Издательство @vpodessa - Воровской роман "Одесские гастроли" (Заключительная часть)


D8II92I.jpeg

-- Твоя доля, -- подтолкнул он ногой к Меле полупустой мешок.
-- Благодарствую, -- Меля покосился на более объемный мешок Графа.

“Надобно уходить, кабы не случилось чего”, -- заметив это, подумал Граф.

-- Проводи меня, пойду я, -- обратился Граф к извозчику.
-- С чего? Остался бы до утра, а то фараоны будут шманать по городу, -- сказал Меля.
-- Как-нибудь разберусь, -- уверил Граф, отводя руку за спину, где за пояс был заправлен револьвер.
-- Ну, гляди сам, -- уступил Меля.

Граф взял мешок и пропустил Мелю вперед. Тот проводил его до калитки.

-- Бывай здоров, -- кинул Граф и пошел в темноту.

Немного пройдя, вор свернул на Среднюю улицу и направился в сторону Молдаванки. Револьвер он переложил, заправив для удобства под ремень с правой стороны. Вскоре Граф пересек железнодорожные пути и вдоль земельных наделов вышел на Скотской переулок. Остановившись, вор прислушался – вокруг было спокойно. Перешел Начальническую, и по Косвенной дошел до опустевшего Староконного рынка. Быстро дошагав до 37 дома, забежал в парадное и поднялся к Лизе. Открыв своим ключом, вор зашел внутрь и запер за собой. Поставил мешок, выложил на стул револьвер и прошел на кухню. Достав из буфета поднос с початой бутылкой водки и рюмкой, он поставил его на стол. Затем вытащил тарелку со свежими огурцами. Налил рюмку водки, выпил и сел на стул. Только сейчас он смог по-настоящему перевести дух. Закурив папиросу, Граф налил еще рюмку и, выпив, сделал несколько глубоких затяжек.

-- Что ж ты на шухере, так невнимательно-то выскочил? -- спросил Граф в пустоту, вспоминая последнюю улыбку Мельника.

AJWtpyn.jpeg

Ответом была гнетущая тишина. Налив еще рюмку, вор докурил папиросу, затем достал из кладовой кусок сыра, кольцо колбасы и вяленое мясо, принялся есть. Закончив поздний ужин, вор вернулся в коридор, взял револьвер и мешок. Награбленное запихал под кровать. Оружие засунул под подушку, а сам сел на постель. И вдруг понял, как сильно устал за сегодняшний день: глаза слипались, мышцы на руках и ногах болели. Сняв пиджак, внутренний карман которого оттягивали драгоценности, а боковые -- золото, Граф положил его на стул. Скинув туфли, он лег на кровать. Как только голова коснулась подушки, вор провалился в сон.

XXVI

pJcFQX3.jpeg

Граф проснулся от звона посуды на кухне. С удивлением обнаружил, что лежит накрытый легким одеялом и в брюках, которые вчера так и не снял. Потянувшись, он встал с кровати. Руки и ноги сильно болели, брюки после вчерашних передряг были грязными. Урка снял их и кинул в угол. Пиджак тоже выглядел не очень, но вес его был приятен вору. Граф достал из внутреннего кармана драгоценности и выбрал золотое колье с изумрудами. Остальные украшения и золотые слитки он положил в свой саквояж. Отправив грязный пиджак к брюкам, он взял колье и пошел на кухню. Лиза хлопотала возле плиты, пожаривая рыбу. На столе уже были салат из свежих овощей, нарезанный хлеб, сыр и бутылка белого вина. Граф подкрался сзади, накинул Лизе на шею колье и застегнул. Лиза от неожиданности вздрогнула, затем повернулась к нему и улыбнулась. Потрогала колье.

-- Миша, здравствуй, -- поцеловала она вора. -- Это очень дорогая вещь.
-- Не думай за это, ты того стоишь, -- ответил вор и еще раз поцеловал девушку в губы.
-- Спасибо, Миша, -- заулыбалась Лиза и побежала в коридор смотреться в зеркало.
-- Что у нас поесть? -- спросил вор вдогонку.
-- Ой, -- остановилась девушка и вернулась на кухню. -- Совсем голову потеряла, садись, рыба готова.

Граф сел за стол, Лиза положила ему жареную кефаль и сама села рядом.

-- Иди посмотрись уже, -- улыбнулся вор, кивая в сторону коридора.

cUuJJcl.jpeg

Девушка побежала к зеркалу. Урка положил салата, налил обоим по бокалу вина и принялся за еду.

-- Какая прелесть! Что за чудо! -- раздавался радостный голос Лизы из коридора.

Граф улыбался. Ему нравилось делать ей приятно. Девушка прибежала на кухню, обняла его и поцеловала в щеку.

-- Садись завтракать, -- вор выдвинул из-под стола стул.

Лиза уселась и взяла бокал вина. Вор отставил в сторону тарелку и, взяв свой бокал, внимательно посмотрел на девушку. Она не сводила с него своих карих глаз. Легкий халатик, надетый на голое тело, обнажал верхнюю часть ее груди. С трудом оторвавшись от манящего зрелища, Граф посмотрел девушке в глаза.

-- Лиза, я рад, что ты у меня есть. Хочу выпить за тебя, -- негромко сказал он.
-- Ой, Миша, не смущай меня, -- девушка опустила глаза и заулыбалась.

Вор чокнулся с ней и осушил свой бокал. Затем подвинул к себе тарелку и принялся разбирать рыбу, откладывая косточки на край и жуя хорошие куски. Лиза медленно тянула вино, с удовольствием наблюдая, как вор кушает рыбу. Выпив вино, она положила себе салата. Граф съел рыбу, вытер руки о предложенное Лизой полотенце и опять наполнил бокалы.

Взяв свой бокал, он посмотрел на девушку:
-- А помнишь наш разговор на берегу моря?
-- Какой?
-- Давай уедем. Прямо завтра возьмем и уедем! -- предложил вор.
-- Как? -- недоумевала девушка. -- А работа, а квартира?

ohtxkZD.jpeg

Граф поставил бокал с вином и пошел в комнату. Там он вытащил из-под кровати мешок с деньгами и свой саквояж. Половину денег отложил из мешка в саквояж, набив его доверху. Закрыл саквояж и задвинул его обратно под кровать, а мешок понес на кухню.

-- Вот тут и работа, и квартира, -- Граф кинул мешок к ногам девушки.

Мешок упал и раскрылся. Лиза посмотрела на него, отставила свой бокал и, поднявшись, подошла к урке.

-- Неужели ты думаешь, что рядом с тобой мне важны все эти бумажки и побрякушки? – она обняла его за шею.
-- Не думаю! Я просто хочу, чтобы мы не нуждались, -- ответил негромко Граф.

Девушка прислонилась к нему, и влюбленные слились в долгом поцелуе. Потом вор отстранился и опять сел за стол. После вчерашних событий мышцы сильно болели, продолжения страсти он не хотел.

-- А куда поедем? В Румынию? -- спросила Лиза.
-- В Бессарабию пока, а там видно будет, -- ответил Граф. – Ты фотокарточки забрала?
-- Да, еще вчера. А когда поедем?
-- Завтра, или через пару дней… Только я замарался немного вчера, надобно бы мне одежду. Ты сходи купи мне костюм, а я тебя тут обожду. Возьми деньги, -- урка достал из мешка небольшую пачку.

Девушка побежала одеваться, а Граф выпил еще бокал вина, закусил сыром с хлебом и закурил последнюю папиросу. Вино прихмелило вора, он прикрыл глаза и откинулся на спинку стула; слабость распространилась по всему телу. В Бессарабии жил его старый знакомый Пахом, по кличке Мутный, который уехал туда из Питера искать спокойной жизни. Граф слышал, что Мутный жив и здоров и рассчитывал, что тот помнит его услугу.

Pf8eXBD.jpeg

-- Я пошла, -- крикнула Лиза из коридора.
-- Купи костюм и папирос, Герцеговину, -- крикнул Граф девушке.
-- Хорошо, -- отозвалась Лиза и ушла.

Докурив, урка взял мешок с деньгами и понес в комнату. Вытянул саквояж, принялся считать деньги. Несколько раз сбиваясь, дважды выходя выпить рюмку водки, он насчитал сорок семь тысяч триста сорок рублей. Такой был куш, не считая золота и драгоценностей. “Хорошее дело, много взяли”, -- подумал Граф. Он сложил купюры в аккуратные стопки. Большую часть поместил в саквояж, двадцать тысяч оставил на кровати. Посмотрев на часы и убедившись, что время есть, вор стал чистить оружие. Револьвер Мельника был не старым, в отличие от Смит-Вессона Графа, рукоятка которого была порядком потерта. Почистив своего железного друга, он аккуратно положил его в саквояж, а Смит-Вессон Мельника решил держать при себе. Покончив с чисткой, вор засунул новый револьвер под подушку и прилег на кровать. Недавно зажившая после пулевого ранения левая рука ныла после вчерашнего перенапряжения.

Окно комнаты выходило на тенистую сторону и было зашторено плотной шторой -- поэтому в квартире сохранялась относительная прохлада. Лежа в одних трусах, после вина и хорошего завтрака, Граф медленно закрыл глаза и погрузился в сон.
Ему приснился лежащий на земле и улыбающийся Мельник. Присмотревшись, Граф заметил, что у того нету рук и ног, вместо них – истекающие кровью огрызки.

-- Что с тобой? -- тряс его Граф, приподнимая под голову.

Мельник улыбался, изо рта тоже текла небольшая струйка крови.

-- Что с тобой? -- не переставал трясти его Граф.

И тут вор заметил, что Мельник что-то хочет ему сказать. Урка пригнулся и прислушался.

-- Аше…, Аше…, -- шептал Мельник.
-- Что? -- не понимал Граф.

Но Мельник уже ничего не говорил, просто смотрел. Граф прислонил ухо к его груди, но не услышал стука сердца. Он опять посмотрел на Мельника, но тот лишь как рыба беззвучно шевелил губами. При каждом шевелении с губ летели капли крови. Граф посмотрел на свою рубашку – она вся была в этих каплях. Он начал отттирать их свободной рукой, но тщетно: они не оттирались.

-- Миша, я пришла. Посмотри, Миша, -- раздался чей-то голос. -- Миша.

Граф открыл глаза и увидел Лизу, сидящую возле него и гладящую его по голове. Вор был весь мокрый от пота.

-- Я пришла, Миша, -- улыбнулась Лиза.

Он поцеловал ее руку и присел на кровати.

-- Что слышно в городе? -- поинтересовался Граф. -- Все купила?
-- Я только в продуктовую лавку, да за костюмом и папиросами, -- ответила девушка.

Вор знал, что Лиза не собирает сплетни. “За новостями -- это не к ней”, -- подумал он.

-- Ну и правильно! Давай поглядим, что ты купила мне, -- сказал Граф, вставая.

Девушка подала ему черный костюм в тонкую белую полоску. Вор начал надевать рубашку, брюки, пиджак.

PS6MnPG.jpeg

-- У тебя есть куда сложить? -- кивнул он на деньги, лежащие на кровати.
-- Найдем, -- ответила Лиза, любуясь его статью.

Весь день Лиза паковала чемоданы. Потом хлопотала на кухне. Под вечер Граф оделся и пошел к выходу, Лиза смотрела ему вслед. У двери вор остановился, повернулся к девушке:
-- Я прогуляться.
-- Ты скоро? -- поинтересовалась Лиза.
-- Да, -- улыбнулся вор. Он надел шляпу, взял фотокарточки и вышел за дверь.

У парадного Граф тут же словил проезжающего извозчика и приказал ехать на Николаевский бульвар. Бричка пересекла Старопортофранковскую, выехала на Спиридоновскую, а после свернула на Преображенскую. Вор наблюдал за обстановкой на улицах, за гуляющими одинокими мужчинами, но ничего подозрительного не заметил. Проезжая поворот на Херсонскую, он внимательно всмотрелся в глубь улицы, но и там все было на первый взгляд спокойно. На Николаевском бульваре Граф приказал остановиться у лотка с папиросами. Рассчитавшись с извозчиком, он спрыгнул и подошел к торговке. Купив у нее коробку “Герцоговины флор”, урка огляделся по сторонам – был обычный одесский вечер. Зайдя в небольшую пивную “Старый Грек”, вор заказал две кружки пива и принялся пить, наблюдая за посетителями. В основном это были портовые грузчики и простые ребята, которые после работы заходили выпить кружку-другую пивка, на удивление свежего. Табачный дым густыми облаками витал в тесном зале пивной, со всех сторон раздавались пьяные разговоры, ругань и смех.

-- Дяденька, подайте копеечку на жисть, дяденька, подайте копеечку, -- раздалось где-то в глубине пивной.

Граф насторожился, вгляделся в другой конец зала и в дыму между столов заметил небольшого мальца. Быстро осушив свою кружку, вор направился к нему.

-- Здорово! Пошли погутарим на улицу, дело есть, -- обратился он к беспризорнику.

Малец оценивающе посмотрел на Графа.

ta3uKJF.jpeg

-- Господин, я ничего не сделал дурного, можно я пойду?
-- Да не бойся ты, -- успокоил пацана вор.

Он достал из кармана серебряный полтинник. Малец вопросительно посмотрел на Графа.

-- Я же гутарю, поговорить надобно, а тут шума много, -- объяснил вор и пошел на выход.

Пацан побежал следом. Выйдя из задымленной и шумной пивной, Граф перешел дорожку и сел на скамейку, чумазый беспризорник встал перед ним.

-- Как звать? -- спросил его Граф.
-- Яшка, -- ответил пацан.
-- Знаешь Леньку Зиму? -- поинтересовался Граф.
-- На кой он тебе? -- спросил в ответ малец.
-- Денег хочу ему отдать. Найдешь Зиму, получишь два рубля.
-- А коли не пойдет со мной?
-- Скажешь, Граф кличет, тогда пойдет, -- ответил вор.
-- Сделаю, -- пообещал малец.
-- Я буду тут сидеть, только скорее, -- сказал Граф и кинул мальцу серебряный полтинник.

Яшка ловко словил монету и побежал прочь. Урка достал папиросу и закурил. Темнело, свежий морской ветерок покачивал листву на деревьях бульвара. Влюбленные пары не спеша гуляли по дорожкам. Вор думал о нелепой смерти Мельника. Он понимал: воровская жизнь непредсказуема и зависит от удачи и звериного чутья. Нет чутья -- проживешь недолго. Сам Граф всегда осматривался по сторонам, выходя из любой двери, а уж на выходе из арки, тем более, во время тревоги, нельзя игнорировать эту манеру. Мельник был опытным вором, но, к сожалению, упустил важную вещь... Урка успел выкурить две папиросы, пока из темноты к нему не подбежали два пацана, Яшка и Ленька Зима.

-- Привел, как приказано было, -- отчитался Яшка.
-- Молодец, держи, -- ответил Граф, доставая из кармана деньги и отсчитывая два целковых.

Яшка взял деньги и быстро скрылся в темноте.
-- Привет, Зима, -- поздоровался Граф.
-- Здравствуй, не видать было тебя давненько, -- ответил Ленька.
-- Дела были. Слухай, Зима, мне надобно, чтобы ты сходил в одну квартирку. Там старушка, Рахиль Лейбовна, гроши ей занесешь.
-- Какие вопросы! Конечно, сделаю, -- ответил парнишка.
-- И еще понюхай там, что чувать возле банка на Херсонской, -- внимательно посмотрел на Зиму Граф.
-- Так это вы его взяли? -- малец восхищенно посмотрел на вора.

Граф ничего не ответил, лишь вытащил пачку денег, отсчитал три червонца и протянул Леньке.

zbfwfyR.jpeg

-- Держи, занесешь хозяйке и скажешь, чтоб оставшиеся вещи пока сохранила, -- попросил Граф.
-- Сделаю, -- ответил Зима.

Вор рассказал, как найти квартиру бабы Рахили и предупредил, что пойдет к морю, туда, где они встретились первый раз. Зима быстро убежал в сторону Приморской, а вор встал и не спеша пошел к морю, в сторону Андросовского моста. Граф только пришел к мосту, как из темноты уже подоспел Зима.

-- Это я, все сделал, -- сообщил запыхавшийся парнишка.
-- Барно. Что слышно возле банка?
-- А что слышно? -- удивился Ленька. -- Скажу я тебе, шухера было сегодня.

Фараоны бегали -- мама дорогая. Там пожар был, слыхал, двоих убили. Ну а днем они рыскали на Херсонской, немного Молдаванке досталось, но люди гутарют, никого не зацепили.

-- Ну и хорошо, -- удовлетворенно произнес Граф.
-- Возьми до себя работать, -- вдруг попросил Зима.
-- Ты пойми, Зима, я сам по себе, одному легче. Ну а ты живи, но знай: верить никому нельзя. Держи, -- вор протянул мальцу свой старый револьвер.
-- Ух ты, спасибо, -- поблагодарил тот.
-- Пригодится. Ну, давай, Зима, может и свидимся еще, -- Граф протянул ему три червонца.

Зима взял деньги и пожал Графу руку.

Не спеша вор вернулся на Николаевский бульвар, взял извозчика. Он долго уговаривал его поехать на Аркашку. Наконец, взяв пять рублей сразу и заручившись, что столько же получит после, извозчик согласился. В конце поселка, у одиноко стоящей хибары Глаза, Граф приказал остановиться, слез, пошел к двери и постучал.

-- Кто? -- раздался из-за двери встревоженный голос.
-- Граф это, от Мельника, насчет бирок говорили с тобой, -- ответил вор.

Засов отодвинулся. На пороге стоял взъерошенный Глаз.

-- Вот карточки, как уговаривались, -- Граф протянул ему фотографии.
-- Добро, сделаем, -- ответил Глаз подкуривая папиросу.
-- Ты сделай и у себя оставь, а я после заберу, -- сообщил Граф.
-- Деньги оставь, и уговорились, -- ответил Глаз.
-- Сколько?
-- Восемьсот.

Граф достал пачку денег, отсчитал нужную сумму и положил оставшиеся обратно в карман.

-- Мельника застрелили фараоны вчера, -- сообщил Граф.
-- Ой вей, ты глянь шо это делается. Да такого человека, да шоб вот так, за здрасте, -- затянул Глаз.

Граф, не желая говорить больше на эту тему, распрощался с фальшивопечатником и заскочил в бричку. Любое воспоминание о Мельнике щемило сердце, к горлу подбирался ком. Приказав извозчику ехать на Петропавловскую, вор погрузился в свои мысли. В реальность его вернул извозчик: «Приехали!» Расплатившись, вор поднялся к Лизе.

Прямо с порога Граф спросил:
-- Ты собралась?
-- Ой, я и не ведаю… все нужно, -- ответила Лиза. -- Иди поешь, я блинов напекла!
-- Не больше одного чемодана. Через пятнадцать минут выходим, -- предупредил девушку вор.

Пока он ел, мысли о потере друга не покидали его. Хотелось сию минуту бежать от них, покинуть этот, столь милый душе, город. Казалось, что за пределами Одессы на душе станет легче. Он, конечно, понимал, что все это пройдет лишь со временем… Но желание как можно скорее уехать крепло с каждым мгновением. Лиза в суматохе бегала по комнате, не зная что положить в чемодан -- одно выкладывала, другое засовывала. Наконец она закрыла чемодан, огляделась и села на кровать.

-- Ну что, готова? -- спросил Граф, заходя в комнату.
-- Я не знаю, -- рястерянно ответила девушка.
-- Кинь остальное. Все на месте купим, гроши есть, нам хватит, -- сказал Граф, доставая из-под кровати саквояж.

Они вышли на темную улицу. Возле Староконного рынка Граф поймал извозчика, направлявшегося в центр города, и, пообещав ему два рубля, приказал ехать на Рождественскую. Доехав до двора Мели, он расплатился, отпустил бричку, а сам зашел в уже знакомую хату. Меля быль пьяный, но за двести рублей согласился завезти их с Лизой в Аккерма́н. Пока он запрягал коня, Граф закурил. Лиза стояла в стороне и о чем-то думала.

-- Чего грустишь? -- спросил вор.
-- Боязно как-то, -- ответила девушка.
-- Все будет барно, -- ответил Граф и поцеловал ее в щеку.

Открылись ворота, выехала бричка с пьяным Мелей на облучке.

-- Садитесь, -- пригласил он.

Граф подсадил Лизу, поднял чемодан и, взяв саквояж, залез сам. Меля, убедившись, что пассажиры сели, тронулся с места. Граф запомнил вчерашний недобрый взгляд Мели, и на всякий случай держал руку рядом с револьвером. Бричка ехала вдоль моря и удалялась от города на запад. За городом Лиза взяла вора под руку и положила голову ему на плечо. Граф покидал Одессу с тяжелым сердцем. Даже куш, взятый в банке, не мог заглушить мысли о гибели Мельника. Освободив руку и обернувшись, урка с тоской посмотрел на ставшую уже такой родной, охваченную темнотой Одессу. Граф был уверен: когда-нибудь он сюда еще вернется.

Ses0yNJ.jpeg

Конец

Автор: Сергей Устинов - @sergey13 Фото: @jurgan
Редактура: редколлегия сообщества "VP-Одесса-мама"


Создатели Pokupo предлагают совершенно бесплатный вариант создания собственного Интернет-магазина. Сейчас можно открыть магазин всего в несколько кликов. Это позволит каждому из нас монетизировать свое хобби, либо найти новых клиентов на свой товар. Все, что вам нужно, для создания магазина, это зайти на платформу Pokupo . Для решения текущих вопросов можно обращаться к представителю площадки @ivelon или в телеграмм-чат.


Большое количество картин разной тематики в одном месте


Комментарии 1


Чтобы читать и оставлять комментарии вам необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на сайте.

Моя страницаНастройкиВыход
Отмена Подтверждаю
100%
Отмена Подтверждаю
Отмена Подтверждаю