Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 42)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1. Предыдущий фрагмент: часть 41

день

Поезд мчался к Токийскому заливу.
Тейн объяснил напарнику, что пробить портал в квартире он не смог из-за «колпака». Диаблеро накрыл дом магическим пологом, препятствующим любым переходам. Полог не пропускал фамильяров, мешал писать сообщения. Поэтому Рамон не смог собраться быстрее.
Они на хвосте.
Звучит, как в дешевом шпионском боевике. Но Тейн нервничал. Он не был уверен, что история завершится хэппи-эндом. Основатель располагал значительным влиянием в срезе.
Там целая группировка.
Мегаполис разворачивал свои фрактальные построения, перебирал светящиеся призмы домов. Зажигал рекламные полотнища, разматывал кабели улиц. Под крышей вагона гнездились дурные предчувствия.
Тейн хотел добраться до острова Одайба. Этот район контролировался куратором и несколькими мощными ведунами, так что оборотни не рискнут переступить запретную черту.
– Поэтому, – добавил охотник, – им выгодно напасть раньше.
Никита пожалел, что в рюкзаке нет «аграма». Да, огнестрел в Токио под запретом, но мертвецов законы не волнуют. Ствол в кобуре придал бы охотнику немного уверенности.
– Диаблеро тяжело убить, – задумчиво проговорил Тейн. – Знаешь, чем они отличаются от перевертов?
Рамон покачал головой.
– Оборотень переделывает свою плоть. Меняет форму. А диаблеро создает иллюзию отсутствия. Понимаешь, все думают, что колдун окопался в далеком срезе. Он как бы вселяется в тело оборотня и манипулирует им в своих интересах.
– Это не так?
– Отчасти так, – Тейн задумался на пару секунд. – Но чаще всего диаблеро находится рядом с тобой. Его тело невидимо. Крутые диаблеро, так называемые основатели, отправляют на поле боя своего астрального двойника. Этот двойник держится рядом с оборотнем, контролирует его. Смерть оборотня ничего не значит – двойник просто возвращается к своему хозяину.
Поезд огибал высокую башню с мигающим на крыше маячком. По клетчатому туловищу башни ползли иероглифы.
– Чтобы победить основателя, нужно атаковать его тень, – закончил убийца. – Ударишь по тени палкой – колдуну станет плохо. Ударишь ножом – он не поднимется. Умрет далеко за гранью реальности. Ведь астральный двойник – это его дух.
Вагон въехал в тоннель.
Тьма накрыла сидящих внутри. Прошло несколько секунд до автоматического включения потолочных панелей. За эти краткие мгновения что-то произошло.
Вспышка.
Пассажиры экспресса перестали быть людьми. Рамон увидел оскаленные пасти волколаков, ухмыляющегося пардуса и пеструю компанию раткинов. С последними Рамон еще не встречался. Раткины (или крысолюди) имели рост среднего человека, передвигались преимущественно на задних лапах и умели пользоваться холодным оружием. Собственно, клинками владели все продвинутые переверты. Со временем они вырабатывали в себе навыки частичного перекидывания. Например, могли оставить себе пальцы на передних лапах, чтобы удерживать меч. Но к подобным приемам супостаты прибегали редко, предпочитая орудовать когтями и клыками. Правильное решение – против дробовика меч не поможет. А в замкнутых пространствах когти более эффективны. Да и бегать по стенам, используя человеческие кисти, нереально.
Но вот они, раткины.
С мечами, топорами и кастетами. Впалые грудные клетки крысолюдей были защищены стальными пластинами. Одна тварь нацепила на предплечье манику, что сделало ее похожей на римского гладиатора. Длинные хвосты извивались в предвкушении боя. На кончиках этих отвратительных отростков Никита заметил дробящие насадки. Шарики с острыми шипами.
– Спина к спине, - приказал Тейн. – Держим проход. Быстро.
Рамон достал нож.
Тейн ничего не стал доставать. Просто выпрямился и шагнул в узкий коридор, разделяющий сиденья.
Рамон оценил фронт работы. Ему достался меньший участок вагона. Парочка волколаков и поджарый нувиш с кастетом на правом кулаке. Вот же, мать твою, подумал Никита. Придется вспоминать приемы ножевого боя.
Когтисто-клыкастое воинство пришло в движение. Рамон отключился от звуков, доносившихся из другого конца вагона. Сконцентрировался на оппонентах. Один волколак подпрыгнул, нереально выгнулся в воздухе и вцепился когтями в потолок. Второй оборотень метнулся к Рамону по проходу. Нувиш неспешно двинулся следом.
Самое глупое в такой ситуации – ждать развязки.
В тренировочных лагерях охотников учили выживанию в рукопашной с перевертами. А еще учили тактике сражения в тоннелях и коридорах. Из этих уроков Никита вынес простую истину: атаковать одновременно оборотни не могут. Поэтому нужно расправляться с ними по очереди. И делать это быстро. Вот только потолок позволяет сволочам нападать в двух плоскостях.
Волколак, бежавший по проходу, опережал своего напарника на две головы. Он прыгнет раньше, понял Рамон. Сделав три быстрых шага, охотник сместился влево. Потолочный оборотень успел среагировать, а его напарник промчался мимо. Никита, не глядя, ткнул ножом вверх. И попал. Волколак, закладывая вираж, открыл шею. Кровь хлынула из сонной артерии, заливая пол, сиденья и одежду Рамона. Выдернув клинок, Никита пригнулся. Поток воздуха сообщил ему, что человек-койот пролетел мимо.
Волчье тело отвалилось от потолка и рухнуло к ногам Рамона. Лапы ковульсивно скребли по металлическому покрытию.
Рамон выпрямился.
И увидел картину жуткой бойни. По вагону были разбросаны ошметки звериных и человеческих тел. Проскочивший вперед волколак лежал в проходе, неестественно прогнувшись. Сломан позвоночник, догадался Рамон.
Тейн бежал по стене.
Словно и не было никакой гравитации. Словно охотник-ведун принадлежал к числу тех, с кем сражался всю жизнь.
Рамон завороженно наблюдал за действиями напарника. Тейн в несколько прыжков покрыл дистанцию, разделявшую его и пардуса. Зверь взмахнул когтистой лапой, но промахнулся. Тейн сделал сальто, приземлился рядом с тварью и нанес удар. Вот только ударил он не ножом или кастетом. И не в тело своего врага. Тейн всадил руку по самый локоть в пол вагона. Раздался страшный скрежет. Рука, подобно остро отточенному клинку, прошила металлическую пластину.
Охотник ударил в тень пардуса.
Зверь схлопнулся. За доли секунды двухметровая тварь сжалась в точку и перестала существовать. Зато рядом воздух сгустился, выталкивая в реальность бледного типа. Голого, с дряблыми мышцами и обвисшим животом. Седые космы диаблеро были перехвачены кожаным ремешком, украшенным непонятными висюльками. Колдун жадно хватал ртом воздух.
Тейн выдернул руку из пола и рубанул ладонью наотмашь. Голова старика упала на пассажирское сиденье.
Господи, подумал Рамон, да этот тип голыми руками способен целый зверинец перебить!
В следующую секунду Никита понял, что наблюдает за шоу в компании койота. Тварь медленно обернулась, все еще сжимая в лапе кастет, посмотрела в глаза охотнику. А потом бросилась бежать. Нувиш прыгнул через два пассажрских кресла, оттолкнулся от спинки, царапая экокожу, и вильнул в проход. Там его и настиг нож, брошенный Рамоном. Лезвие врубилось под лопатку оборотня, вынудило его споткнуться. Сделав еще два шага, койот упал.
– Хороший бросок, – похвалил Тейн, приблизившись к напарнику. – Думал, упустишь его.
Рамон промолчал.
Слишком часто на его пути встречались люди, подобные Тейну. Самоуверенные и доверяющие только себе.
– Ладно, – Тейн хлопнул Никиту по плечу. Чистой рукой. – Мы почти приехали. Куда тебя выводить?
– Домой. Куда же еще.

Продолжение следует...


Comments 1