НАЧАЛО


Молодежная тема все больше увлекает меня. Видимо, настало время заглянуть в молодость, увидеть свои ошибки, нарадоваться юности…Как быстро она проходит!
Окончив среднюю школу, я очень хотела поехать в Томск, поступать в университет, меня привлекала история. Последние два школьных года я была членом комитета комсомола и секретарем комитета. Бывала нередко в райкоме комсомола, может быть, здесь благосклонно относились ко мне, и один из членов бюро мне сказал:

  • Поступай на заочное, мы изберем тебя членом бюро, здесь работать будешь.
    Его должность не должна была позволить ему делать такие предложения. Но я еще была совсем девчонка и пребывала в смятении. Об этом предложении узнали учителя.
    Когда на выпускном мы получали аттестаты, я не удержалась и заплакала. Раиса Федоровна Тимохина, учительница истории, правильно оценила и поняла мои слезы и очень строго сказала:
    • Поезжай! Не вздумай здесь остаться. Поезжай!
      У меня от сердца отлегло. Я поехала, правда, одного балла не хватило, и я вернулась домой.
      Папа уже сходил в восьмилетнюю школу, договорился с директором Анатолием Владимировичем Осовским, чтобы меня взяли старшей пионервожатой. Эта школа действовала только второй год. Учеников было не очень много, школа деревянная, зато молодых учителей среди тех, кто работает в первых-четвертых классах, было много.
      В нашей средней школе, где я училась, у меня как-то получалось при отсутствии старшей вожатой даже сбор дружины провести. А здесь я была какая-то беспомощная, неумеха. Пионерская комната была, шашки, шахматы лежали, ребята на переменах играли. Еще я должна была играть с детьми в подвижные игры, вроде «третий лишний» или «ручеек», чтобы дети, во-первых, подразмялись, во-вторых, никого не сбили с ног, если бегают.
      Сначала меня выручало то, что любила ходить в походы. Каждый выходной мы ездили на велосипедах к речке, где красивый лес. Сейчас я с облегчением думаю, как хорошо, что ни с кем ничего не случилось. Старая, наверно, стала и осторожная. А тогда я сама лазала по деревьям, а дети, ясное дело, за мной.
      По субботам в первой смене уроки заканчивались раньше обычного. Во вторую смену работала одна молодежь: Нина Алексенко, Тамара Смирнягина, Раиса Зименкова, Алла Сухушина. На перемене мы закрывали в учительскую дверь, держались за столы и учились танцевать чарльстон.
      Заканчивалась вторая смена, начинала работать школа рабочей молодежи.
      Коллектив жил интересной жизнью. Был большой хор, вокальная группа. На концертах пели Владимир Чумерин, Виктор Смирнягин. У них были сильные, красивые голоса. Ездили с концертами в Рыбинск.
      Посадили в те годы сквер, помогали колхозникам убирать урожай: копать картошку, вырубать капусту, собирать помидоры.
      В учительской появилось объявление, что в конце недели состоится профсоюзное собрание, один из вопросов: прием в профсоюз. Меня предупредили заранее, надо было написать заявление. Первая часть собрания прошла в школе, а на вторую нас к себе домой пригласили директор школы Анатолий Владимирович и его жена Эрнестина Антоновна. Мне трудно судить, но, кажется, они были весьма подготовленные люди и работу свою выполняли достойно. И вот мы пришли, нас попросили в зал, где уже были накрыты столы, нас угощали голубцами, нежными, вкусными, таких замечательных я больше никогда не ела.
      Так началась моя первая работа. Шел 1962 год.

Comments 2