[Проза] БЕСПРЕДЕЛЬНАЯ ГУМАННОСТЬ МЕДИЦИНЫ


Автор: @nikulinsb
Редактор: @ladyzarulem

Слово редактора:
– Здравствуйте, бесплатный доктор!
– Здравствуйте, безнадёжный больной!
(Предложено автором)

Можно ли лечиться без денег? Можно – я свидетель. За последние 10 лет мне два раза делали в обычной больнице операцию на брюхе, я наблюдал это своими глазами (не на себе – на соседях). Просто я бы это никому не советовал. Это как бесплатные обеды в столовых для нуждающихся. Причём, если в бесплатной столовой вас хоть и не накормят ананасами, но хоть не отравят и вы не умрёте голодной смертью, то тут я вам гарантий дать не могу. Не потому, что врачи такие лютые душегубы – просто зарплата у них не очень большая и покупать вам лекарства за свои они просто не смогут.

Но и деньги вас не спасут, если потребуется что-то сверх ординарное. Например, оборудование, которого у нас нет, или операция, которую у нас не делают. Или делают, но в Москве по предварительной очереди и за большие деньги. Что, легче стало? Вот то-то.

Насколько проще было раньше, при совке. Во времена всеобщего равенства тебе просто скажут – сочувствуем, но медицина в вашем случае бессильна. И не имеет никакого смысла уточнять, она только у нас в Урюпинске так обессилела, или и в Москве тоже? А как там в Германии или Израиле? Но вы понимаете, что такие вопросы патриоты не задают и честно помираете, никому не создавая хлопот. Бог дал – Бог и взял. Кто ты такой, чтобы из-за тебя из штанов выпрыгивать? Их много, а ты – один.

Есть отдельная область медицины, где бешеные усилия плюс удача приносит чудодейственный результат, по сравнению со всеми другими областями. Есть мнение, что никто и нигде не надеется вылечить, к примеру, рак или СПИД, только помочь тебе протянуть чуть побольше и умереть с меньшими болями. Но в той области, которую я имею ввиду, есть реальные результаты, а поэтому деньги там крутятся бешеные. Когда ты знаешь, что помочь могут – надо просто туда пробиться. И тут нет никакого смысла о чём-то жалеть, отдашь всё, так как там, в том далёком зарубежье, куда тебе выписана бесплатная путёвка – никакие деньги уже никому не нужны. Эта область медицины – трансплантология.

**

В Москве с медициной неплохо. То есть не для всех и не всегда, но, по сравнению с Нижним Чугуевом или там с нашим Мухосранском, получше, без базара. В столице и больниц много, и у каждой своя специализация. Да вот, хотя бы, взять больницу No189 – почки, печень, желудок, а также пересадка этих органов. При ней есть стационар, где ждут своего часа те, которым пересадка – единственный шанс удержаться на этом свете ещё какое-то время. А где взять доноров? Естественно, никто не собирается выходить на улицу и уговаривать прохожих добровольно пожертвовать свой орган. Но есть скорая! Вот объявляют больницу дежурной по городу – и начинают со всего города везти туда и пострадавших, и неизвестных, и приезжих, и алкашей всяких...

А кто вообще может быть донором? Вообще-то мало кто.
Во-первых, кто сам не против и не против его родственники. Вы скажете – таких не бывает? Ещё как бывает, если вас спрашивают – а вы не отвечаете, потому что без сознания... Все знают, что молчание – знак согласия. А про родственников, где мы их найдём, если пострадавший – без документов? Получается, и родственники тоже как-бы не против. А чем отличается человек неизвестный и безответный от человека со всеми правами? Наличием при себе документов. И всё. А теперь подумайте, так ли уж принципиально это различие, если на кону стоят десятки тысяч долларов. И их дают не за вашу жизнь (которая в данный момент никому особенно не нужна) – а за вашу почку. Или печень. Сами выбирайте, что вам лучше. Но вы скажете: но-но! Есть же очередь! Официально утверждённая! А я вам скажу – а есть и бронь министерства здравоохранения! Именно на этот случай: для особо уважаемых людей!

Схема работает так:

– болезный идёт к хирургам-трансплантологам в эту больницу и просит совета. Его направляют в медицинский главк, где сидит та тётка, которая выдаёт направления на срочную операцию от министерства. Её телефон известен на всех станциях скорой помощи, и там знают, что за информацию о подходящем доноре им полагается штука баксов. В больнице этой специальная бригада дежурных трансплантологов ждёт заветного звонка. С нетерпением ждёт, так как за каждую операцию по направлению министерства им полагается штук десять (а то и тридцать) портретов американских президентов.

Плюс – бонусы нянечкам, сёстрам, дежурным врачам, которые принимают решение о трансплантации. Тут ведь как – органы положено забирать только у мёртвого человека, а приживается орган лучше всего, когда он взят при работающем сердце. То есть кто-то должен взять на себя ответственность и признать мозг пациента мёртвым, стало быть, и самого пациента – трупом (правда, с пока ещё работающим сердцем).

Всё это было преамбулой. А вот и сама история.

Однажды приходит в СК России заявление – молодой мужик поехал в Москву в командировку, попал под машину, прооперирован и умер в больнице. Сердечная недостаточность. Родственники забрали, повезли в Ярославль, а при бальзамировании увидели странные шрамы на боку. Посмотрели – у трупа нет почки и печени. Обратились в московскую больницу. Там не стали отпираться: изъяли, мол, органы у трупа «в целях спасения жизни ожидающих трансплантации». Всё по закону и спасибо вам, что с вашей помощью были спасены человеческие жизни. Тем более, что хозяину они уже были без надобности. Но тут уже родственники засомневались – какая может быть сердечная недостаточность у кандидата в мастера по бегу? И написали заяву. И нажали, где надо, чай, тоже не в огороде найденные... В общем, проверку поручили провести старшему следователю по особо важным делам СК РФ Мамаеву А. С. Ну, что же – собрался Александр Сергеевич и поехал в ту самую больницу (что интересно, именно N 189) – понюхать тамошнюю обстановку, посмотреть на людей, поговорить с народом, ну и вообще...

И атмосфера тамошняя ему не понравилась. Никто ни о чём говорить не хочет, даже о погоде, а сразу отсылают к главврачу. А тётка из регистратуры ему выдала – не верьте никому из жалобщиков, они все больные. И, вообще, та девчушка сама виновата, её за проститутку приняли. Следователь уточнил без интереса в голосе: «Это вы про Петрову, что ли?» «Нет, про Владимирскую» – поправила его тётка и внезапно замолчала. И больше ни о чём не говорила, некогда ей стало.

Александр Сергеевич пошёл к главврачу, но тот не смог вспомнить никакой Владимирской, зато вспомнил много знакомого начальства из Следственного Комитета и предложил обращаться в случае нужды. Уточняю – не следователь по особо важным делам предложил помощь главврачу в Следственном комитете, а главврач – следователю. По особо важным делам.

Мамаев историю болезни Владимирской не нашёл, не оказалось её в регистратуре, но вот копию свидетельства о смерти – нашёл. От почечной недостаточности. Адрес есть, поехал к родственникам. Из родственников только мать-алкашка. Пьёт и плачет, плачет и пьёт. Вот что рассказала: «Шла дочка с гулянки ночью, встретили её в тёмном месте, дали по башке и унесли сумочку. Менты нашли, вызвали скорую. Документов нет, запах алкоголя – есть. Менты записали её проституткой и сдали скорой. Скорая отвезла в дежурную больницу.» «Больница-то какая?» «Так наша, 189-я. Прооперировали её там по непонятной причине и через месяц выписали. А у неё почки стали болеть и шрам какой-то странный. Сотрясение мозга, а шрам – на боку... Пошла анализы сдавать – обнаружили воспаление. Сделали то ли рентген, то ли УЗИ, оказалось – почка только одна.» Пошла мамаша к главврачу разбираться – так вечером на джипе прикатили четверо бритых братков, дали штуку баксов и приказали помалкивать, а то закопают обеих и бесплатно. «А штука баксов – деньги хорошие, мы с дочкой на них месяц пили».

А что дальше? А дальше умерла дочка. Почка отчего-то воспалилась, а второй-то не было. Но хорошо хоть не мучилась, её докторша регулярно навещала и колола что-то, типа успокоительное. Бесплатно. Дочке хорошо становилось, не больно. Откуда врачиха? Да из нашей же больницы, из 189-й, участковая. Душевная тётенька, они с дочкой даже вроде как подругами стали.

Вот он стал приглядываться да выспрашивать у местных жителей – что они слышали про эту больницу? И выяснилось, что слава у больницы дурная. Но почему – никто объяснить не может. Или не хочет. Особенно её боятся местные бомжи, за километр обходят. Боятся они там лечиться, несмотря на ласковость и гостеприимность персонала. А чего вы хотите? Во всех остальных больницах от них шарахаются, как от прокажённых, чтобы не запачкаться или заразиться, а тут прямо приглашают оказать медицинскую помощь бесплатно. Любую. Я бы тоже от такого гуманизма постарался «сбечь». Непривычен он для нас.

В общем, Мамаев работает, папка с делом пухнет, сведений уже много, а сажать некого и не за что. Вечером звонит мать и говорит – отец пропал. Как так? Пошёл в гаражи машиной заниматься, они там выпили с друзьями и он пошёл домой. И не дошёл. «Так, – думает наш следователь, – отец пошёл машину ремонтировать, значит, одел, что не жалко. Они там выпили – значит, от него пахнет. Документов с собой нет. Надо в трезвяк звонить, он явно на бомжа смахивает.» Нет, в трезвяке такого не имеется. А может – сердце прихватило? Тогда – скорая и больница. Он звонит и выясняет, что сегодня дежурная больница, куда везут всех ночью – N 189. И тут следователь испугался. Поднимает по тревоге ОМОН и едет в больницу. Врывается туда – и в операционную. Над дверью горит надпись – ТИХО! ИДЁТ ОПЕРАЦИЯ! Он спрашивают – кого оперируют? Ему отвечают – бомжа какого-то, сердце прихватило. Он спрашивает – а где трансплантационная бригада? А она там же, её зачем-то срочно вызвали. И он вместе с ОМОНом врывается в операционную, чихая на стерильность. Подойдя к столу – видит отца с распоротым животом, всю трансплантационную бригаду на своих местах, главного хирурга, главврача и дежурного врача, оформляющего журнал. Он берёт у хирурга из рук окровавленный скальпель и приставляет к его глазу. Спрашивает: «Почки или печень»? Тот очень быстро и вежливо отвечает: «Почку. Одну.» «Где?» Тот показывает подбородком на контейнер. «Ставь обратно, если жить хочешь.» А вокруг стола стоят ОМОНовцы в масках и с автоматами. Два часа потом шла операция пересадки почки обратно донору, слава Богу – тот не помер, а него собирались ещё одну почку забирать.

**

Кончилось всё просто зашибись – почка прижилась. Видать, и хирург был прекрасный, да и почка – не чужая, не часто бывает такое везение.

P. S. Всю бригаду трансплантации отвезли в обезьянник, и тут начались звонки. Коллеги, журналисты, правозащитники, депутаты... Подняли крик родственники тех, кто ждал очереди на бесплатную пересадку – пока суд да дело, они стали умирать... В общем – победила гуманность и дело потихоньку закрыли. И вот опять эта же бригада заступила на дежурство, и тётенька в минздраве отвечает по тому же телефону. Только уже просит больше. Зато очередь на бесплатную пересадку сильно продвинулась.


дизайнеры @konti и @orezaku ( @digatal-designe )

Платформа Pokupo.ru предоставляет полноценный интернет-магазин и избавит вас от поиска домена, хостинга, админов, программного софта, а также от абонентской платы. Надёжно, удобно и весёлая техподдержка.
И главное. Зарабатываете вы - зарабатываем мы. И никак иначе.
Телеграм-чат сообщества Pokupo и @ivelon ждут ваших вопросов.


Comments 3


Жуть ...Вот так и живем а когда лучше станет -неизвестно .

31.01.2018 03:53
0

Вы получили 75.00 % апвоут от @uplift. Проект @whalepunk

You have received a 75.00 % vote from @uplift. Powered by @whalepunk

31.01.2018 11:10
0