[Проза] Юмореска. Канализационный люк.


В повести «По морю моей памяти» я уже писал про то, как в детстве жил в четырехэтажной вавилонской коммуналке - бывшей летной школе о её жильцах, колорите и особенностях жизни в коммунальном коридоре.
Помимо всех ранее описанных мной прелестей, коммуналка имела еще одну – общую канализационную трубу, диаметр которой при строительстве в 1935 году рассчитывался исходя из того, что здание будет школой, а не жилым муравейником из 64 семей. Вследствие чего и засорения этой трубы было обычным, дежурным делом.

На моем, третьем этаже, эта проблема никак не сказывалось и о ней мы узнавали по периодическим диким воплям и проклятиями соседей с первого этажа, живших в дворовой пристройке аккурат рядом с периодически переполнявшимся канализационным колодцем.

Эти соседи, жившие как бы чуть обособленно, в пристройке - единственные, кто имел персональный семейный унитаз и, видимо за барские замашки, Господь их периодически и наказывал. При засорении канализации им в квартиру, через этот не советский атрибут, поступало все добро 64х семей, которые пользовались общественным очком в это время особо интенсивно.

Глава семейства Жора, был плотник- золотые руки, правда, пил как сапожник. Когда же у него начинался продолжительный, как полярная ночь запой, он переставал бриться и переселялся жить на чердак. В редкие дни – выхода из этого состояния, он возвращался в дом, о чем мы узнавали по сбритой бороде и постоянной, будто приклеенной к телу, домашней, в желто коричневую полоску, пижаме.

В один из таких дней он и пробил трубу в канализационном коллекторе на улице, после чего, из квартиры исчез стойкий запах сортира, а засорение стало переполнять – канализационный колодец в 5 метрах от дома.

Так вот, в один прекрасный, а может и не совсем прекрасный день, сквозь щели чугунной крышки колодца потекло. Текло почти неделю, а когда приехала аварийная машина и открыла люк, то отфильтрованное «добро», можно было грести лопатой. Подступиться к трубам было невозможно, и авариная уехала за ассенизаторской машиной, оставив люк открытым, не то, забыв закрыть, не то, просто побрезговав трогать крышку. Одним словом, аварийка уехала, оставив в виде сигнала для машин, перед открытым люком - пару кирпичей.

Одна из сердобольных соседок, чтобы не дай Бог, туда не упал ребенок, накрыла люк картоном и положила по его краям эту самую пару кирпичей, чтобы не унесло, в случае чего ветром.

Вот скажите, почему если на дороге будет лежать коробка из-под обуви с кирпичом внутри, то из 10, прошедших мимо мужиков, 9 окажутся с переломом лодыжки? Так и тут, чтобы провалиться в этот колодец, густое амбре от которого разносилось по округе, нужно было сойти с тротуара, идти по краю проезжей части и обязательно наступить на уже порядком подмокшую картонку, из-под которой, текла вода. Но закон Мэрфи (падающий бутерброд) сработал со всей неотвратимостью.

Так вот, вечерело, проходил мимо нашего дома, немного подвыпивший мужик в дорогом костюме с бабочкой в фетровой шляпе, выпивший столько, чтобы не идти как нормальный человек по тротуару, но еще не столько, чтобы вилять между машин по центру проезжей части. В расположении духа, видимо, был прекрасном, напевал себе негромко какую-то песню, усердно дирижируя, чтобы брать нужную ноту. Ну, шел бы себе по тротуару, так нет, понесло его на обочину.

На его беду никого рядом с колодцем не было, так как без противогаза там сидеть было нельзя, и народ сидел на другой стороне подветренной стороне улицы, но за мужиком уже наблюдали, предчувствуя неладное.

Подошел «Карузо» к картонке, остановился, немного подумал, кто знает, о чем может подумать подвыпивший человек, глядя на картонку, прикрывающую канализационный люк? Видимо о чем-то хорошем, а может даже о детстве, так как мужик, взмахнув рукой, подпрыгнул, как будто решил сыграть в классики и двумя ногами приземлился на подмокший картон.

Под воду или как правильнее сказать под дерьмо он ушел мгновенно почти без брызг, как провинившийся турок, которого возили в бочке с фекалиями, нырявшего в нее, когда сопровождавший церемонию янычар периодически махал ятаганом над краем бочки.

Мгновенно вынырнув и сев на край люка, как на бортик плавательного бассейна, весь в богатом ассортименте всевозможного добра, мужичок соображал, что же произошло. Все, кто лицезрел сие представление – истерически ржали. Мгновенно протрезвев, бедняга оглянулся по сторонам, стер с лица чужое добро и, поняв весь идиотизм своего положения, отчаянно выматерился, потом с минуту сидел неподвижно, думая, что делать? Такому одухотворенному, ему ни в троллейбус, ни в автобус и ни в такси не сесть, идти пешком по уши в дерьме – гордость не позволяла, а мысль, что в такой ситуации его увидит кто-то из знакомых, подсказывала единственный выход – в этом же колодце и утопиться. Говнюк сидя на краю люка…от стыда и безысходности – заплакал.

Первым к нему подошел Жора, почесывая свою черную бороду, предложил ему выпить, плюнуть на все, и поселиться с ним на чердаке:

– Дерьмо высохнет и отвалится, а запах выветрится. Я и не в таких передрягах бывал и ничего, живой.

Успокаивал его Жора.

Но бедняге на чердак к бомжу Жоре не хотелось, поэтому он смотрел на окруживших его людей глазами преданной собаки, может, кто поможет?

Жора, видимо, чувствуя свою вину за пробитую в коллекторе трубу, предложил:

– Ну не хочешь, на чердак, тогда скидывай свои манатки и пойдем во двор, я тебя с крана буду поливать, благо было по-летнему тепло.

Пока Жора поливал Вахтанга, так звали бедолагу, кто-то принес мыло, кто-то старые туфли, кто-то рубашку и даже дезодорант, в общем, через два часа, во дворе с Жорой стоял такой же бомж, только пахнущий фиалкой.

– Люди, спасибо за все, завтра вечером я обязательно приеду.

Свою одежду Вахтанг оставил у крана и Жора потом еще долго щеголял в трофейном кримпленовом костюме.

На следующий день, Вахтанг приехал на машине с сыном. Из машины появился бочонок вина, мангал, тазик с приготовленным мясом для шашлыка. Так как соседские мужчины его уже ждали, то к мясу тут же появилась как на скатерти самобранке - всякие закуски. Пировали до поздней ночи.

Картинка из поиска.

Текст авторский – @yurayakunin

Подписывайтесь, будет много интересных рассказов.


Comments 4


И смех и грех, Юра, но написал здорово! Такие чудные сравнения и метафоры, что просто класс!

11.12.2017 10:37
0

Спасибо. Когда публикую рассказы, мне важно даже не то что я могу заработать, а комментарии читателей, ведь для них пишу, а иной раз бывает до тысячи посещений (и в ЖЖ) и 1-2 комментария. Обидно.

11.12.2017 13:05
0

Интересный рассказ. Несколько опечаток нашла. Было бы неплохо, если бы исправили; ну и пунктуацию заодно. Вахтанг, наверно, грузин?)) А коммуналки - зло.

13.12.2017 15:51
0

Да там русский я один был :)))
Да, орфография это у меня больное. Только что исправить?
Ну а про коммуналку будет в "По волнам моей памяти" вы такое про коммуналку вряд ли где читали. Ну а сейчас я передал в vp-kavkaz Юмореску - "Чего не бывает с перепоя"... Почитайте - не пожалеете.

13.12.2017 16:51
0