Только он


В давние времена, когда тыквы были ещё сладкими, появился первый пропагандистский миф, способствующий укреплению власти великого князя на Москве, что государство самодержавное привезли варяги по дороге в греки извне и насадили свои устои. Это старый недобрый миф о том, что власть насаждает нормы и традиции сверху, а не является результатом уже существующих обычаев.

Если присмотреться внимательно к авторитаризму, создается впечатление, что иерархические структуры, управленческие, военные, силовые растут сверху вниз, разъедая здоровое тело общество своим паразитизмом. По всей видимости, такой мой ошибочный взгляд возникает из-за моей слабой метафизической подготовки. Я не вижу причинности, что на ком стоит и что за чем следует.

Если же взгляд подправить теорией игр, тогда появляется понимание, что до формирования иерархических структур авторитарной власти сначала должны случится процессы самоорганизации. Из них должны вырасти устойчивые базовые структуры на фундаментальном уровне из малых групп, а затем, при помощи фракталов, на этот фундамент уже надстраиваются большие структуры, образующие авторитарную власть.

В этом случае выражение «каждый народ заслуживает своего правительства» из этического уровня переходит в нормативный. Становится понятно, что корень авторитаризма и его устойчивость находятся в фундаментальных структурах общества. Если эти структуре замешаны на недоверии и насилии, то получится только авторитаризм. Чем выше уровень насилия и сильнее недоверие, тем прочнее авторитарная власть.

Теория игр «пять пиратов» при распределении 98;0;1;0;1 как раз подтверждает мою гипотезу.
Итак, у нас жесткая иерархия. Каждый ранг человек достигает при помощи насилия. Чем больше человек насилия проявляет, тем выше его ранговое соответствие. А теперь представьте себе, что капитан умер и возникла проблема транзита власти. Как ее решить при таких условиях игры?

Ранговые соответствия уже устоялись, в случае хаоса нужно снова драться за место и не факт, что будет победа с сохранением уже существующего положения. Риски от изменений многократно превышают выгоду от сохранения существующего положения дел для всех членов команды или общества. А раз так, то в авторитарных странах власть, как правило, наследует приемник и это большую часть граждан вполне устраивает.

А теперь давайте рассмотрим вариант, при котором яркий оппозиционный политик бросает вызов действующей авторитарной власти.

Порок авторитарной власти в виде сосредоточения власти и собственности в одних или немногих руках неизбежно повышает ставки в борьбе за власть. Чем больше кусок власти и собственности на кону, тем большим готов рискнуть оппонент и его команда.
Как же отнесется общество к такому вызову?

Представьте себе, что вы нагрели теплое местечко в какой-нибудь властной иерархии или аффилированной структуре. Причем, чем ниже ранг, тем оно более выстрадано из-за сильной конкуренции.

А теперь какой-то выскочка угрожает вашему положению!?

По понятной причине «праведный» гнев, уголовная, а то и физическая расправа немедленно устранит оппонента власти. Чем беднее люди при распределении 98;0;1;0;1, тем яростнее они расправляются с оппозицией, пытающейся бросить вызов авторитарной власти.

Таким образом, авторитарная власть может не беспокоится обнищания граждан. Граждане только сильнее будут конкурировать друг с другом за крошку общественного пирога и ожесточеннее расправляться сами с теми, кто пытается шатать устои авторитарной власти.


Comments 0