[Проза] Душевая.


Из цикла – "Мои женщины".  

 Как-то в лаборатории меняли мебель. Дело было летом и после того как полдня двигали столы и носили кресла, я перепачкался. В монтажной у девчат был душ, и я решил помыться. Получив разрешение у завлаба, я под острые шутки, десятка монтажниц, зашел в душевую, которая была сооружена прямо в лаборатории из стеклоблоков. Конкретно меня видно не было, но что-то шевелящееся под шум воды виднелось. Девицы, потихоньку вошли в раж и с невинных шуточек, типа «не утони» или «халат не нужен», перешли на более предметные предложения, типа «мыло не подать» или «белье не принести» … И вдруг Белла - евреечка, чем-то напоминавшая актрису Фатееву, будоражившая мужское воображение любого бросившего на неё, даже случайный взгляд произнесла:
– А может мне тебе спинку потереть?  В монтажной воцарилась тишина. Девчата понимали, что это шутка и что Белла тереть мне спину не собирается, просто хочет меня заставить отступить, типа фразой, мол в следующий раз … , однако из душа послышалось:
– С удовольствием!
– Ну, так я халат снимаю и иду?
– Ты бы и все остальное сняла, намочишь.
– А ты не испугаешься?
– Твоей красоты?
– Нет, моей наготы!
– А ты сама моей наготы не испугаешься? Все понимали, что кто-то должен, как при таране в последний момент отвернуть, но кто не выдержит? Девчата подтрунивали Беллу, давай мол, заставь его стушеваться, нашелся тут Жан Маре.
Я был уверен, что Бела не войдет в душевую, где моюсь голым, поэтому мог спокойно разглагольствовать на любую тему, хотя воображение уже рисовало, как в душ входит обнаженная Белла и «организм» уже достаточно на это с эрегировал. Каково же было мое удивление, когда дверь дернулась!
– Ну вот, конечно, он испугался! – вдруг услышал я голос Беллы в этот момент, от неожиданности, эрекция зашкалила.  – Хочу войти, а он от страху забаррикадировался.
Девчата стали смеяться. Я на автопилоте открыл дверь. Передо мной стояла Белла в халате монтажницы:
– Ты же хотел, чтобы я потерла тебе спинку?
Я только и смог, что кивнуть. Язык, словно приклеился к небу. По, как бы оценивающему взгляду Беллы, который упирался в мою бунтующую плоть, понял – спину тереть будет.
Дверь захлопнулась. Белла прикрутила душ и стала ладонями гладить мне спину и грудь, опуская одну ладонь все ниже, пока не схватила страсть рукой. Ранее представляя, как в душевую войдет Белла, я даже и подумать не мог, что конкретно через минуту, будет держать её рука. Белла же невинным голоском громко спрашивала:
– Мочалка не жесткая, спине не больно? Но-но не поворачивайся, я только спину тереть обещала, – покрикивала Белла, ритмично насилуя нежной ручкой мое либидо.
Девки снаружи разошлись «ты ему причиндалы не сотри», «смотрите там, осторожней», «линейку не дать?», «а может фотоаппарат?» …
– Ты, после работы, уходить не спеши, я останусь дежурить. «Искупаемся», мой сладенький, – прошептала мне в ухо Белла, сжав напоследок одеревеневшее в её ладони моё мужское достоинство и уже громко – Ну все, спинку потерла, с тебя бонбоньерка.
Белла вышла из душевой под дружный хохот сотрудниц:
– Ну, как там все в порядке?
– А он тебе спинку не тер?
– Надо было воспользоваться моментом!
Белла хитро посмотрела на всех своими зелеными глазками и произнесла игриво:
– Смелее надо быть девочки, приятно, думаю, было обоим! И бонбоньерку, кстати, заработала к чаю.
Из душевой, я выходил, видимо, с таким довольным выражением лица, что кто-то из девиц проехался насчет лимона. Но, что был лимон, по сравнению, с тем, что меня ждало после работы.
Картинка из поиска в сети 

Текст авторский - @yurayakunin


Comments 0