус два.
– Подумаешь, – Валик отхлебнул чай из кружки. – Нам спешить некуда.
И тут не поспоришь.
Странное стечение обстоятельств привело к тому, что круг замкнулся. Полина зависла на Иерихоне. С проводником и парочкой перевертов-бойцов. Так сказал нюхач. Значит, в ближайшие десять часов от охотников никто не сбежит. Разве что – через портал. Но, судя по всему, Ржавчина для Лайета – последний пункт программы.
Конечно, если вдуматься, совпадение не случайно. Валик пробивался не только к городу, он хотел выйти из межмирья поближе к бегущей ученице диаблеро. Пустыня простиралась на тысячи километров во все стороны, так что Иерихон оказался единственным пристанищем.
Вдалеке мелькнул первый разряд.
Без звука.
– Тащи попкорн, Ефимыч, – сказал Валик. – Господь явил чудо.
Азарод издал короткий смешок.
– Дай пять, – похвалил Рамон.
Валик лениво отмахнулся. Все устали от затяжной погони. Ни тебе конвертов, ни радостей жизни. Бесконечный квест. Туманное будущее. Напоминает театр абсурда, подумал Рамон. Когда все ждут мужика по имени Годо, а он так и не появляется.
Иерихон погрузил в землю штыри заземлителей. Проводящие элементы выдвинулись из опор и врубились в рыжую почву. Бродячий город уподобился микрочипу, прилепившемуся к процессорной плате. Заземлители соединялись токоотводами с молниеприемной сетью. Их основной задачей был вывод избытков электричества из накопительной системы. Именно так – накопительной. Город использовал стихийное бедствие для пополнения энергетических запасов. Тесла-накопители жадно поглощали атмосферные разряды, консервируя электричество на месяцы вперед.
– Не нравятся мне эти молнии, – хмуро проговорил Азарод. Световой зигзаг разделил небо надвое. – Какая от них защита?
– Молниеприемная сетка, – пояснил Ефимыч. – Каждое здание опутано сетью толстых проводов, связанных с токоотводниками. Сеть примет на себя любой удар.
– А шаровые молнии? – спросил Валик.
– Магнитные ловушки Игнатова, – пожал плечами Кадилов. – Говорят, эти штуки расставлены по периметру всех современных городов.
– По городу их тоже разбросали, – добавил Рамон.
Валик приблизился к окну.
– Помогает?
Ему ответили не сразу.
– Десять лет назад не помогало, – вздохнул Ефимыч. – Потом ловушки усовершенствовались. Так что не переживай. Завари еще чаю и не мельтеши перед экраном.
Валик фыркнул и поплелся на кухню.
Охотников выпустили из карантинного блока сразу после подтверждения их личности на уровне регионального куратора. Выяснилось, что в Иерихоне имеется несколько служебных квартир, арендуемых профсоюзом для своих наемников. Куратор лично явился в Иерихон, чтобы выслушать доклад Рамона. Рапорт занял около часа. Куратор слушал, не перебивая. В конце рассказа задал несколько вопросов. И удалился, оставив ключи и адрес на листке, выдранном из блокнота.
В миграционном офисе охотники получили коммуникаторы. Электронные тридцатидневные визы установлены, сообщила светловолосая девушка. И очаровательно улыбнулась Рамону.
– Ты ей понравился, – шепнул Валик.
Рамон не ответил.
Он думал только о Полине. Преследование почти завершено. Вся эта сумасшедшая история обретет финал здесь, на Иерихоне. Конечно, избавившись от Лайета, Рамон породит новые проблемы. Придется искать нового учителя, заинтересованного в сотрудничестве. Но это не так важно. Они с Полиной будут вместе – вот что имеет значение.
Иерихон – город прочных и легких каркасных высоток. Здания проектировались с учетом множества факторов. Инженеры учли нагрузку на опоры, платформы и перекрытия, устойчивость к ветрам, сейсмическим колебаниям, грозам и ливням. Маневренность бродячего города могла сыграть злую шутку с домами при поворотах, резких остановках и ускорениях. Так что разработчики взяли за основу японские дома, обладающие многослойными прорезиненными опорами. Основа таких домов гасит любые колебания. Минус кроется в том, что жители Иерихона иногда ощущают легкую качку. Словно плывешь на исполинском сухопутном лайнере, подумал Никита. Двигаешься сквозь бескрайнюю ржавую пустыню и чувствуешь себя моряком дальнего плавания. Со временем, наверное, привыкаешь.
Небо прорезал очередной зигзаг.
Рамон встал с кресла и направился к журнальному столику. На прозрачной столешнице красовался внушительный арсенал. Помпа и «аграм» Никиты, обрез и стилет Кадилова, архаичный «кольт» Валика, топор Азарода. Здесь же – коробки с патронами.
Вот уж не думал Никита, что Валик прикупит «Кольт Анаконду». Шестизарядный зверь под патроны «магнум» 44-го калибра. Двойное действие ударно-спускового механизма. В некоторых слоях такие револьверы покупали охотники и спортсмены, в некоторых – полицейские. Это не дичь от Клинта Иствуда. «Анаконду» можно оснастить лазерным прицелом – отличное решение для новичков. И надежное.
– Смотрю, ты вооружился, – заметил Рамон, впервые увидев пушку Валика пару недель назад.
Проводник тогда смущенно улыбнулся.
– Мы же на охоте. Всякое случается.
Рамон откинул револьверный барабан и обнаружил вмонтированный неведомыми мастерами экстрактор. Как у «смит-энд-вессона». Этакая звезда на стержне, позволяющая одним нажатием выбрасывать стреляные гильзы. Все шесть камор были заполнены патронами. Рядом с «Анакондой» лежал спид-лоудер. Что ж, сложно отказать ведуну в предусмотрительности. Не всякий «студент» думает о быстрой перезарядке, отправляясь в дальнее странствие.
Вернув барабан «кольта» на место, Рамон отложил револьвер. Поднес к глазам спид-лоудер. Все пули в связке были серебряными.
– Нравится? – спросил Валик.
Рамон уважительно кивнул.
– Продолжай в том же духе. Шансы встретить старость вырастут.
Очередная вспышка озарила комнату. Прогремел гром. Буря вплотную приблизилась к укоренившемуся в земле Иерихону.
Погас свет.
– Штатное отключение, – буркнул Ефимыч.
На несколько минут комната погрузилась во тьму. Когда вспышки подсвечивали квадрат панорамного окна, Рамон видел силуэт Валика, угол кресла и бескрайнюю пустошь под клубящимся фиолетовым небом. Белые росчерки прорезали реальность Ржавчины, наполняли воздух озоном, заставляли волосы шевелиться на затылке.
Разветвленный зигзаг ударил в заводскую трубу на противоположном конце города. Краткая вспышка – и электричество разбежалось по дорожкам молниеприемника, впиталось фибрами тесла-аккумуляторов.
Включились светодиодные панели на плоских батарейках. Эти приборы монтировались в стены и потолки городских квартир. Активация происходила автоматически, подчиняясь приказу браслетов-коммуникаторов.
Очертились контуры предметов.
Час ночи.
Служебная квартира, в которой поселились охотники, располагалась на десятом этаже жилого комплекса «Чайка». Странное название для города, бороздящего глубины континента. Если когда-нибудь Иерихон и выбирался к побережью, то это знаковое событие происходило раз в десятилетие. У моря опасно. Ржавчина обрушивает на портовые города всю свою ярость. В виде штормов, цунами и тварей, выбирающихся из океана.
Квартира была достаточно просторной. Общая гостиная, в которой сейчас все собрались. Две спальни. Кухня, ванная и туалет. Лоджия, совмещенная с кухней. Никакой арендной платы – вкусная плюшка от профсоюза.
– Собираться надо, – сказал Азарод.
Рамон начал неспешно заряжать помпу. Щелчки патронов сливались с громовыми раскатами за окном.
Хороший мужик, этот некромант. Рамон вспомнил ту ночь, когда впервые встретил Азарода в Родевиниуме. Кажется, целая жизнь прошла. Мумик, Даздра и Хрон – все они мертвы. Никого не осталось. А некромант жив. И рвется в бой. Но главное – ему можно доверять.
Вложив «Тренч» в чехол за спиной, Рамон взял в руки пистолет-пулемет. Вогнал обойму и убрал в подмышечную кобуру. Запасная обойма отправилась в подсумок. Бандольер, набитый патронами двенадцатого калибра – через плечо.
– Надо, – заявил Рамон, – значит, надо.
Снаружи творилось нечто невообразимое. Разряды хлестали Иерихон, порождая светящйся хаос. Темно-фиолетовые небеса, безжизненная пустошь, змеящееся по сетям электричество. Оставалось лишь надеяться, что стены домов изолированы, а проводка соответствует всем стандартам Ржавчины.
Кадилов приблизился к журнальному столику.
– Штык не забудь.
Рамон указал большим пальцем себе за спину. Штык-нож для «Тренча» был приторочен к чехлу кожаными ремешками.
– Молодец, – похвалил Ефимыч.
Конечно, подумал Рамон. А пуля – дура.
На рукояти топора сомкнулись пальцы в кольчужной перчатке. Азарод, хищно улыбась, взял руническую секиру. Перебросил в правую руку. Кадилов вложил стилет в ножны на поясе. Проверил подсумок. И, поместив дробовик на сгиб локтя, отошел в сторону.
В комнату вошел Валик.
– Мужики, чайник закипел.
– Позже, – отмахнулся Рамон.
Валик окинул взглядом товарищей.
– Сейчас выдвигаемся?
Никита кивнул.
– Ладно, – ведун шагнул к журнальному столику и потянулся за револьвером. – Как скажешь.
Рамон положил ладонь на плечо друга.
– Нет.
– Что – нет?
Их глаза встретились.
– Ты остаешься, - пояснил Рамон. – вместе с нюхачом.
– С чего бы? У меня есть ствол.
– Он тебе пригодится, – заверил Азарод.
Валик посмотрел сначала на некроманта, потом на ангела. Опять перевел взгляд на Никиту.
– Думаете – справитесь?
– Справимся, – заверил Ефимыч. – Ты должен охранять нюхача. Он не умеет сражаться.
– Мы знаем, где они засели, - добавил Никита. – И сможем разобраться без вас. Если же это очередная ловушка… Что ж, пусть хоть кто-то выживет. И расскажет профсоюзным боссам, откуда начинать поиски.
Валик вложил «кольт» в кобуру на бедре.
– Мы должны держаться вместе.
– Никто не спорит, – согласился Ефимыч. – Но и действовать надо с умом. Нюхач – легкая мишень. Если его убьют, мы не сможем продолжать охоту.
За окном бесновался электрический кошмар.
– Они правы, – вступил в разговор Друмкх. – Только я могу выследить Полину.
Валик сдался.
– Хорошо. Только… осторожнее там.

Продолжение следует...


Comments 1