[ПРОЗА НОВИЧКОВ]. Роман. "Измена". Глава 7. Сказочке – конец! Часть 6



Автор:@maryatekun


Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5


Никакой сестры, разумеется, не было. Но Антонина Васильевна, давным–давно пребывая на странно–зыбкой границе сознания между прошлым и настоящим, жила в каком–то одной ей понятном мире, где существовало то, чего давно не было, и где упрямо не находилось места тому, что приходило на смену ушедшему.

Бывшая балерина, артистка какого–то известного театра, начинавшая чуть ли не при царе, Антонина Васильевна даже в теперешних, весьма плачевных, обстоятельствах умудрялась "блюсти положение", как она это называла, то есть держалась гордо и независимо, одевалась как на прием, ходила хоть и с палочкой, но сохраняя осанку и разворот ступни в пятой позиции. Подарков она ни от кого не принимала, за исключением собственной сестры, в существование которой, кроме нее самой, верил, кажется, только один Боря.

Сумасшедшая старуха жила в больнице уже второй год просто потому, что ей некуда было больше податься. Довольно туманная история ее появления здесь попахивала каким–то криминалом, так что никто в подробности вдаваться не стал. Известно было только, что ее выселили из московской квартиры и… Началось ее мытарство по больницам.

В минуты просветления Антонина Васильевна рассуждала вполне здраво, демонстрируя ясное понимание происходящего, рассказывала, что случилось с ней, и как она попала в больницу в первый раз. Но минуты быстро заканчивались, и тогда она вновь надолго погружалась в свой мыслимый и немыслимый мир, и тогда одному богу было известно, где пребывала она – в каких обстоятельствах.

И Боря отчего–то проникся к ней симпатией. Нет, не отчего–то – причина, разумеется, была: старушку эту любила Клавдия, а Боря любил ее, а значит, все, что с нею связано, что имело к ней отношение и к чему она была неравнодушна. К тому же, несмотря на то, что большую часть времени Антонина Васильевна не верила в то, что живет в больнице, с ней было интересно поговорить, потому что она знала и помнила много такого, чему свидетельством остались, кажется, теперь уже только вещи. И Боря взялся под видом подарков от сестры обеспечивать старушку всем необходимым, включая новые блузки к праздникам и носовые платки высшего качества, которым Антонина Васильевна была особой ценительницей и без наличия оного – батистового или шелкового – никогда палату не покидала.

Для Клавдии в этот раз Боря привез ажурную шаль и красные туфельки на каблучках–рюмочках. Красота! Клава застеснялась такого подарка.

– С ума сошел? – воскликнула она, едва развернув коробки. – Это же дорого! И куда мне?

– Примерь, – ответил Боря.

Ему хотелось, чтобы Клава – его Клавденька – была как с картинки, воплощением его прекрасной мечты о русской девушке, воспетой и не раз: скромной, нежной, внимательной, добросердечной, отзывчивой, молчаливой, спокойной, умной и, разумеется, самой красивой. Вот! Пусть слегка наивно и сказочно, но, может, она и мыслилась ему такой – словно не отсюда, не из настоящего времени и конкретных мест, но явившейся прямиком из мечты.

Его влекло к ней непрестанно, и все его мысли были только о ней. С некоторых пор, когда волею самой судьбы открыл он для себя сей благословенный источник счастья и надежды, Боря словно вновь родился для новой жизни. И эта запретная любовь стала тем единственным, что давало ему многие силы для преодоления всевозможных трудностей. Здесь была его настоящая жизнь, ревниво оберегаемая ото всех, тайная, но…

При всей своей порядочности, при всем желании жить честно и не таясь, при завидной силе воли и выдержке, никогда и ни при каких обстоятельствах не смог бы он отказаться от той, кто помогла ему словно родиться вновь. И сердце его разрывалось на части от невозможности каким–нибудь образом развязать этот гордиев узел, чтобы не рубить, не рвать по живому.

О том, чтобы бросить жену с детьми, не могло быть и речи. Пусть даже там, в "той жизни", как он сам привык уже думать о доме, его почти ничего уж не держало, кроме долга и привязанности, кроме забот. Но – как не хотелось ставить в двусмысленное положение женщину, которую он отчаянно любил. Как не хотелось и самому выглядеть подлецом.

Вспоминая письма, случайно обнаруженные им в книгах академика Яновского, казалось, навсегда забытых в старых шкафах, он не мог удержаться от того, чтобы постоянно не сравнивать себя с ним. И он не мог не замечать, как постепенно менялось его отношение к тому, что открылось ему в них – та же тайная жизнь, многолетние метания от одной – законной, но нелюбимой, к другой – желанной, но запретной.

Поначалу он осуждал и не мог понять, что заставляло человека поверять свои тайные страдания бумаге, писать об этом так много, так неотступно, так откровенно. Теперь же он жалел, что не одарен таким талантом – писать. А как хотелось порой, взять лист бумаги и высказать все, что на сердце, что наболело и чем ни с кем больше нельзя поделиться. Так, временами он безнадежно завидовал неведомому академику Альберту Яновскому в том, что касалось его умения выражать свои мысли на бумаге. У него выходило так складно, красиво, возвышенно, совсем не пошло. Он читал его письма столько раз, что помнил наизусть. И порой ему хотелось переписать их тайком и посылать своей Клавденьке. Там было высказано все, и боль отчаяния, и радость обладания тем даром, какой не всем – далеко не всем дается, а именно: любовь! Любовь разделенная и безусловная, чистая и радостная, словно первая песня жаворонка где–то высоко–высоко в небесах.
И как не хочется марать, превращая все в пошлость, в некое подобие…

Он понимал, что сам загнал себя в эту ловушку. Но ловушка – она для того и есть, чтоб из нее не было выхода. И попавшись, остается только ждать, когда придет охотник и достанет свою добычу. Но этим охотником будет он сам. Рано или поздно, но это случится.

А пока оставалось только одаривать ее, чем только возможно, любить все, что любит она, включая даже ту сумасшедшую старуху, которой он исправно возил "подарки от сестры". И думать, думать о ней, непрестанно, желая всякую минуту быть с нею рядом, и смирять невероятное рвущееся наружу то счастье, то отчаяние – с нею и без нее.

Продолжение скоро!


Автор:@maryatekun
Редакция и публикация: @lubuschka
Дизайн: @sxiii

23.11.2019





Торговая платформа Pokupo.ru


Comments 0