По школьным ступенькам вверх


На днях мы упомянули о работе вечерней школы в восьмилетке Белого Яра. Что это такое? Об этом рассказывает мой брат, выпускник вечерней школы Владимир Тюнников. Вместе с ним получала среднее образование сестра Светлана, она окончила впоследствии юридический факультет Томского университета.

Владимир написал эти воспоминания в 2007 году. Сейчас моих дорогих брата и сестры, к сожалению, нет с нами.

Я родился 13 января 1948 года в селе Молчаново Томской области. Но оттуда мы уехали, когда было мне два года, и воспоминаний об этом поселке нет. А вот село Парабель, где мы стали жить, помню хорошо: в детстве воспоминания яркие.

Ездил с отцом на рыбалку в обласке, с матерью- корову доить, тоже в обласке: в Парабели коровы все лето жили на острове за рекой Полой.

Забавно добывал хлеб. Дело в том, что в Советском Союзе всюду, за исключением больших городов, хлеб продавали одному человеку не более двух булок. Завозили в магазин определенное количество, кто не успел, тот опоздал - остался без хлеба. Официальная версия нехватки: люди откармливают хлебом свиней, так как мука и хлеб дешевле отрубей.

На продажу муки, как, впрочем, и на другие продукты существовали ограничения в виде «Норм отпуска товаров в одни руки», висевшие в каждом магазине. Чтобы купить хлеб, надо было часа за два до продажи, а то и раньше занимать очередь, отстоять ее, и еще пока-пока она подойдет! Но я, пользуясь давкой в магазине, просто пролезал между ног к прилавку, там вставал, кто-нибудь пожалеет и пропустит вперед.

Отец работал уполномоченным министерства заготовок, дисциплина для руководящих кадров тогда была военная, и в 1954 году, когда его перевели в Белый Яр, отец с мамой очень жалели, что покидают Парабель.

В Белом Яру как-то само получилось так, что в доме я ничего не делал, в огороде мало: весной переносил навоз, редко вскапывал грядки. Зато вне двора без меня ничего не обходилось. Стоял в бесчисленных очередях за хлебом, ходил с мамой за грибами и ягодами (она очень любила эти походы), ездил на рыбалку, заготавливал сено, дрова.

В семье нас, детей, было пятеро, денег всегда не хватало. Чтобы разнообразить еду, приходилось всем много работать. Держали взрослую корову, а то и две, кур, откармливали свиней. Заготавливали малинового варенья 5-6 ведер. За ягодой ходили толпой: мама - с ведром, я и Алла- с трехлитровыми бидончиками, Света- с двухлитровой банкой, Таня - с литровой.

Облазим за день корчевки, так как только там малина росла, и наберем на ведро варенья. А смородины набирали за лето на 4-5 ведер. В огороде выращивать ягоду тогда было не принято. За клюквой, брусникой, грибами обычно ходили втроем: папа, мама, я. Клюквы набирали пять-шесть ведер за один раз и больше не ходили. А брусники, в зависимости от урожая, запасали до 20 ведер, как и грибов. Вроде много, но к лету ничего не оставалось.

Самым главным подспорьем была рыбалка. Рыбу ловили сетями и неводом с июня до конца ноября, и она у нас не выводилась круглый гол. Для долговременного хранения рыбу сначала солили и вялили, а позже сделали две коптилки для горячего и холодного копчения- иначе быстро приедается.

Кедровых орешек не заготавливали - поблизости хороших кедрачей не было. Осенью похожу один или с Аллой, принесем ведер пять шишек, мама отварит, полакомимся - и все.

Зимой же родители покупали орехи и когда уходили в гости или в кино, ставили нам на стол полный таз орехов, мы, дети, садились вокруг-и только щелк слышался, никто не балуется, не шкодит.

Из-за постоянной занятости, а, может, по традиции родители предоставляли нам, детям, такую самостоятельность и свободу действий, которую сейчас невозможно увидеть. Но и попадали мы в разные неприятности, однако благополучно выкручивались.

У Гумилева есть стихи:

«О да, мы из расы, завоевавшей древних, Которым вечно скитаться, срываться с высоких башен,
Тонуть в серых океанах
И буйной кровью своею поить ненасытных пьяниц-
Железо, сталь и свинец».

Прямо обо мне в детстве: летом постоянно куда-нибудь ездил, дважды тонул, один раз - весной, переходя через реку, провалился под лед, и я ломал его метра три-четыре, пока не смог выползти. Падал с дерева, как-то наступил на доску с гвоздем так, что он, проткнув стопу, вылез на пять сантиметров. Едва не был застрелен на охоте, а о бесчисленных порезах, ожогах, ссадинах и не помню.

Зато, повзрослев, стал настолько осторожным, что, хотя летом каждый пятый день ездил на рыбалку, за грибами или ягодами, отпуска тоже старался поводить в тайге, то есть месяц-полтора с друзьями или в одиночку, а неприятностей не было, все шло штатно.

В школе же было все нормально, учеба давалась легко, оценки всегда были хорошие. Правда, мне пришлось, учась с седьмого по девятый класс, исполнять должность директора детского кинотеатра (в воскресенье, зимние каникулы дневные сеансы обслуживали ученики). Это на всю жизнь отвратило от желания быть начальником, властолюбия.

Спортом заниматься не особенно любил, хотя и много ходил на лыжах, бегал на коньках.

Из-за нехватки денег в 16 лет пошел постоянно работать на сплав, поэтому заканчивал вечернюю школу.

Уехал в Томск, где работал токарем год, затем в 1967 году переехал в Северск, где поступил в вечерний институт, работал в смену оператором на Сибирском химкомбинате - на радиохимическом заводе. Хорошо проучился только два года, а потом пошли пробелы: не нравилась будущая профессия. У инженера-химика работа противная, а платили не очень. В 1972 году после окончания третьего курса мне предложили работать старшим оператором (в этой должности работаю и сейчас), и я оставил институт, о чем никогда не жалел.

На работе все шло удачно, много раз отмечали мою рационализаторскую и трудовую деятельность. Сейчас мне платят по высшему у нас восьмому разряду. Я ветеран труда.

Мою жену зовут Лариса Васильевна, она бывшая томичка, почти всю жизнь проработала в столовой.
В 1979 голу мы получили двухкомнатную квартиру, так в ней вдвоем и живем.

В 1973 году у нас появилась Света. Она замужем, ее сыну Денису 15 лет. Живет отдельно, я успел получить для нее двухкомнатную квартиру. Работает, заканчивает институт.

В 1977 голу у нас родилась Наташа, она тоже замужем, ее дочери Юле четыре года. Живет в квартире мужа. Сейчас Наташа работает и учится в институте.


Comments 1