[ПРОЗА НОВИЧКОВ]. Роман. "Измена". Глава 7. Сказочке – конец! Часть 8



Автор: @maryatekun


Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7


III

Едва появившись на свет, мальчик по имени Денис, кажется, решил для себя, что главным принципом его существования в мире будет протест – не важно против чего, хоть бы и против всего сразу. И он неукоснительно следовал принятому решению по мере собственных сил, выражая его любыми, доступными ему способами.

Пока же способ был один – кричать. И он кричал днем и ночью, доводя несчастную мамочку до исступления. Она отчаялась понять причину этого крика и не могла унять его ничем. Противный младенец затихал, только когда спал и ел. Но спал он тоже беспокойно, хныкал во сне, метался. Ел же без аппетита, капризно кривя вот–вот готовый разорваться безумным криком рот.

Временами Аня ощущала, что ненавидит его всем сердцем. И теряя всякие остатки терпения, начинала уже бояться за себя, как бы вдруг, повинуясь мгновенному помутнению рассудка, не выбросить бы этого ребенка в окно. И закрыть его потом поплотнее, чтобы избавиться наконец от этого непереносимого, ужасного, душераздирающего вопля.

Маленькая Луиза недоуменно смотрела на брата, не понимая, зачем он производит столько шума, отчего всегда недоволен и пугает ее своим криком. Она молча подходила к кроватке, в которой бился как в конвульсиях ее братик, весь покрасневший от натуги и колотящий маленькими кулачками одеяло, и внимательно смотрела на него, держась за деревянные прутья стенок. Ей хотелось, чтобы он не плакал, но она не знала, чем его развеселить. Ее он, кажется, не замечал.

Потом прибегала мама, отпихивала ее в сторону:

– Не мешайся ты под ногами, – говорила она раздраженно.
Затем вынимала братика из кроватки и ходила, укачивая его на руках. Луиза тоже хотела к маме. Ходила за ней следом, словно тень, тянула за подол домашнего халата. Но на нее совсем не оставалось времени.

– Отстань, – только и слышала она постоянно, – пойди, поиграй в комнату. Ты уже большая, и не мешай мне, ради бога.

Луиза застывала на месте, выпуская из руки мамин халат. Она не плакала и не обижалась. Как–то очень быстро и совершенно непостижимым образом, но она пришла к выводу, что никакие мамы не могут любить двух детей сразу, и что всегда вся любовь достается последнему. Отчего так выходило, она понять не могла, но в то же время такое положение вещей казалось ей вполне нормальным. Она верила, что так и должно быть, что это всегда так, только не вполне могла еще с этим смириться. И порой задавалась таким вопросом: почему все–таки мама больше любит того плохого, чем ее – хорошую?

Сидя в одиночестве, она не находила ответа на этот вопрос. А спросить было не у кого.

Зато потом приходила тетя Лариса и забирала ее к себе.

И Луиза была этому рада. Потому что тетя Лариса любила ее точно так же, как раньше. Она угощала ее апельсиновым соком и вкусным печеньем, вплетала в косички золотые ленточки и разговаривала совсем как со взрослой. В комнатах у тети Ларисы было много красивых и чудесных вещей, которые хоть и не разрешалось трогать руками, зато разглядывать можно было бесконечно: всевозможные вазочки и шкатулки, фарфоровые статуэтки и скульптуры из бронзы, картиночки и картинки, медальончики и зеркала, розовые пуховки для пудры, флакончики духов и одеколон с пульверизатором – большой резиновой грушей, множество бус и отдельных бусинок в коробке, коллекция блестящих и сверкающих пуговиц, целый набор лоскутков от волшебных тканей и мехов, невероятной красоты ложечки и чашечки на блюдцах, сервизы в серванте, и книги с потертыми корешками и покрашенными в разный цвет срезами. Среди этого великолепия Луизе больше всего нравилась кукла, сидевшая на серванте словно в ожидании нее.

И как только приходила Луиза, тетя Лариса снимала куклу сверху и давала ей поиграть. Казалось, ни о чем больше не мечтала так Луиза, как только о том, чтобы вновь получить эту куклу. О, кукла была совсем как живая, с большими голубыми закрывающимися глазами в пушистых ресницах, с красивым лицом и длинными золотыми волнистыми волосами до пояса. В ушах у нее были настоящие сережки с двумя жемчужинками в светло–лиловой оправе, а на руке – крошечный жемчужный браслетик.

С этой куклой по имени Мари Луиза не расставалась: водила ее за собой за руку, сажала за столик и на кушетку, расчесывала волосы и, обнимая, целовала в щечку. Жаль только, что нельзя было взять ее с собой – домой.

Пока Луиза занималась с куклой, Лариса Павловна знала, что может спокойно уединиться и поговорить с подругой, выпить по чашечке кофе с французским ликером и выкурить по сигаретке.

Продолжение скоро!


Автор: @maryatekun
Редакция и публикация: @lubuschka
Дизайн: @sxiii

30.11.2019





Торговая платформа Pokupo.ru


Comments 1