[Политический юмор] Несчастный


 Рассказ написан после событий на Болотной площади, во время судебных процессов над участниками.  


Иосифу Абрамовичу Несчастному в жизни постоянно не везло. Не повезло родиться в России евреем, а в Израиле русским, нет, чтобы наоборот. Не повезло с фамилией, чтобы папе быть Ростроповичем или на худой конец Невинным, так нет, угораздило родиться – Несчастным.

Не повезло ему и со смертью. Умер Иосиф скоропостижно от инфаркта, поэтому не смог предварительно согласовать в органах самоуправления проведение публичного мероприятия, а именно личных похорон, в установленных законом рамках: не ранее 15 и не позднее 10 дней до мероприятия.

Не повезло ему и с местом жительства. Ну, чтобы ему жить где-нибудь в Тамбове, в селе типа Чугуево, или совсем уж на худой конец за кордонном – в Иерусалиме, так нет, ему Москву подавай и не какое-нибудь Митино или Бирюлево, а Манежную улицу.

Не повезло, что день похорон совпал не с 22 июня - днем памяти и скорби, когда похороны выглядели бы как-то уместно и естественно, а к несчастью аккурат пришелся на 12 марта - международный день свободы слова.

На Манежной площади в этот день происходило броуновское движение десятка человек, отмечающих эту международную дату одиночными пикетами с плакатами типа: «Миру мир», «Гагарин мой герой» или совсем уж правдивый плакат – «Москва столица России». И все это действо проходило под неусыпным вниманием сотни журналистов, всевозможных СМИ различных государств и естественно ОМОНа, который, не жалея живота своего, охранял их от всяких неожиданных мирных эксцессов. Понимая, что западные журналисты могут пойти на любые бесчинства и пакости, ОМОН взял на себя обязательства по спасению пикетчиков. Рискуя надорваться полицейские каждого пикетчика на руках заносили в автозаки и вывозили в безопасные участковые обезьянники.

Похоронная процессия, состоявшая из друзей, близких и родственников Иосифа, с вызывающими подозрение пейсами, макушки которых прикрывали небольшие, видимо, специально разработанные именно для таких ситуаций облегченные кевларовые каски, несла гроб. Сразу после гроба отрешенно шел в одиночном пикете, лысый без каски мужик, молчаливо неся плакат с фотографией и надписью: "И.А.Несчастный". Мужчины были с черными повязками на рукавах, видимо, чтобы в толпе сразу можно было определить своих. Процессия медленно двигалась по Манежной улице. 

Несанкционированное шествие бдительный ОМОН увидел и раскусил сразу. Привычно вклинившись боевой свиньей ОМОН вычленил портретоносца.

– Ребята, я не могу с вами, мне на кладбище!

– Обижаешь друг, при необходимости, быстрее нас тебя туда никто не отправит.

И взяв мужчину вместе с портретом-транспарантом под белы рученьки, препроводили в автозак.

Похоронная процессия начала неодобрительно роптать, что развязало полиции руки и они стали утюжить процессию, выстригая целые людские дорожки, как при стрижке головы. Через несколько челночных передвижений на земле остался лежать только гроб с Иосифом. Самостоятельно двигаться в автозак Иосиф, по мнению сотрудников, демонстративно не хотел, ни сам, ни вместе с гробом, поэтому «космонавтам» пришлось применить к строптивому Иосифу грубую силу.

Так как препровождать в автозак покойников в гробах полицейские тренируются редко, то и опустили они гроб одному из собратьев на ногу, чем причинили ему острую физическую и моральную боль, свидетелями которой сами и были.

В связи с тем, что Иосиф вел себя в суде цинично: демонстративно молчал, не изъявил желание иметь адвоката, не признал своей вины и не сказал последнего слова, то и нести Иосифа на кладбище родственникам теперь придется через пять лет, после отбытия подсудимым в гробу соответствующего срока во дворе колонии общего режима.

Картинка из поиска

Текст авторский - @yurayakunin 


Comments 0