[Проза] Золото царицы (рассказ из цикла Пряности) Часть 8


Автор: @ondatr
Редактор: @nikro

Какие еще находки ждут капитана и его команду здесь?

Тихое эхо отразилось от стен и пропало вдали. Да Коста начал обходить зал и в дальнем углу обнаружил ещё один узкий горизонтальный лаз. Держа факел перед собой, капитан нагнулся и на коленях полез в неизвестность. Через сотню пядей лаз расширился, и Родригу поднялся в полный рост. В центре небольшого помещения он увидел каменный саркофаг, а вокруг него - два десятка железных сундуков разного размера. Капитан перекрестился и, не выпуская из поля зрения крышку саркофага, стал открывать крышки сундуков один за другим. Вид почерневшей серебряной и сверкающей золотой посуды, кусков полуистлевшей ткани, маленьких керамических сосудов, запечатанных восковыми пробками, поразил Родригу. Он брал в руки, рассыпающиеся пергаментные свитки, перебирал ожерелья разных размеров, собранных из сверкающих белых камней на толстых шёлковых нитях, трогал диадемы, поднимал бронзовые жезлы и не мог заставить себя остановиться. Тяжело дыша от волнения, он, наконец, сел на крышку саркофага, но тут же, вскочил, ощутив холод мрамора. Повернувшись, он посветил себе факелом и увидел на мраморе вязь из незнакомых букв. Любопытство распирало капитана. Снова перекрестившись, он воткнул факел в шов стены и постарался сдвинуть крышку. После нескольких попыток та поддалась и отошла в сторону со зловещим скрежетом. Родригу заглянул в саркофаг. Там находилось нечто похожее на человеческое тело, завёрнутое в истлевшие холсты. На том месте, где, по мнению капитана, должна быть голова, лежала золотая маска, повторяющая черты лица виденной совсем недавно в другом зале статуи.

– Господи! - воскликнул капитан. - Да это же - царица Савская!

Он стоял, словно сам превратился в холодный мрамор, не в силах оторвать глаз от прекрасного лица. Блики света, отбрасываемые факелом, мерцали на губах маски, и Родригу казалось, что вот-вот они откроются, и он услышит нежный голос женщины. Потрясённый находкой, капитан упал на колени и опёрся руками о какой-то плоский продолговатый предмет, стоявший рядом с саркофагом. Это оказался небольшой сундучок. Капитан, помедлив немного, достал из-за голенища сапога кинжал и поддел крышку. Сундук внутри был полон золотыми восьмиугольными монетами, где на аверсах неизвестные мастера выбили красивое женское лицо. Родригу взял одну из монет в руку. На высокой копне волос женщины красовалась крохотная корона.

– Боже, тут - полно сокровищ, - прошептал да Коста. - Папа Римский, короли Кастилии и Арагона - нищие по сравнению со мной. Святая дева Мария!

Он снова сел совершенно ошеломлённый и обессиленный. Сколько он пробыл в таком состоянии, капитан не знал.

Способность соображать вернулась к нему после того, как на руку упал кусок горящей ткани от постепенно гаснущего факела. Родригу вскочил, захлопнул крышку сундучка и поволок его к выходу из погребальной камеры. Толкая сундук перед собой, он добрался до зала, где стояли статуи. Факел почти погас, и наверху было хорошо заметно пятнышко дневного света.

– Эй! Наверху! Филиппе!

– Я здесь, маэстро. Кричу, кричу, а вы не отвечаете.

– Был занят. Подмогу привёл?

– Со мной Аурелио и Нуньес Силва.

– Хорошо, спускай канат.

– Капитан нагнулся, нашёл на земле обрывок верёвки, пощупал конец и в этот момент понял, что её обрезали ножом.

– Бартоломео живой ещё? - крикнул он.

– Пока дышит. Валяется на земле, словно рыба, вытащенная из воды.

Родригу сел на камень, о который ударился при падении и поморщился. Возбуждение спало. Да Коста снова ощутил ноющую боль в боку. Он поставил ногу на сундучок и задумался.

Конец каната, опускаемый сверху, едва не задел капитана по лицу. Родригу поднялся, обвязался, потом сильно дёрнул канат за конец. Не так быстро, как хотелось бы, преодолевая боль, терзаясь крепнущими подозрениями, капитан выбрался наверх. Подтянувшись на руках, он перевалился через край плиты и, тяжело дыша, упал на землю.

– Господи, маэстро! - воскликнул Филиппе. - Вы весь в пыли и саже. Давайте я вас почищу.

– Некогда, - сказал капитан, поднимаясь и глядя на солнце.

– Кто из вас самый лёгкий?

– Вон - Аурелио. Худой, словно щепка, отлетевшая от бревна, задетого случайно топором.

– Привязывайте его и опускайте вниз.

– Зачем? - испугался Аурелио. - Что я там забыл?

– Помолчи, матрос, - прикрикнул на парня Родригу.

– Да, не по себе мне, маэстро. Черепа вокруг. Вон там, в зарослях скелет человечий лежит, - рука Аурелио показывала на кусты.

– Спускайся. Прямо под ногами найдёшь сундук. Сначала привяжешь его. Потом мы поднимем тебя.

– Вы мне хоть факел дайте. Я темени боюсь.

– Где взять, этот чёртов факел? Давай, шевелись, - приказал матросу капитан.

– Там скелетов с черепами случайно нету?

– Да полезай в дыру, разрази тебя гром, - рассердился да Коста.

Через час Родригу и моряки уже возвращались к шлюпке. Филиппе и Нуньес Силва тащили сундук, спотыкаясь о булыжники заросшие травой.

– А что там внутри, маэстро? - не удержался от вопроса Аурелио.

– Сокровища страны Офир.

– Неужто золото?

– Так и есть, матрос. Только пока держите язык за зубами. Так, на всякий случай. Не дай Бог, кто-нибудь проболтается нашему сарацину. А золота всем хватит. Разделю по справедливости.

– Салут нашему маэстро! - заорал Нуньес.

– Тише ты. А то ненароком духи леса услышат. Видели черепа? Они принадлежали дуракам, которые шлялись по зарослям и орали, что было мочи, - улыбнулся капитан.

Матросы прибавили шагу, испуганно озираясь по слоронам.

Оказавшись возле шлюпки, Родригу нашёл взглядом Бартоломео. Тот сидел на камнях пристани и болтал в воде голыми ногами. Услышав шаги, матрос отвернулся и застыл, словно изваяние.

– Покажи, в какое место тебя укусил скорпион? - потребовал капитан, хватая парня за шиворот.

– Вот здесь. За ногу, выше башмака, - Бартоломео неохотно поднял из воды ногу, показывая на щиколотку.

Родригу потрогал пальцем грязную кожу.

– Ничего не вижу. Тут была бы опухоль, а ты сам давно валялся бы в горячке.

– Наверное, всё рассосалось, - матрос снова опустил ногу в воду. - Тут вода целебная. Ведь это - страна Офир.

– Где твой нож?

– У меня его нет.

– Разве? - простодушно спросил Нуньес Силва. - Я его видел у тебя за поясом ещё вчера.

– Уронил где-то. А-а... Вспомнил. Когда шлюпку через пороги тащили.

– Ладно, - Родригу выпрямился. - Собирайтесь. Уходим отсюда.

– А что в сундуке, маэстро? - не сдержал любопытства Бартоломео.

– Пустяки. Древние папирусы по морскому делу. Нашёл в могиле. Лежали рядом с мёртвым колдуном. Правда, Аурелио?

– Ага. Там полно человечьих черепов, а ещё повсюду торчат кости скелетов. А духи леса трогали меня за волосы, когда мы оттуда удирали.

– Да, ну? Страх Господень, - перекрестился Бартоломео. - Значит, все легенды о богатствах и дворцах царицы Савской - враньё?

– Выдумки, - отрезал капитан. - Не удивлюсь, если тут поблизости живут людоеды, убивающие заблудившихся путников отравленными стрелами. Нужно убираться, пока живы.

Бартоломео живо вскочил и, тут же опомнившись, прихрамывая, двинулся к шлюпке.

– Идём вниз по реке, пока не услышим пороги, - сказал капитан, трогая за плечо Филиппе. - Замок султана тоже обойдём ночью...

Через три дня при свете Луны шлюпка вышла из осоки, покрывающей обрывистый берег устья и проскользнула в гавань, где вопреки худшим ожиданиям Родригу, кроме "Беатрис» стояли на якорях ещё два больших судна. Капитан узнал в них сарацинские дау.

– Тихо! - прошептал он, повернувшись к матросам. - Гребите так, чтобы даже корабельные крысы вас не услышали.


Comments 1