Злодейка-судьба российских гуманитарных наук



Есть устойчивое ложное мнение о богатстве русского языка. По сути дела, богатство языка определяется сложностью услышанной музыки сфер, нуждой написать или произнести услышанное при помощи языка. Чем больше людей совершают сократический поворот, прогрызают умом наносную поверхность бытия ради ядра сознания, чем интенсивнее дискурс между ними, тем больше и разнообразнее нужда в различных понятиях, ищущих в языке соответствий.

Очень часто приземленный язык отражает лишь внешнее, тогда ученые придумывают новые слова, которые обогащают концептуальные схемы понятий, как химкомбинаты урановую руду. В результате появления новых слов происходят не только научные прорывы в технологиях, но и изменяются нормы в массивах коммуникаций. Жизнь становится лучше, и жить становится веселее.

К моему большому сожалению, Россия не смогла усвоить неоплатонизм, который был основой Византийской культуры. Немногочисленные носители неоплатонизма, которых занесло в Московское царство, были тупо истреблены. Раз суть Византии, альфу и омегу, не удалось воспринять дикарям, то они смогли усвоить только внешнюю красоту православия. Да и то раскол произошел не в сфере идей, а по поводу чисто физического проявления – с какой стороны обходить амвон. Вот так и ходят по кругу гуманитарные науки в России вокруг внешних проявлений европейской науки, внедряя авторитарные практики в неокрепшие умы учеников.

Подавляющее число неоплатоников устремилось в Европу, где уже были университеты с засильем Аристотеля. Дух неоплатонизма тут же поставил вопрос о различении естественных и гуманитарных наук. Отличились дискуссионные клубы Оксфорда и Кембриджа. В результате возникло различение знания на скилс и сайнс.
В бедном русском языке нет такого различения, то и другое означает наука. А различия при этом носят фундаментальный характер и определяют жизнь людей.

Мудрость пифагорейцев заключалась в том, что они увидели, что любое целое число всегда будет таковым на любой другой планете, даже при полном отсутствии умопостигателя. Тоже самое касается любых геометрических фигур.

В 7 книге «Государства» Платон систематизировал существующие взгляды, дал различение между скилс и сайнс, создал горизонт, в котором мы находимся. Очень часто даже не осознавая этого.

Самое простое сущее – это единица. Глупый ум, отравленный образованщиной, тут же представляет себе цифру 1. Но первый диалог Платона о границах знания «Апология Сократа» создает топологию, поэтому умный ум представляет не цифру, а точку.

Следующий шаг – включить движение на плоскости. Получаются геометрические фигуры как множество точек на одной плоскости.

Далее – стереометрия, появляется объем из множества точек.
Затем запускаем соотношения между объемными множествами и получаем существующий космос. Все взаимосвязи в нем необходимы и выражаются в зависимостях (каузациях) действующих при любых условиях в данной системе. Что яблоко, что майор полиции в Хабаровске, давшая показания на начальника одинаково летят к земле в результате гравитации, как и любые другие тела.

Не будет солнечной системы, и всё равно, при любом скоплении тяжелых элементов среди бескрайнего космоса они начнут притягивать к себе другие элементы. Может быть, осколки Земли с микробиотой бомбардирнут эти безжизненные нагромождения скал и вновь, уже в другом месте бескрайнего космоса, начнется жизнь. Единственно, ни меня, ни вас, мои дорогие читатели, никогда уже не будет. Причем, здесь, на Земле, тоже. Потому как всё, что касается человека – это уже скилс.

Без какой-то особой нужды случилась аномалия в головах у людей, появилось сознание, то, что существует вместе со знанием. Эта аномалия привела к тому, что появились люди, способные слушать музыку движения небесных сфер. А некоторые из них стали услышанное интерпретировать. И вот тут возникла засада. Каждый слышит тоже, что и другой, но бог-то поцеловал каждого по-разному, в различное время. От того нет двух одинаковых сплетений базовых мифов в ядрах сознаний.

Каждый человек уникален. Возникает случайным образом его ядро сознания, и оно не повторяется второй раз никогда. В ядре сознания живет, отражается как в зеркале часть первоначального единого. Первоначальное единое смотрится, разлившись по человеческим душам (умам), в себя. Но в результате, каждый один человек не может увидеть истину. Каждое наложение точек первоначально единого в человеке с целым первоначально единым (Плотин) ведет к узнаванию (Платон) лишь частицы первоначально единого. От чего установить любую зависимость (каузацию) невозможно.

Но нам же нужно узнать, куда идет слоник, в какую конфигурацию сцепился массив коммуникаций. Как это сделать?

Платон ответил – через диалектику, мои хорошие, посредством дискурса. Когда сплетаются цепочки аргументаций, возникает новая сущность между нами всеми. Это не математическое сложение индивидуальных отблесков первоначального единого, это именно диалектика, то, что возникает между нами всеми. Некая новая сущность, живущая только здесь и сейчас (темпоральность-стрела времени-диссипация) в горизонте наших усилий. Так возникает и существует скилс.

В скилс массив коммуникаций становится объектом научного познания, появляется возможность философии, политологии, социологии, экономики и прочих гуманитарных наук. Но не в России. Здесь нет дискуссионных клубов, как в Кембридже и других университетах. Потому и гуманитарной науки в России нет. Совсем.

Вместо гуманитарных наук процветает концептуализм. Если его последовательно доводить до крайности, то он превращается в номинализм. Суть концептуализма – это редукция человека к какому-либо одному проявлению, которое ложится в основу объяснительной схемы, неизбежно ведущей к конспирологии.

Например, доктор Маркс сводил сущность человека к шкурному интересу, погибли сотни миллионов человек. А доктор Фрейд сводил человека к сексуальным проблемам, многие люди мучаются до сих пор.

Редукционизм удивительным образом отрезает тот простой факт, что человек не только тело, но и душа (ум). Оставив только тело, редукционизм обеспечивает живодеров уверенностью, что в людях нет ничего ценного и их можно уничтожать.

Вот этой мерзостью пропитана так называемая «гуманитарная наука» в России. Отсюда – конспирология, Кошпировский во множестве проявлений, вера в чудеса.
Что в один прекрасный день все граждане России станут умными и добрыми. И в этот сверкающий миг, ослепляющего блеска соберутся все вместе (соборность), и, не выдержав сверкающего света всеобщей глупости режим зла падет. А сейчас надо потерпеть, и самое главное, ничего не делать, корча рожи от сатиры над злом на кухне, размахивая картошкой на вилке.

Всё вместе это называется метафизический антиреализм в отличие от метафизического реализма, признающего существования как внешнего, познаваемого мира (рациональная космология), так и существование сознания.

Физикалисты, к примеру, признают существование внешнего мира и его познаваемость, но отрицают существование сознания. Они думают, что сознание ограниченно работой мозга. Ищут в работе мозга, в физиологии, проявление сознания. Понятное дело, что ничего там не находят. Потому что работа сознания внематериальна, но она есть.

Самый простой эксперимент, который может провести даже школьник, не отягощенный знанием теологии. Представьте, что мы уменьшились, как в кино «Внутренний мир» и прямо через инъекцию в задницу попали по сосудам в мозг, отравленный тёмными мыслями. В мозгу идет нейропроцесс, зажигаются гирляндами нездешнего света нейроны, человек думает. И тут подопытному дают две задачи выбрать правильный ответ: дважды два четыре и дважды два пять. Физиологически лампочки в мозге горят одинаково, и при дважды два четыре, и при дважды два пять, различия нет. А человек выбирает дважды два четыре. По той простой причине, что рядом с физиологическим процессом, осуществляется логос – работает сознание, нечто, осуществляющееся параллельно со знанием. Даже когда не будет людей, дважды два четыре останется. Оно есть часть первоначально единого, схваченное работой сознания человека.

Когда гуманитарии начинают в логос лезть с инструментарием сайнс, искать каузации – необходимые связи, это рождает редукционизм, конспирологию и физикализм. Больше похоже на напяливание совы на глобус. Сова-то при этом подыхает. Или на поиск жизни в лягушке при помощи ее потрошения.

Массив коммуникаций уже сдвинулся в другое состояние. Что толку без дискурса?

Особо забавляют поиски истины во внешних проявлениях.

Хуманитарий перечисляет факты и говорит: это наука. Ему в ответ: это всего лишь факты, каузации высосаны из пальца. Тогда хуманитарий берет математический метод для придания научности своей лаже, и находит в статистическом анализе скрытые от наблюдателя факты. Ему опять – это факты, не приращения знания, это просто лажа в математической упаковке. Ты, ученый, но не выученный пень, должен сделать следующий шаг. Собрать все данные и пойти внутрь себя, совершить логос, чтобы твоя точка первоначально единого совпала с всеобщим первоначально единым. Тогда ты услышишь музыку движения небесных сфер, быстро её формализуй в понятия и неси сюда. Здесь мы устроим дискурс, и тогда твой опыт приращения знания станет всеобщим, частью того, что между нами всеми. А иначе толку от твоих усилий не будет никакого.

В общем и целом российское гуманитарное псевдознание есть какое-то убожество, производящее авторитарные практики в помощь хлу с ложью в последней инстанции.

Учитель/преподаватель ездит по ушам слушателям. Затем спрашивает на семинарах, что усвоили адепты. Это не наука. Лекции нужны, конечно, чтобы ученик усвоил используемые понятия, но дальше нужен дискурс. Ведь ученик не табула раза, а поцелованный богом человек, в нем есть часть первоначально единого. Только дискурс может достать из него его.

Так что все российские гуманитарные науки – полная лажа для сохранения авторитарного режима.


Comments 1


@varja Друзья! А чё коменты не пишите? Продайте кто-нибудь голосов на тыщу рублей.

21.07.2020 17:01
0