[ПРОЗА НОВИЧКОВ]. Роман. "Измена". Глава 7. Сказочке – конец! Часть 1



Автор:@maryatekun


I

На исходе лета Анечка родила мальчика. Чудесного здоровенького мальчика весом в три с половиной килограмма. Нельзя сказать, что в доме событию этому были не рады, но… скорее, делали вид. Законный отец на восторги был скуп, а соседи по квартире предпочли держать нейтралитет, что, естественно, сказывалось и на их ровном отношении к младенцу.

"Не рады ребенку?! – воскликнет вдруг сентиментальный читатель. – Что ж это за семья такая!" И будет прав. Но мы поясним, и тогда, возможно, он сменит гнев на милость.

Когда Анечка – она же Анна Николаевна Лунгина, в девичестве Лаврова – родила своего второго ребенка, ей шел двадцать восьмой год, а ее первенцу – прекрасной девочке по имени Луиза только-только исполнилось два годика. Анечка была замужем за Борисом Федоровичем Лунгиным, который хоть и был младше ее на пару лет, но тем не менее, был человеком весьма серьезным и ответственным, и к тому же совладельцем стремительно развивающейся торговой компании, которую, по меркам их города Орлова, можно было бы назвать даже крупной.

Но ребенок этот был не от мужа.

Бывшие безраздельные хозяева огромной сталинской квартиры в первом этаже элитного "профессорского" дома, а теперь соседствующие на равной половине, втянули ее в неприятную историю. Вернее, она сама себя втянула. Безоглядно следуя на поводу у своих желаний.

Лариса Павловна Яновская, жена профессора истории Виталия Альбертовича Яновского, сына прославленного академика, и бывшая актриса, привыкла вести свободный образ жизни, в том смысле, что давно нигде не работала и жила исключительно в свое удовольствие и на радость профессору. Она окружала себя роскошью и представителями культурной элиты города и его окрестностей, которые, все без исключения, являлись поклонниками ее немеркнущего таланта. Ах, как сочувствовали они ей, что ради мужа ей пришлось оставить сцену! Но Лариса Павловна их сочувствия не разделяла – если только внешне, а так она вовсе не ощущала себя обделенной вниманием и блистала на своих пятничных "салонах" ничуть не бледнее, чем на сценах уездных городков.

Анечка же, хоть сама и приехала из столицы, в жизни своей никакой роскоши не знала, воспитанная матерью на зарплату сотрудницы НИИ. И, ослепленная богемным гламуром, совершенно потеряла голову…

Борис был вне себя. Он с самого начала был против того, чтобы его жена поддерживала какие бы то ни было отношения с соседями, кроме добрососедских, что в его понимании означало: "мы в вашу жизнь не лезем, и вы к нам не суйтесь". Пусть грубовато, зато по-честному. Тем более, он вовсе не спешил влиться в восторженные ряды почитателей Лалочкиного таланта. И сколько раз он говорил Ане, что такая жизнь не по ним, что… Короче, много всего говорил, отчего Анечка непременно принималась плакать и демонстративно молчать, вынимая из него всю душу этими своими "сценами". "Сразу видно, что с артистами общается, - думал про себя Борис, глядя на жену. – Далеко пойдет".

И оказался прав.

Дело зашло так далеко, что ему ничего не оставалось, как принять чужого ребенка, сделав вид… Вот вид ему как раз и не давался. Сколько времени он напрасно убеждал себя, что ребенок – он ни в чем не виноват, и что он станет любить его несмотря ни на что, и постарается забыть… Ведь он дал слово!

Продолжение скоро!


Автор:@maryatekun
Редакция и публикация: @lubuschka
Дизайн: @sxiii

07.11.2019





Торговая платформа Pokupo.ru


Comments 0