Детка...


 Детка, ты для меня как памятка,
и сегодня не слишком по-русски:
твоя ядерная термодинамика,
ХХSEХ — размер твоей чувственности.
Это чем-то сродни соавторству -
эксплуатация тела в письменность.
Детка, тише, ты самоплавишься,
рассыпаясь по полу бисером
влажных капель. А я их слизываю,
познавая на вкус поэзию.
Мы с тобою почти бессмысленны,
нам с тобою чертовски весело.
Мы — прогрессия и мечтательность,
две концепции в комнате жолкнущей.
У меня есть книга, у тебя читатели,
давай спариваться ради творчества.  


Comments 0