Нарушение закона. Часть 6. Злоупотребление Россией международными правоохранительными органами


АННОТАЦИЯ
Внутренний устав Интерпола запрещает их 194 государствам-членам использовать международную правоохранительную организацию в любых действиях, имеющих «политический, военный, религиозный или расовый характер». Россия, несомненно, нарушает все четыре из этих ограничений. Используя эту систему для наказания своих оппонентов, Генеральная прокуратура России разослала «красные извещения» и разослала бесчисленное количество лиц, в результате чего у них возникли юридические, командировочные и иммиграционные проблемы. В некоторых случаях это заменяет договоры о выдаче, в которых их не было. Россия также использует систему Интерпола для депортации в основном мусульманских антагонистов, объявляя их террористами. Наконец, сейчас появляются свидетельства того, что российские чиновники, возможно, взломали свой путь в международных финансовых институтах и получили доступ к частной финансовой информации противников России.
Доктор Денис Соколов, Илья Заславский и Наталья Арно

Международная организация уголовной полиции, более широко известная как Интерпол, имеет несколько вводящее в заблуждение название, подразумевая, что Интерпол является полицейской операцией; его лучше определить, как международную «доску объявлений», в которой перечислены имена людей, обвиняемых в преступлениях в одной из 194 стран-членов. Интерпол не прилагает усилий для определения обоснованности уголовных жалоб, благодаря этому авторитарным режимам слишком легко злоупотреблять процессом, чтобы наказать политических противников. За последние несколько лет Россия заполнила базу данных Интерпола именами политических противников и других, которые заслужили гнев дружественных Кремлю деловых лидеров.

Несмотря на конституцию Интерпола, которая запрещает члену страны, использующие эту систему для «любого вмешательства или деятельности политического, военного, религиозного или расового характера», Россия стала одним из главных нарушителей «красных уведомлений» Интерпола, которые (неправильно) рассматриваются в некоторых странах как международный ордер на арест или причина депортации.

Многочисленные «красные уведомления», поданные Россией, были направлены против политических оппонентов, таких как Владимир Гусинский, бывший владелец ведущей российской независимой медиа-группы; Илья Пономарев, бывший депутат Думы, который проголосовал в одиночку против аннексии Крыма; Российский эколог, Петр Силаев; Леонид Невзлин, вице-президент ЮКОС-Ойл, которому было предъявлено обвинение в рамках кремлевской кампании против компании; Эерик-Ниилес Кросс, эстонский политик, который долгое время был занозой в кремлевской политике; Борис Березовский, когда-то самый влиятельный российский «олигарх», который помог привести Владимира Путина к власти, а затем стал его заклятым противником; Ахмед Закаев, чеченский премьер-министр в изгнании; Никита Кулаченков, активист Антикоррупционного фонда Алексея Навального. Россия также преследовала бизнесмена и кремлевского критика Билла Браудера, запросив как минимум пять «красных уведомлений», но ни одно из них, благодаря правовому и международному давлению, опубликовано не было. Русские действительно передавали информацию о мистере Браудере через Интерпол. (Распространение аналогично Красному уведомлению, но отправляется напрямую страной-членом Интерпола в страну по своему выбору.)

В более громких делах те, кто был помещен в базу данных Интерпола, смогли нанять адвокатов и удалить их имена, за плату, а иногда и после задержания или ограничения на поездки. Влияние использования "красных уведомлений" в России наиболее сильно ощущается теми, кто ищет убежища в России по всему миру. В Европе Россия поместила многих мусульманских диссидентов, родившихся в России, в списки наблюдения за террористами, создав десятки депортаций обратно в Россию и Чечню (см. Примеры из практики ниже). В США недавние изменения в политике безопасности Министерства внутренних дел привели к сотням задержаний и депортаций россиян, ищущих статус беженца в США. Новая политика, принятая в 2015 году, ограничивает ходатайства о предоставлении убежища от лиц, обвиняемых в совершении преступления. Фон, который, как предполагают иммиграционные судьи, имеет место, если имя появляется в базе данных Интерпола.

Павел Ивлев, бывший юрист Yukos Oil, который бежал из России в США и сам имел дело с Красным уведомлением за последние девять лет теперь помогают россиянам, которым грозит депортация или арест, за то, что они включены в Красный список уведомлений Интерпола. Ивлев объясняет, что многие из его клиентов были арестованы в своих домах или задержаны при посещении иммиграционного слушания. Многие из его клиентов не знали, что они были в списке Интерпола во время их задержания. Он говорит, что Россия полностью осведомлена о том, как играть в систему, и чтобы те, кого она рассматривает как преступников, были отправлены обратно в Россию. «Россия полностью понимает, как она работает в США, и злоупотребляет «красными уведомлениями и распространением их»79, чтобы вернуть в Россию многих людей, уехавших из-за уголовного преследования по политическим или деловым причинам», - сказал Ивлев. «У США и России нет договора об экстрадиции, и это, по сути, способ обойти это и заставить людей, которые, по их мнению, являются преступниками, вернуться в Россию».

Ивлев сказал, что после того, как его клиенты задержаны, их часто помещают в местные тюрьмы, часто без залога, в то время как они ждут до 90 дней, чтобы встретиться с судьей по иммиграционным делам. По словам Ивлева, даже с лучшими юристами конечный результат - это возвращение в Россию. «Они не получают должного процесса. Сейчас с этой системой все не так», - говорит Ивлев о внутренних изменениях в политике DHS. «Россия знает, что ICE (Иммиграция и таможенное обеспечение) традиционно очень охотно реагирует на запросы Red Notice. Они знают, как это работает. Они знают, что ICE должен информировать запрашивающую страну, Россию, и уведомлять их, когда кто-то задержан. Российский суд ожидает уголовного преследования, и они говорят: «Мы хотим, чтобы этого человека доставили к нам».

Д-р Тед Бромунд, старший научный сотрудник Фонда наследия США, много писал о злоупотреблениях и реформах Интерпола. Он согласен с тем, что иммиграционная политика в США может быть нарушена автократическими режимами: «ICE… не может быть арестован на основании Красного уведомления, но он может и действительно арестован за нарушение иммиграции, которое создает Красное уведомление, которое Владимир Путин выберет свои цели от имени ICE».80

Не всем, у кого есть красные уведомления, могут быть заключены в тюрьму или депортированы. Но это не значит, что жизнь для них стала легче. Бромунд согласился с Кайлом Паркером из Хельсинкского комитета США, что «красное уведомление может быть даже более эффективным, чем судебная система - без гарантий ... Это не преследует вас; это преследует всех».81 В электронном обмене этим отчетом д-р Бромунд объяснил, что «российское Красное уведомление может арестовать вас и может вытащить вас, но реальное наказание - это количество способов, которыми оно усложняет» вашу жизнь и трудности, с которыми вы столкнетесь, чтобы вернуть вещи в нормальное русло».

«По сути, если вы не арестованы и / или не экстрадированы в результате Красного уведомления, это имеет четыре эффекта», - пояснил доктор Бромунд. «1. Из-за Красного Уведомления путешествовать намного труднее; 2. Если вы не являетесь гражданином, и если у вас есть действительные проездные документы (например, виза), это может привести к аннулированию этих документов, что, в свою очередь, может привести вас к тюремному заключению из-за обвинения в нарушении иммиграционного законодательства; 3. Если оскорбительное «красное уведомление» является публичным, оно может и часто приводит к закрытию счетов в вашем банке, что еще более затрудняет борьбу, поскольку у вас больше нет кредитной карты или чека для оплаты услуг адвокатов; 4. Оно клеймит вас как преступника (особенно потому, что большинство людей ошибочно полагают, что «красное уведомление» является «международным ордером на арест» или что оно основано на доказательствах или каком-либо следственном процессе Интерпола, ни один из которых не соответствует действительности), и это может затруднить получение или сохранение работы, или делать что-либо, где наличие «криминального фона» создает проблемы. Говоря в общем, конечно, чем больше вы известны и богаче, тем меньше эти эффекты могут вас беспокоить и тем больше у вас возможностей нанять хороших юристов, чтобы дать отпор - но даже для очень богатых и знаменитых эффекты могут будь серьезным».82

В Европе эффект от подвергания Красному уведомлению зависит от правовой системы страны и от того, как она рассматривает свои обязательства как члена Интерпола, согласно д-ру Бромунду. «Вообще говоря, лучшее эмпирическое правило заключается в том, что страны общего права (например, Великобритания, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия) не рассматривают «Красное уведомление», как действенную основу для ареста, тогда как во многих гражданских Право наций (Франция и большая часть остальной Европы) Красное Уведомление может служить достаточной основой для ареста», - сказал д-р Бромунд.83

По словам д-ра Бромунда, отношения России с некоторыми странами могут означать более опасное применение системы Red Notice. «Если бы Россия выдала на меня Красное уведомление, обратите внимание, например, что я не буду слишком беспокоиться о посещении Норвегии, но я буду очень беспокоиться о посещении Болгарии или Сербии».84

В последние годы Россия использует европейские правоохранительные органы и общественные настроения против диссидентов-мигрантов из России. Это может включать создание трудностей с получением документов в ЕС, Турции и Украине, а в некоторых случаях инициирует депортации или экстрадиции их противников. Это непропорционально повлияло на две группы мигрантов: (1) мусульмане, которые бежали от религиозных преследований и которые продолжают оставаться в центре внимания общественности, и (2) чеченцы, которые открыто критикуют главу Чеченской Республики, выбранную Кремлем, Рамзана Кадырова, или которого чеченский лидер считает опасной для него. Чеченцев часто обвиняют в религиозном экстремизме, в связях с террористическими организациями или в участии в вооруженном конфликте в Сирии на стороне ИГИЛ, а также в международных списках террористов, управляемых Интерполом.

Эти обвинения ставят европейские миграционные службы, правоохранительные органы и даже правозащитные организации в трудное положение. С одной стороны, проверка точности этих обвинений иногда оказывается невозможной, но, с другой стороны, игнорирование информации, полученной от российских спецслужб или полицейских органов, означает потенциальную возможность отбросить мяч в связи с угрозами терроризма.

Практика служб безопасности и миграции Турции, Украины, Египта и других стран Северной Африки и Ближнего Востока часто воспринимается как непредсказуемая или коррумпированная, что создает риск для иммигрантов. Недавние массовые задержания и депортации русских мусульман из Египта - яркий тому пример.
Вместе с европейскими правоохранительными органами Россия использовала как официальные, так и неофициальные средства для достижения своих политических целей.

Первый способ заключается в том, чтобы поместить целевых лиц в Красный список уведомлений Интерпола или назвать их в списках. Для этого, согласно информации, предоставленной адвокатами Vayfond, независимой правозащитной организацией, представляющей чеченцев, предусмотрено четыре вида обвинений.

Тематическое исследование:

Тумсо Абдурахманов
Ситуация вокруг возможной экстрадиции из Польши в Россию Тумсо Абдурахманова, чеченского блогера и создателя канала YouTube «Абу-Саддам Шишани», который имеет более 100 000 подписчиков, является ярким примером того, как российские власти в целом, и глава Чечни Рамзан Кадыров, в частности, может эффективно использовать международные правоохранительные органы, миграционное законодательство и бюрократические процедуры для преследования своих противников.
Тумсо Абдурахманов был вынужден покинуть столицу Чечни Грозный, предварительно отправив за границу членов своей семьи (мать, брат, жена и дети), после конфликта с главой администрации президента Чечни Исламом Кадыровым и Рамзаном. Родственник и назначенец Кадырова. Осенью 2015 года Абдурахманов уехал в Грузию, но грузинские власти отказали ему в предоставлении убежища на основании информации, полученной от российских правоохранительных органов - в ноябре 2015 года чеченский следователь возбудил уголовное дело, обвинив Тамсо Абдурахманова, и обвиняя российских преступников в совершении преступлений. Кодекс ст. 208, часть 2 [«Участие в вооруженной группе, не предусмотренной федеральным законом, а также участие на территории иностранного государства в вооруженной группе, не предусмотренной законодательством этого государства, преследующей цели, противоречащие интересам Россия Федерация"]. Кроме того, в 2016-2017 годах Тумсо Абдурахманов был объявлен в международный розыск Интерпола. Однако 17 августа 2017 года, в ответ на запрос, Комиссия Интерпола по контролю за файлами ответила, что информация Тумсо Абдурахманова была удалена из системы 3 мая 2017 года, поскольку расследование показало, что оснований для проведения поиска и задержания недостаточно.
Абдурахманов забронировал билет в Россию через Варшаву и, оказавшись в Варшаве, попросил политического убежища. Срок действия его российского паспорта истек, и на основании информации, полученной от российских и грузинских правоохранительных органов, некоторые из которых являются секретными, польские власти отклонили ходатайство Абдурахманова о предоставлении убежища и собираются выдать его в Россию. Из опыта мусульман, уже экстрадированных из ЕС, Украины и Турции, Абдурахманов может столкнуться с пытками и длительным тюремным заключением на своей родине.

Таких случаев, как злоупотребление Интерполом множество85:

  1. Утверждения об участии в вооруженном конфликте в Сирии (иммигранта часто обвиняют в участии в конфликте как на стороне ИГ, так и на стороне Аль-Каиды / Фронта ан-Нусра, даже если такие утверждения являются взаимоисключающими). Такие обвинения обычно основаны на показаниях свидетелей, которые либо отсутствуют, либо личность которых засекречена. Чтобы быть обвиненным в связи с ИГИЛ, после 2012 года российскому мусульманину достаточно приехать из своей родной страны в Турцию и провести там всего один день. Именно на этих основаниях были выдвинуты обвинения в участии в террористической организации против чеченского блогера Тумсо Абдурахманова, российского мусульманина Павла Окружко, редактора сайта «Голос ислама» Дмитрия (Хамзы) Черноморченко (все три дела рассматриваются ниже) и еще сотен других случаев русских мусульман. В некоторых случаях следователи просили выплатить компенсацию, чтобы снять обвинения (или не возбуждать уголовное дело). По словам наших осведомителей, сумма этой «компенсации» составляла от 5000 до 50 000 долл. США.86
  2. Утверждения об оказании поддержки террористической деятельности. Родственники, друзья и даже деловые партнеры тех, кто обвиняется в терроризме или участии в незаконных вооруженных формированиях, подвергаются таким обвинениям. (После пересмотра срока давности по обвинению в «оправдании терроризма» в этой области группа риска была расширена и теперь включает в себя всех журналистов, экспертов и блогеров, которые писали о сирийском конфликте или о Северном Кавказе в подполье.)87
  3. Регистрация лиц, осужденных за преступления, связанные с терроризмом, и недавно освобожденных из тюрьмы с целью так называемого «эффективного мониторинга для предотвращения террористической деятельности». (То есть «превентивный мониторинг», к которому относятся десятки тысяч человек из Северного Кавказа, которые не обязательно подвергались тюремному заключению, но подвергался с 2010 по 2016 год по рекомендации местных полицейских преследованию).88
  4. В дополнение к информации юристов из Vayfond стоит добавить, что заявления о финансировании терроризма также часто делаются. Эти обвинения могут быть предъявлены бизнесменам или обычным гражданам, которые сделали что-то базовое, например, оплатив телефонный счет родственнику или другу, который жил за границей (в Турции), или сделали небольшое пожертвование на строительство колодцев или мечетей в Африке для Фонда «Живое сердце», которым управляет Абу Умар Саситлинский, мусульманский проповедник и меценат из Дагестана. Сам Фонд «Живое сердце» также обвиняется в финансировании терроризма без каких-либо оснований и без доказательств.

Во-вторых, эффективным может быть не только добавление человека в международный розыск (что требует наличия доказательств и соблюдения ряда формальностей). Иногда информационного письма российских спецслужб достаточно, чтобы помешать беженцу получить убежище или права на защиту. В таком письме говорится, что согласно информации, имеющейся в распоряжении спецслужб, например, ФСБ, «этот человек опасен, потому что он является членом террористической организации «Аль-Каида» и Исламского государства».89

Третий метод состоит из совершенно неофициальных рычагов влияния. В последние несколько лет влияние представителей Рамзана Кадырова росло в чеченских диаспорах Польши, Германии, Австрии, Франции, Бельгии и других европейских стран. Во многом это связано с неспособностью (а иногда и нежеланием) европейских государств защищать чеченских иммигрантов от Кадырова, практикой взятия их родственников в Чечню в заложники и ростом антиисламских и античеченских настроений в Европе в связи с события в Сирии.

По словам наших информантов, представители Рамзана Кадырова сотрудничают со спецслужбами в странах ЕС, охотно предоставляя им информацию о надежности чеченцев, которые живут или ищут убежище в этих странах. Существует несколько сообщений из первых рук о том, что перед такими «консультациями» чеченские сотрудники ЕС проводят переговоры с теми, о ком собирают информацию, и заставляют их сотрудничать, угрожая предоставить спецслужбам отрицательный отзыв о них.

Тематическое исследование

Азамат Байдуев
Фактически, у Польши уже был подобный опыт: экстрадиция чеченца Азамата Байдуева в сентябре 2018 года. «Текущее время получило ответ от Министерства внутренних дел Польши. В нем говорится, что они получили заявление от «уполномоченного органа» о возвращении российского гражданина в страну его происхождения. В нем не указано, на какое агентство ссылаются. Министерство внутренних дел Польши добавило, что окончательное решение о выдаче русских было принято на основании этого документа, а также потому, что Байдуев якобы представлял угрозу общественной безопасности Польши [...] Это решение, по мнению министерства, был издан на основании статьи 329 Закона об иностранцах. Это положение было введено антитеррористическим актом 2016 года». Согласно информации, предоставленной МВД Чечни, Байдуев признался, что ранее ездил в Сирию для участия в боевых действиях. Против Байдуева в Чечне были возбуждены уголовные дела по ст. 208 ч.2 УК РФ. Из публикации, опубликованной адвокатом Центра по правам человека Ахмедом Гисаевым, стало известно, что «Байдуев, который, по словам адвоката, был выслан из Польши в Россию 31 августа, был похищен около полуночи 1 сентября возле дома его дяди Азамата в селе Шалажи Урус-Мартанского района Чечни. По словам Гисаева, около ста боевиков чеченских подразделений ФСБ и МВД с обнаженным оружием сначала заблокировали территорию вокруг дома, а затем ворвались в дом».
В 2017–2018 годах Украина, которая де-факто находится в состоянии войны с Россией, передала российским властям несколько мусульманских иммигрантов. Например, «братья Ариф Джабаров и Альберт Богатырев. Альберта задержали в запорожском аэропорту (на Украине), откуда он собирался вылететь в Стамбул. В 2017 году он прилетел в Украину, женился там и планировал вылететь в Стамбул, чтобы завершить там бизнес, но оказалось, что его разыскивает Интерпол на основании запроса российских спецслужб.»

В результате чеченские иммигранты в ЕС оказываются в ситуации, аналогичной той, из которой они бежали. На них оказывают давление угрозы насилия (есть несколько случаев избиений, похищений и убийств), шантаж с угрозами репрессий против их родственников, сфабрикованные обвинительные заключения, злоупотребление государственными институтами и угрозами экстрадиции в Россию, за которыми следуют пытки, длительное заключение или даже смерть на родине.

Адвокаты Vayfond считают, что «ситуация усугубляется тем фактом, что власти в странах ЕС (включая Францию, Германию, Швецию и Польшу) предпочитают мириться с угрозами, нависшими над беженцами, которые ранее были освобождены из тюрьмы, если они будут экстрадированы в Россию. Таким образом, немецкие власти не приняли видного чеченского деятеля и депортировали его в Россию, отделив его от его семьи. Власти Франции, Германии и Польши последовательно депортировали еще одного чеченца, и он тоже оказался в России. Опасаясь за свою жизнь, оба чеченца снова покинули Россию.

Отношение разных стран ЕС к этому вопросу несколько различается. Франция, Бельгия и, реже, Германия готовы предоставить защиту беженцам, но только после принятия соответствующих судебных решений. Австрия, Польша, Словения и Греция предпочитают не предоставлять им защиту, а вместо этого передают их России. Что касается стран в Совете Европы, то существует взаимопонимание и сотрудничество с Украиной. Мы испытали абсолютное равнодушие со стороны властей Боснии и Герцеговины.
По словам адвокатов «Vayfond», существует «очевидный уклон или отсутствие профессиональной компетентности со стороны сотрудников Интерпола, благодаря которым российские власти могут преследовать беженцев и диссидентов за рубежом. Эта предвзятость усугубляется ухудшением восприятия чеченцев в частности, и мусульман из России в целом, с точки зрения как общественности, так и сотрудников полиции».90

Инсайдеры утверждают, что представители Кадырова прекрасно понимают слабые места своих европейских диаспор и умело манипулируют ими, вовлекая молодых чеченцев в криминальную деятельность или просто в насильственные столкновения, что привлекает внимание правоохранительных органов.

«Откровения» мигрантов о трудностях жизни в ЕС, о страданиях и об отсутствии помощи со стороны государства, правозащитных и гуманитарных организаций, инициированные властями Чеченской Республики, также могут повлиять на отношение по отношению к чеченцам в Европе. Эти «откровения» и беспорядки, организованные чеченцами в Европе, активно «освещаются» российскими СМИ.91

Существует эффективное использование негативного отношения к политическому исламу и растущей активности правых политических деятелей в Европе со стороны российской администрации, российских спецслужб и чеченских властей. В общественном мнении справедливость, верховенство закона и права человека все хуже, чем чувства безопасности.

В заключение следует отметить, что основополагающие структуры международных правоохранительных органов, созданные за многие годы, используются Россией в ее кампании против собственных диссидентов и меньшинств. Другие страны должны знать о широком злоупотреблении Интерполом и сотрудничестве в сфере безопасности со стороны Кремля.


Comments 2


05.07.2019 18:04
0