[Проза] К последнему причалу. Часть 5


К последнему причалу (рассказ из цикла Пряности)
Часть 5
Автор: @ondatr
Редактор: @nikro

Ранней весной 1434 года от Рождества Христова высокий старик, чьи сутулые плечи обтягивал бархатный камзол с серебряными застёжками стоял у стенки причала Улишбона, где швартовались каравеллы, чьи капитаны состояли на службе короля Энрике. В сухом, но ещё крепком кулаке был зажат чёрный берет. Длинные седые волосы трепал свежий северо-западный ветер. Старик разговаривал со смуглолицым молодым человеком, нетерпеливо поглядывающим на трёхмачтовую каравеллу, где матросы подняли для просушки паруса с красными восьмиконечными крестами.
— Смотри, Афонсу. Будь осторожен. Слушай своё судно и научись терпению.
— Отец! Ты ещё скажи: "Не простудись". Я давно уже не мальчик. И, если ты забыл... Из первого морского похода мне посчастливилось вернуться живым и невредимым.
— Так-то оно так, но последнее время навигаторам короля Энрике не везёт. Пятнадцать попыток пройти мыс Бохадор закончились неудачей.
— Не зря этот мыс сарацины называют "Абу-Кхатар" или - Отец опасности. Может, правду говорят мавры, что за мысом море кишит чудовищами, а снасти каравелл загораются сами собой? - спросил Афонсу.
— Всё это чушь и суеверия. Мавры распускают вздорные слухи, чтобы мы даже не пытались ходить вдоль Западного побережья Африки. Берберские купцы в ужасе просыпаются ночами, представляя, что наши торговые каравеллы грузят в свои трюмы шкуры носорогов и слоновую кость. Пройдёте мыс Бохар, мавры будут пугать вас мысом Нун.
— Да, да. Помню. Печь сатаны. Но ты же прошёл этот чёртов мыс Нун. Почему никто не говорит, что тебе принадлежит честь открытия пути вокруг Африки? Почему никто до сих пор не может повторить это? Даже я сейчас говорю о твоём плаванье шёпотом.
— Всему своё время. Мне просто сопутствовала удача, и я ходил под кастильским флагом, один вид которого вызывает у короля Энрике тошноту. Он никогда не допустит, чтобы честь открытия прохода в южные моря присвоили себе кастильские короли. И не забывай. Инквизиция уже не та, что была раньше. Она стала гораздо сильнее. С церковным трибуналом вынужден считаться даже Папа Римский. Помнишь, я рассказывал тебе о твоей матери? Не забывай её имя.
— Конечно. Маму звали Аджиамбо, - во взгляде молодого человека читалось смятение. - Её обвинили в колдовстве и сожгли.
— Вот поэтому мы с тобой носим чужие имена, а о моих заслугах не может объявить сам Энрике. На, держи, - старик сунул в руку Афонсу толстый свиток.
— Что это?
— Мои личные портуланы. Когда "Беатрис" конфисковали в пользу казны, я сумел проникнуть на борт и вытащить карты из тайника, который не нашли солдаты короля.
— Энрике о ней знает?
Старик отрицательно качнул головой и оглянулся.

— Здесь, - Родригу да Коста погладил ладонью пожелтевший пергамент, - начертан курс, который принесёт тебе славу истинного морехода. Остальные навигаторы пусть плавают вдоль берегов Сахары и дальше. Ты же пойдёшь в открытый океан. Я многому научил тебя и открою один секрет. Главная помеха, когда идёшь вдоль Западного побережья Африки не мысы Бохадор и Нун...
— Тогда, что? - нетерпеливо спросил Афонсу.
— Штормы, прибрежные рифы, устойчивые юго-восточные ветра, и самое главное - сильное встречное течение у берега Бенгелы - родины твоей матери. Оно проходит в северном направлении между материком и безымянными островами, которые один сарацин - мой старый приятель называл "Острова горгон[1]". Сопротивление моря там настолько велико, что корабли относит к берегу Африки, и они гибнут на рифах.
— Почему ты раньше мне не рассказал? Пойдём в каюту, покажешь портуланы, - Афонсу сделал шаг по направлению к каравелле, но да Коста удержал его за руку.
— На судне много лишних ушей. К тому же я видел в твоём окружении монахов ордена Христа. Они преданы своему магистру - королю Энрике. Карты посмотришь потом. Сейчас, слушай и запоминай. Самый простой, удобный и быстрый путь от северо-западной оконечности Африки к южной лежит не на прямой и проходит не вдоль берега. Тебе следует идти через океан на юго-запад, затем, найдя сильное попутное холодное течение, я зову его "Течением Неарха" - двигаться на юг, и наконец, на восток. Теми водами я возвращался домой и знаю, о чём говорю. Плаванье по направлению преобладающих течений и ветров проходит быстрее, чем по более короткому и, вроде бы безопасному пути вдоль берегов. Ты понял меня?
— Да, отец.

— Тогда держи ещё один пергамент, - новый свиток значительно меньше первых перекочевал из кармана бархатного камзола в руки Афонсу.
— Что это?
— Портулан залива и устья реки Софала. Красной линией там помечен путь к гробнице царицы Савской. Слышал о такой?
— Я думал, что это библейская притча.
— Ничего подобного. Пройдёшь вверх по реке, наткнёшься на разрушенную пристань. Увидишь холм. На западном склоне есть нора. Спустишься по верёвке внутрь. И домой вернёшься богатым.
Молодой маэстро в изумлении уставился на старика.
— Святая Дева Мария! И всё это время ты хранил тайны и не проговорился в какой-нибудь таверне?
— Хватит молоть вздор. Ты же - королевский навигатор. Ступай. К полудню ветер переменится на северный. Самой время - поднимать паруса. Храни тебя Господь!
Родригу да Коста обнял сына - Афонсу Гонсалвиша де Антона Балдая[2] и подтолкнул к трапу, перекинутому с пристани на каравеллу.


1 Острова горгон. Так острова Зелёного мыса называл ещё Плиний. Согласно Плинию Старшему, Горгады были расположены в двух днях пути от Рога Геспера (Hesperu Ceras), современного полуострова Зелёный мыс, самой западной точки Африканского континента.

2 Афонсу Гонсалвиш де Антона Балдая (около 1400, Порту - около 1450) - португальский мореплаватель XV века. Командуя одним из двух португальских кораблей, впервые в истории европейских географических открытий, пересëк Тропик Рака (23° 26′ 22″ севернее экватора) в ходе морского путешествия вдоль африканского побережья на юг.


Торговая платформа Pokupo.ru


дизайнеры @konti и @orezaku


Comments 1