Роман Яна Бадевского «Темное время суток» (часть 33)


Продолжение. Начало читайте здесь: часть 1. Предыдущий фрагмент: часть 32

день

Дверь ангара с тяжелым гулом отъехала в сторону. Включились световые панели, протянувшиеся вдоль стен и под потолком. Перед охотниками распахнулось обширное пространство, заполненное тишиной и спящими механизмами.
– Они далеко? – спросил Валик.
Нюхач втянул ноздрями воздух.
– Километров тридцать. Но…
Друмкх замялся.
– Что – но? – поторопил Рамон.
– Запах изменился.
– Как?
– Незначительно. Это по-прежнему они. Запах почти тот же. Не могу объяснить.
– Нет времени, – перебил Кадилов. – Других оборотней в Аркаиме быть не может.
Никита замер у оранжевой черты с отметкой «14». Задрал голову вверх. Махина «Арктоса», нависшая над группой охотников, отнимала дар речи.
Кое-что об арктических вездеходах Рамон слышал. В его мире строились гусеничные внедорожники «ARCTOS», но эти модели нельзя и близко сравнивать с тем, что стояло в аркаимском ангаре. Трехметровые колеса давили на психику своей мощью. До этого момента Рамон не представлял себе колесную базу размером с одноэтажный дом. Сам вездеход имел в ширину около шести метров, а в длину – не меньше пятнадцати. Корпус механического монстра вздымался на пятиметровую высоту. В передней части располагалась надстройка кабины. Бронированные стекла, вставленные в металлические выпирающие рамы, укрепленные болтами и заклепками. Приваренная к борту лестница. Инвентарный номер «235-46Н», нанесенный под трафарет оранжевой краской.
А еще Никита увидел пулеметную турель и отросток радара на крыше монстроподобного вездехода.
– Впечатляет, – похвалил Кадилов.
Азарод смотрел на транспортер с суеверным ужасом. Конечно, ему приходилось ездить на джипах и даже танках, но «Арктос» превосходил любые ожидания.
– Хватит пялиться, – сказал Валик. – Поехали.
– Гагарин, – хмыкнул Никита. – Сам будешь управлять кораблем ледяной пустыни?
– Ты будешь, – не растерялся ведун.
Рамон покачал головой.
– Я не умею.
Кадилов поправил рюкзак и молча полез наверх. Бросил через плечо:
– Я умею. Тащите свои задницы к люкам.
Рамон присвистнул.
– Откуда талант, Ефимыч?
Старик, не оборачиваясь, сообщил:
– Служил на Севере. В советское время.
Уточнять детали Рамон не стал. Его и Кадилова «советские времена» имели массу различий. В параллельных срезах СССР даже разваливается неравномерно. Где-то система обрушилась в 80-х, где-то – в 2000-х. Были слои, в которых все закончилось после смерти Сталина. А есть «красные реальности» - там и поныне руководят партийные деятели, строящие коммунизм.
Ботинки охотников загрохотали по металлическим перекладинам бортовой лестницы. Еще не успевшим обледенеть перекладинам.
– А что там с провизией? – поинтересовался Азарод. – И с теплой одеждой?
– Внутри, – ответил Рамон, забираясь на броню. Люк уже был разблокирован и откинут. Голова Ефимыча исчезла в проеме. – Муниципалитет подсуетился с бесплатной доставкой.
Объем провизии – второй вопрос. Никита полагал, что погоня отнимет максимум двое суток. Плюс обратная дорога. Но с Межниковым повел разговор о двухнедельном запасе съестного – мало ли что. А вот бутилированную воду чиновник не дал. Оказалось, все вездеходы Аркаима оборудованы атмосферными гидрогенераторами.
Чрево мастодонта осветилось электричеством.
– Залезайте, – раздался голос Кадилова.
Рамон сел на край широкого люка, перебросил обе ноги через кольцо и нащупал пятками рифленую скобу. Перед глазами выросли сапоги некроманта. А затем все исчезло – Никита полез в утробу «Арктоса».
Вездеход начал мерно вибрировать.
Ноги Никиты коснулись металлического пола. Так, теперь беглый осмотр. Царство брутальной функциональности. Встроенные шкафы, сенсорные световые панели, крепления для оружия и инструментов. Толстые переборки. Раздвижные люки, ведущие в багажное отделение. Секция, подозрительно напоминающая холодильник.
Рамон посторонился, пропуская Друмкха и Азарода. Последним спускался Валик.
– Закрой люк, – приказал Рамон.
– Добро.
Рамон двинулся к передним отсекам. По дороге он миновал спальное отделение с четырьмя койками, привинченными к стенам, надстройку пулеметной турели, совмещенную с радиорубкой, и машинную секцию, оккупированную спаренными дизель-генераторами. Проходя через спальный отсек, Никита забросил свои вещи на верхнюю койку. Была у него маленькая слабость – спать под потолком. Вряд ли ребята обидятся.
Гул генераторов постепенно утих.
– Пристегните ремни! – заорал Кадилов.
Рамон поднялся в кабину по небольшому трапу и уселся рядом с Ефимычем.
«Арктос» медленно выкатился в центр ангара.
Кадилов щелкнул тумблером связи:
– Диспетчерская, борт 235-46Н покидает купол. Прошу открыть ангар. Как слышите меня?
– Хорошо слышим, – произнес усталый голос мужика лет пятидесяти. – Выезжайте.
Кадилов начал жать на педали и орудовать рычагами. Вездеход тронулся с места и плавно покатил в направлении расширяющегося черного прямоугольника.
Врата Аркаима распахнулись в ледяную ночь.
Рамон ощущал ногами тепловые волны, поднимающиеся от печки. Смотрел на жилистые руки ангела, ворочающего массивную баранку двухэтажной технологичной махины. И почему-то вспоминал годы, проведенные в казахской степи. Как и сейчас, он занимал кресло второго пилота, прислонив к ноге дробовик. Как и сейчас, всматривался во враждебную ночь. Как и сейчас, не ждал ничего хорошего от грядущих дней. Что же изменилось? Аптека, улица, фонарь.
«Арктос» въехал на наклонный пандус, занесенный снегом и обледеневший по краям. Несколько минут колесный монстр карабкался к звездам под углом в тридцать градусов.
Сквозь толщу купола, укрывающего людей от мрака и безысходности.
Прочь из мира тепла.

Продолжение следует...


Comments 1