Как упоительны в России вечера… особенно для Веры… Короткий рассказ вне конкурса “Short & sweet”


…Вера с помощью прислуги и её самой лучшей подруги по жизни Алёнушки приняла такую долгожданную ванную после долгой дороги и суеты с багажом. Она выпила приготовленный душистый чай и вышла на балкон её большого номера в шикарной петербургской гостинице «Европа», которую ей заказал заботливый отец из Москвы. Из окон этого удобного номера и с балкона виднелась река Нева, по которой сновали торговые суденышки. Она никогда до этого не была в Санкт-Петербурге и надеялась за эти 2 дня до отхода купированного поезда на Москву успеть осмотреть хотя бы центр столицы, тем более, что и гостиница находилась на Дворцовой площади. Её не было в России долгие 6 лет, и Вера почувствовала только сейчас, как же она соскучилась по родной стране, её природе и по упоительным московским вечерам. Всё здесь отличалось от заграницы, которой она насытилась за прожитые там годы. Вера стояла на балконе, вглядывалась в величественный город на Неве перед ней и невольно погрузилась в воспоминания…

25-летняя Вера, единственная дочь высокопоставленного дипломата и дворянина Сергея Шаповалова, была прекрасно образованной и начитанной девушкой, свободно владела тремя языками – французским, английским и немецким, отлично играла на фортепьяно и даже немного пела, обладая приятным голосом. Будучи весьма привлекательной особой выше среднего роста с длинными русыми волосами, большими красивыми серыми глазами и нежной кожей с бело-мраморным отливом, она с её юных лет пользовалась большим успехом у мужского пола на всех московских дворянских собраниях, балах и вечеринках. Но с другой стороны, будучи благопристойно воспитанной дворянкой, она не допускала никаких вольностей по отношению к себе, она была практически неприступна. Хотя, отдельные приятные персонажи заставляли её тайно трепетать внутри себя, но не показывать никому её трепет, эта девушка была очень скрытной…

Несколько раз Вера ещё в юном возрасте выезжала вместе с матерью и отцом по делам дипломатической службы в некоторые европейские страны, они посетили Пруссию, Голландию, Францию, Италию, Испанию, Португалию и, наконец, Англию. В островной Англии им пришлось задержаться почти на месяц, пока проводились переговоры по важным государственным делам. Юная Вера делами отца не интересовалась, они с маменькой за время пребывания посетили все лондонские музеи, неоднократно были в театрах и особенно в опере. Ей очень нравилась бурная лондонская обстановка по сравнению с почти патриархальной Москвой. К тому же через отца и его английских коллег-дипломатов они с маменькой были неоднократно приняты на довольно высоком аристократическом уровне, и Вере это нравилось больше всего.

Многие молодые аристократы тогда с интересом приглядывались к 16 летней девушке Вере с удивительно красивым личиком на фоне не очень красивых англичанок. К тому же она свободно говорила с ними на очень хорошем английском, которому она с детства научилась от гувернера-носителя языка из Бристоля. После их возвращения в Москву примерно через 2 года в Москву и С-Петербург приезжал с аналогичной дипломатической миссией коллега отца из МИДа Англии сэр Стюарт. И он также приезжал вместе с семьей – женой и сыном Ники, Николасом, который был на 5 лет старше Веры. Они уже были знакомы в Лондоне, но сейчас спустя 2 года Вера расцвела, как роза в английском саду. И пока отцы семейств были заняты своими дипломатическими раутами, Вера и маменька сопровождала эту английскую семью в поездках и по театрам Москвы, она с упоением и удовольствием знакомила гостей с родным городом.

Они много общались в те 2 недели и очень подружились с таким приятным, вежливым и образованным Ники, который часто смотрел на 18–летнюю красавицу Веру влюбленными глазами. А Вера очень хорошо это чувствовала, потому что и её уже накрывало чувство влюбленности в Ники. После этого приезды Николаса в Россию стали практически регулярными, он приезжал в Москву по сугубо личным делам и обязательно общался с Верой и её семье. А по мере исполнения Вере 19 лет в Москву приехали оба, отец и сын Стюарты, и сэр Джеймс Стюарт на личной встрече с отцом Веры, Сергеем Шаповаловым, предложил их семьям породниться, так как его сын Ники уже более 2 лет страстно влюблен в Веру.

И тут же родители призвали молодых, Вера и Ники оба были в восторге от этой перспективы, и всё было быстро согласовано. Было решено провести венчание в Москве по мере договоренности с церковью, а свадьба должна была состояться через месяц в фамильном поместье Стюартов в графстве Кент… Вера как ни старалась не могла вспомнить детали обоих мероприятий, так как она пребывала в таком восторженном состоянии. Она была поражена английской реальностью, эти старинные замки, больше похожие на крепости согласно расхожей английской поговорке, ухоженные шикарные сады с розами и особенно газоны очень ей понравились. Но вскоре примерно через год после свадьбы за всей этой внешней красотой и чопорным лоском английского дворянства проявилась довольно негативная действительность в отношении Веры.

После свадьбы, когда многие знакомые и приятели Ники, увидев воочию его русскую жену-красотку, то некоторые из них из чувства зависти и примитивного вожделения начали в открытую подсмеиваться над Ники, что он простофиля и должен подозревать такую красотку в скорой супружеской неверности, они даже спорили и делали ставки на это. Ники был взбешен таким отношением к его жене, но как человек по натуре слабый и поддающийся наговорам, он решил, что Вера лучше проживать с его мамой в замке Стюартов в графстве Кент подальше от всяких соблазнов Лондона. Их грандиозный замок находился в тихой периферии графства. Они оба, сэр Джеймс и Ники, служили в лондонском МИДе и в будние дни проживали постоянно в шикарной квартире в центре Лондона, Кенсингтоне, и появляясь в замке только в уик-энды.

А Вера должна была проживать в замке вместе с довольно скаредной и склочной мамашей, которой Вера, как выбор её сына и мужа, не очень то и нравилась с самого начала. У неё были другие планы на счет единственного сына, но самовлюбленный семейный деспот сэр Джеймс с ней и не вздумал считаться. И в отсутствие Ники, да и в его присутствии, мамаша постепенно начала откровенную травлю молоденькой девушки. А имевший к матери особую привязанность Ники, встал вдруг на её сторону и начал требовать от Веры беспрекословного подчинения мамаше. Между молодыми стали возникать ссоры по малейшему поводу, но Вера старалась себя сдерживать, как ей советовали в письмах родители, которые были уже в курсе её проблем. Но из-за обострившейся в то время обстановки между Россией и Англией, отец не мог приехать и повлиять на ситуацию. Тогда он написал сэру Джеймсу личное письмо, но тот не стал даже вникать в семейные передряги, он, как истый аристократ, был выше этого.

Ситуация для Веры оставалась по-прежнему напряженной, к тому же она ещё более усугубилась тем, что её муж Ники загулял в Лондоне при полном попустительстве отца, стал увлекаться спиртным с приятелями и вообще перестал приезжать в замок к жене. Вера и не догадывалась, что сэр Джеймс и его сын имели в Лондоне постоянных любовниц и часто предавались утехам с ними. Но как то, будучи в состоянии особого раздражения и изрядно выпивши, Ники наорал на Веру, унизив её якобы низкое дворянское происхождение по сравнению с его высокородным английским. Он дал ей открыто понять, что его больше не тянет делить с Верой супружескую постель, пока она не смирится с требования мамаши. И при этом он пригрозил, чтобы она и не помышляла о разводе с ним, ему такой позор не нужен, у него есть все основания и возможности посадить её в тюрьму за ослушание и её мнимые прегрешения.

Вера была в ужасе от услышанного из уст пьяного мужа, но собралась с духом и написала всё родителям, пытаясь найти выход из складывающегося семейного тупика. Пока она ждала какой то реакции и совета родителей, скоропостижно скончался сэр Джеймс, сердце которого не выдержало очередных любовных утех с молоденькими любовницами. После роскошных похорон отца Ники, как его единственный наследник всего движимого и недвижимого, пустился во все тяжкие. Потеряв опору в жизни, этот слабак стал откровенно спиваться, а затем он начал ещё играть и проигрывать. Вера пробовала ему помочь образумиться, будучи добрым и чувственным человеком она приехала к нему в Лондон и наедине с ним без мамаши попыталась его урезонить. И у неё получилось, Ники опомнился и в порыве признательности жене за помощь, он сам решил сделать неприкосновенный банковский резерв на имя Веры, чтобы в пьяном угаре ему не просадить всё наследство отца. Но это его просветление продлилось недолго, очередной загул с приятелями опять его ввел в откровенно свинское состояние.

Вера к этому моменту уже получила письмо поддержки от отца и координаты его хорошего знакомого и коллеги по российскому дипкорпусу, консула России в Лондоне Николая Трофимова, который, оказывается, был уже в курсе её личных проблем. Отец посоветовал собрать её небольшой минимальный багаж и вместе с её прислугой Алёнушкой потихоньку выехать в Лондон и обратиться лично к Николаю, он ей должен помочь. Вера так и поступила, дождавшись очередного пьяного загула мужа и отсутствия в замке его мамаши, они с Алёнушкой на легкой бричке с минимальным багажом уехали в Лондон. Николай Трофимов действительно уже ждал Веру и приготовил для неё съемную квартиру, где она поселилась под вымышленным именем. В его ближайшие планы входило переправить Веру с Алёнушкой в Голландию на пароме под видом его жены.

Его жена Надежда была постарше Веры, но они были реально очень похожи, так что проблем с паспортом у якобы жены русского консула на границе Англии не должно было возникнуть, а у Алёнушки был свой паспорт. И вот Надежда перебралась на несколько дней в съемную квартиру, якобы она уехала вместе с мужем, а Трофимов с 2 дамами выехал в Гастингс, чтобы сесть на паром. Всё произошло, как и было запланировано, без сучка и задоринки. Они прибыли в голландский порт Хук Ван Холланд, куда через 2 дня должен был зайти на дозаправку провиантом и водой российский военный корвет «Салют», следующий в Санкт-Петербург из Италии. Из-за текущей политической обстановки российское военное судно не могло зайти в британский порт, тогда бы проблема посадки Веры с прислугой могла бы решиться проще.

Корвет пришел в голландский порт в назначенный день, капитан корвета Виталий Карпович вместе с дежурным офицером сошел на берег и встретился в порту с российским консулом в Голландии, а также с консулом Трофимовым, у него имелось письмо из МИДа на этот счет. На встрече ему была представлена стройная дама в вуали, которую согласно обращению МИДа подлежало доставить в российскую столицу. Но капитан сомневался, т.к. военным судам категорически запрещено перевозить гражданских пассажиров. И тогда дама сняла шляпку с вуалью и со слезами в её красивых глазах обрисовала её безвыходную ситуацию с английским мужем-пьяницей и гулякой. Она не могла воспользоваться пассажирским пароходом из-за угрозы мужа посадить её в тюрьму по ложному обвинению. Потому она сбежала от мужа без получения документа о разводе, и её могли по его заявлению задержать на границе.

Пока капитан внимательно слушал её рассказ дежурный офицер лейтенант Николай Воробьев изнемогал и сверлил капитана жгучим взглядом, и не выдержав, он выпалил: - Г-н капитан, давайте же возьмем Веру Сергеевну с прислугой, я готов уступить ей мою каюту… Капитан грозно зыркнул на него: - Я сам разберусь без вашего участия, лейтенант, - и повернувшись к даме, он поцеловал ей руку и сказал: - Я согласен доставить вас с прислугой в С-Петербург, мы уходим завтра рано утром, будьте, пожалуйста, готовы. И я вам сам предложу мою каюту для размещения. Вера счастливо кивнула и всё таки заплакала от радости. А стоявший позади капитана дежурный лейтенант Воробьев счастливо улыбался, испепеляя заплаканное красивое лицо Веры, он был впервые в жизни уже по уши влюблен в эту прекрасную женщину…

Корвет вышел в море утром, Вера с Аленушкой разместились в каюте капитана, где имелась даже ванная. Вечером за ужином в просторной кают-компании Вере были представлены все офицеры корвета, кроме вахтенного. Вера ловила ласковые взгляды офицеров, половины которых была влюблена в неё с первого взгляда, понять моряков, находившихся в походе уже неделю, можно было легко. Она рассказала её историю английского заточения, потом один из офицеров сыграл для неё что то веселое от Моцарта на пианино, а Вера подсела к нему на банкетку и подхватила мелодию в 4 руки. Потом она сыграла и спела романс и полностью всех очаровала. Офицеры упросили её играть все 5 вечеров их короткого похода. На утро она позавтракала прямо на корме в компании капитана, а за ними внимательно и ревностно наблюдал с мостика вахтенный лейтенант Воробьев, которому очень хотелось сейчас быть на месте капитана.

После вахты он осмелился, всё таки, подойти к прогуливающейся по палубе Вере и признаться в своей любви, но Вера не приняла всерьез его слова, посмеявшись над реальностью его влюбленности, и посоветовала ему успокоить свои чувства. Поход корвета продолжался и через 2 дня ситуация повторилась, Вера в компании капитана пила кофе с булочками на корме, а ревнивый лейтенант наблюдал за тем, как капитан что то доверительное говорил Вере и целовал обе её руки. Лейтенант нервничал не напрасно, именно в этот момент капитан признался Вере в его любви и предложил ей выйти за него замуж. Вера сначала растерялась от неожиданности и попросила подумать, прежде чем дать ответ. А Николай, как будто почувствовав что то со стороны капитана, распалился не на шутку. В итоге, чуть позднее на отпущенное капитаном уместное замечание по службе в его адрес, Воробьев наорал на капитана и даже грубо оскорбил его, за что был отправлен немедленно под арест в каюту.

Не увидев Воробьева среди офицеров вечером в кают-компании, Вера поинтересовалась у капитана о нем, на что капитан раздраженно ответил, что Воробьев от любви к ней похоже совсем разум потерял и пойдет очевидно под военный трибунал по прибытии в порт назначения. Вера поняла, что парень реально в беде из-за её насмешливой реакции на его признание, и на следующее утро она решила поговорить с капитаном за завтраком сразу обо всем. Она поинтересовалась у него, сколько ему ещё служить на флоте до выхода в отставку. Узнав срок, она откровенно призналась, что не рассчитывала ждать так долго, что её заботливый отец уже подобрал в Москве ей второго мужа-дипломата, что оба её родителя мечтают о внуках, живущими вместе с ними в Москве, а не вдалеке. Тем самым Вера очень вежливо отказывала капитану в ответ на его предложение замужества.

Капитан прекрасно понял её и уже было смирился с отказом, но тут Вера пошла на абордаж капитана. Она призналась, что причиной нервного срыва лейтенанта Воробьева была её неправильная и насмешливая реакция на его искреннее признание, что она его обидела, несуразно намекнув на предложение капитана. Она никак не хотела стать яблоком раздора между офицерами и умоляла его не отдавать Воробьева под трибунал. А если он не простит Воробьева, то она вопреки всему будет готова выйти замуж за капитана при условии помилования влюбленного лейтенанта. Но капитан ей ответил, что он вовсе не жестокий зверь, он хорошо понимает причины срыва лейтенанта, и такую жертву от Веры он не примет, такой поступок против совести и логики он не приемлет. А о решении вопроса с Воробьевым он ещё подумает…

Но Вера не собиралась успокаиваться на этом, для себя она давно поняла в первый же день знакомства с Николаем, что он ей очень нравится с его искренним чувством любви. И она тут же написала письмо Николаю, в котором она просила её извинить за допущенную ею бестактность, что она тоже немного влюблена в него, и просить ради всего святого повиниться перед капитаном, что она со своей стороны ему всё уже пояснила, и замуж за капитана она не собирается. Она слезно попросила его написать письмо капитану срочно, пока он ещё в раздумьях и они не прибыли в С-Петербург. Через вестового это письмо через 5 мин было у Николая в руках. Он всё понял и написал капитану, как предлагала умная женщина Вера. Капитан вызвал его к себе через час, выслушал его признание и извинение, а потом вынес вердикт: отмена увольнительных на берег сроком на месяц, отстоять 5 суток вахтенным со сном 6 час/день и 25 % его месячного денежного довольствия перечислить в счет ремонта корабля. Николай с радостью принял это наказание.

И вот корвет причалил к пирсу столичного порта, матросы помогли Вере и Алёнушке погрузить багаж на одну бричку, а на второй капитан решил сопроводить Веру до гостиницы. Николай стоял на мостике и нежно смотрел вслед удаляющейся Вере, они успели только мило попрощаться, как и со всеми остальными офицерами. Капитан довез Веру до гостиницы, они тепло по-русски попрощались с поцелуями, и он уехал в адмиралтейство с докладом… На этом воспоминания Веры на балконе гостиницы закончились, через 2 дня ей предстоял переезд в родную Москву, а вскоре и встреча с графом и дипломатом Петром Вавиловым, коллегой отца, с кем Вера когда то давно познакомилась на дворянском собрании. Петр недавно овдовел, потеряв жену при родах сына и один воспитывал дочь-подростка. Именно его отец хотел представить Вере как кандидата в её мужья...

И тут в дверь её номера тихо постучали. Вера подошла и открыла дверь, на пороге стоял он… высокий стройный голубоглазый и бесконечно влюбленный морской лейтенант Николай Воробьев с охапкой цветов. Вера от неожиданности вздрогнула: - Как? Это вы, Николай? Что вы делаете здесь? Вам же капитан отменил увольнительные, зачем же вы всё опять портите, Николай? Я же за вас так умоляла капитана, а вы опять… Николай в ответ выдохнул: – Я не мог не увидеть вас, любовь моя, перед долгим расставанием, мне теперь не страшны никакие наказания, я же знаю, чувствую, что и вы меня любите, хотя бы чуточку, а я уже готов бросить службу, лишь бы быть с вами рядом навсегда…

Продолжение следует

Конкурс коротких рассказов «Short and sweet», 1-й тур!

[Проверка уникальности текста на Текст.ру]
( https://text.ru/antiplagiat/5d2cadc3adf62 + https://text.ru/antiplagiat/5d2cae7fc45ce) = 100%


Comments 20


@vik 100%

15.07.2019 17:05
0

С удовольствием прочла, интересный сюжет.

15.07.2019 20:12
1

@galina1 = Спасибо вам, Галочка, что заглянули, скоро будет продолжение:)

15.07.2019 20:14
0

@yurashka1312 - Довольно интересно и увлекательно написал ты, Юра! И время выбрал самое привлекательное для раскрутки сюжета! Тебе только исторические (и любовные при этом) рассказы писать! Здорово, мне очень понравилось! Тем. более, что люблю эту эпоху... Жду с нетерпением продолжения!

16.07.2019 04:21
2

@evgeny-zaikin = И опять единомышление у нас с тобой, друже:). И не говори, Женя, как же я люблю то историческое время, когда российские народ рождал интеллигентов и умниц, благородного сословия и преданных интересам родины. Того самого сословия, которое было подставлено теми туповатыми иностранными монархами и быдловатыми пролетариями под полное уничтожение, если не изгнание. Если бы меня спросили, в какую именно историческую прежнюю эпоху я хотел бы родиться, я бы выбрал середину XIX века. У меня уже был написан полу-роман, полу-новелла, которую я сейчас видоизменяю в форме отдельных рассказов, меняя обстоятельства и имена, кроме главной героини Верочки, этот образ - моя тайная любовь:)))

16.07.2019 16:05
2

@yurashka1312 - Здесь я с тобою полностью солидарен! У меня бабушку звали Вера и она, как раз из того времени (недобитая династия)! А теперь вот внучку, что недавно родилась у дочери назвали так же Верочкой! Супруга сейчас там у них (точнее у вас в Москве)...

16.07.2019 16:58
2

@evgeny-zaikin = И это прекрасная преемственность, у нас сына назвали Олегом тоже не случайно, у отца был младший брат Олег, умерший в раннем возрасте от пневмонии. А вот с Верой у меня по жизни не было встреч, если только та целинная хохотушка, но у нас не было соприкосновения

16.07.2019 17:41
1

@yurashka1312 - Понятно!

17.07.2019 02:19
0

@yurashka1312 хорошо написано)

"У меня уже был написан полу-роман, полу-новелла, которую я сейчас видоизменяю в форме отдельных рассказов"
О! Ну, это здорово!)

Оценить по достоинству ваш труд, увы, не могу... меня как раз почему-то всегда отталкивала эта дворянская эпоха и стиль.
Воспринимаю это разве что в формате рассказов про Дживса и Вустера, для меня дворянское сословие - это вот такие инфантильные молодые люди, проматывающие свои состояния, во всём зависящие от своих слуг...

16.07.2019 20:11
1

@eldar-adov = Да, Эльдар, дворянская эпоха весьма неоднозначна, как и монархи, я бы никогда не стал изображать в качестве главных персонажей английских монархов и прочую гнилую и алчную аристократию, к счастью, я лично знаком с их нравами и привычками. У меня даже в литературных фантазиях четкий ориентир на такие благородные личности, как декабристы, как князь и княгиня Трубецкие. Мы с женой побывали и прожили в тех местах 2 года, где содержались декабристы... И вообще благородство - это довольно редкое качество, которое не всем подвластно... Вот потому я и пишу об этом. А вашу реакцию на героев Дживса и Вустера я полностью разделяю, именно такими инфантильными и никчемными мотами и являются английские аристократы

16.07.2019 20:38
1

Спасибо, что подсказали. Прочла историю Веры, интересно, как исторический роман. Вот кажется все у человека есть, а жизнь то складывается не просто. У вас здорово получается описывать отношения и чувства людей.
Кстати, на Дворцовой площади нет гостиниц, может это для красочности придумано. А Отель "Европа" находится у Русского музея, Нева оттуда не видна. Но это по жизни, а в рассказе все может быть.

19.07.2019 05:23
1

@nadiyamikhno = Да, вы абс-но правы, Надюша, я немного нафантазировал, не претендуя на полную историческую достоверность. Я изначально ориентировался на "Асторию", но проверив, обнаружил, что она была открыта на век позже "Европы", я жил в этой гостинице дважды, роскошь, конечно, в стиле ампира. "Астория" попроще выглядит. Спасибо за оценку, Надюша, человеческие отношения - это у меня что то типа хобби, нравится разбираться в нюансах и понимать их. Но только не на том вульгарном уровне, как это сейчас творит наше ТВ, особенно беспардонный хабал и хам малахов

19.07.2019 05:37
1