[ПРОЗА НОВИЧКОВ]. Роман. "Измена". Глава 7. Сказочке – конец! Часть 14


Часть 14


Автор: @maryatekun


Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7, Часть 8, Часть 9, Часть 10, Часть 11, Часть 12, Часть 13


– Папа, – проговорила Янина, сидя за столиком кафе–мороженое, с полуулыбкой на своем спокойном и непроницаемом лице, которое можно было бы назвать красивым, если бы не эти черные косы–змеи, придававшие ей довольно зловещий вид, и не смутное ощущение опасности, исходящее от всего ее облика – как раз вопреки внешним чертам, – тебе нужны дети. Отчего ты больше не женился?

– Мне? – переспросил Георгий Михайлович поспешно. – Какие дети? Никто мне не нужен. У меня есть ты. И, кроме тебя, мне никто не нужен.

– Но ведь это не правда, – проговорила она мягко, словно боясь его обидеть или причинить боль. – А я уже не ребенок. Прости.

– Ничего. Тебе не за что извиняться. Это я должен…

– Папа! – она не хотела, чтобы он продолжал этот разговор, всякий раз ей причиняющий новую боль, но Георгий Михайлович отверг ее протест:

– Это я должен! И не только за себя, но и за всех нас. Но я – понимаешь, я никогда не смогу себе простить. Яся! Хоть ты меня прости. И эти нелепости, и глупость мою – прости. Я понимаю, что тебе нужно другое, и от меня ты, может быть, ждешь совсем–совсем другого, но я никак…

Внезапно он ощутил, как подкатил к горлу ком, так что он вынужден был замолчать. Янина почувствовала себя виноватой. Ей не хотелось расстраивать его – своим присутствием. Она прекрасно видела, что он никак не мог справиться с собой, не мог привыкнуть относиться к ней легко, как к остальным, как он умел. И при ее появлении вся его привычная легкость и веселость куда–то враз исчезала, и делался он нервен, суетлив, взволнован и чувствителен, и какие–то темные мысли, не дающие покоя и примирения, вновь одолевали его. Она не хотела его расстраивать, но и поделать ничего не могла. Это сидело в нем так глубоко, что невозможно было за то краткое – по сравнению с отсутствием – время их встречи, вытащить все это наружу и излечить, навсегда.

– Папа, дорогой мой, любимый, – проговорила она, стараясь его успокоить и попытавшись взять его за руку, – поверь, я не сержусь на тебя, и не держу зла ни на тебя, ни на мать. Просто поверь, это так. И ты не должен все время извиняться и делать что–то…

– Нет, я должен, – твердо заявил Георгий Михайлович. – И буду. Прости только, что так мало.

Янина вздохнула, а потом улыбнулась ему, одарив теплым и нежным взглядом:

– Спасибо. И за туфли, и за мороженое, и за то, что ты есть у меня. Правда.

Она поднялась, подошла к нему и поцеловала в щеку.

– А теперь мне пора, – сказала она. – Не сердись.

Георгий Михайлович не хотел ее отпускать, но знал, что лучше ничего не говорить, потому что она все равно уйдет, а если станешь удерживать, так может и исчезнет снова и на неопределенный срок.

– Мы еще увидимся? Когда? – только и спросил он, поднимаясь и провожая ее.

– Скоро, очень скоро.

Продолжение скоро!


Автор: @maryatekun
Редакция и публикация: @lubuschka
Дизайн: @sxiii

14.12.2019


Голосуем за нашего делегата - @ladyzarulem вот здесь!!!


Comments 1


@vp-liganovi4kov , замечатеньно, интригующе... Буду ждать продолжения!)))

14.12.2019 07:58
0