КОНКУРЕНТНЫЙ АВТОРИТАРИЗМ: ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ДИНАМИКА ГИБРИДНЫХ РЕЖИМОВ ПОСЛЕ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ (28)



С вами скоро попрощается последний автократ России Владимир Путин.

Авторитарная консолидация при Путине: 2000-2008

После 2000 года внешние и внутренние ограничения на самовольное поведение в значительной степени исчезли. На внешнем фронте экономический рост и резкое повышение цен на нефть сделали Россию практически невосприимчивой к западному давлению. На внутренней арене баланс сил изменился в пользу Путина. Путин укрепил партийные и государственные организации. Он вложил значительные средства в правящую партию «Единство», которое поглотило ОВР и стало «Единой Россией» в 2001 году. Более институционализированная правящая партия эффективно ликвидировала парламент как площадку для оппозиционных вызовов. Действительно, законодательные дезертиры и восстания, которые преследовали Ельцина, исчезли при Путине, «Единая Россия» стала доминирующей силой в Думе, это означало «окончание независимости законодательной власти от исполнительной власти». Путин также подорвал региональные силовые центры. Он объединил 89 провинций России в семь региональных округов, фактически заблокировал региональные партии, чтобы они не участвовали в парламентских выборах и кастрировал высшую законодательную палату (Совет Федерации), которую губернаторы использовали для лоббирования региональных интересов.

Кроме того, Путин усилил государственный контроль над экономикой. Он национализировал ключевые секторы экономики - в том числе большую часть энергетического сектора - и ужесточил контроль Кремля над монопольной газовой компанией «Газпром». В то время как «Газпром» (акционерное общество) действовал полуавтономно при Ельцине, Путин установил полный контроль над ним, превратив его в инструмент политического патронажа и наказания. Путин также ослабил ведущих бизнес-олигархов путем преследования и / или изгнания их и лишения активов. В 2003 году Путин задержал Михаила Ходорковского, главу гигантского ЮКОСа - нефтяной компании (и самого богатого человека России), который не только бросил вызов правительству, но и начал финансировать оппозицию, «подкупив» около 100 членов парламента. В конце 2003 года Ходорковский был арестован (а позднее заключен в тюрьму) за налоговое мошенничество и другие преступления, а ЮКОС был раздроблен и продан различным компаниям, контролируемым Кремлем.

Наконец, Путин напал на СМИ, контролируемые олигархами. В 2001 году бизнес-магнат Борис Березовский, возглавлявший влиятельную телевизионную станцию, ОРТ, был вынужден уехать в изгнание в связи с обвинением в мошенничестве и лишился контроля над ОРТ после того, как эта группа выступила с критикой правительства. В том же году Кремль использовал задолженность Владимира Гусинского в размере 473 млн. долл. США перед «Газпромом», чтобы спровоцировать захват НТВ «Газпромом». В 2002 году правительство захватило «ТВ-6» Березовского, оставив Россию без независимого телевидения.

Ликвидация региональных и олигархических центров власти и независимых средств массовой информации ограничило возможности оппозиции. Оппозиционный доступ к телевидению в значительной степени был сокращен в начале 2000-х годов, а лишение свободы Ходорковского служило «предупреждением другим олигархам против участия в политических делах» … и в финансовой поддержке независимого гражданского общества». Гражданские и оппозиционные группы, таким образом, были отстранены от ресурсов; в результате многие из них либо прекратили существование, либо были кооптированы правительством. В то же время общественная поддержка крупнейшей и наиболее организованной оппозиционной партии, КПРФ, значительно сократилась.

Когда внутренний баланс сил изменился, выборы стали менее конкурентоспособными. Парламентские выборы 2003 года характеризовались предвзятостью СМИ, массовым злоупотреблением государственными ресурсами и, по крайней мере, некоторыми манипуляциями с выборами. «Единая Россия» выиграла 223 из 450 мест в парламенте, которые - в сочетании с небольшими союзными партиями и независимыми парламентариями - дали Путину две трети большинства.

В период после 2003 года произошло «уничтожение без исключения всех оппозиционных партий» и устранение «значимых альтернатив действующей власти». По мере приближения президентских выборов 2004 года несколько крупных кандидатов, в том числе Геннадий Зюганов, предпочли не участвовать. Принимая во внимание слабость оппозиции, Путин был переизбран с 71 процентом голосов в первом раунде.

Авторитарный поворот Путина не остался не замеченным Западом. Должностные лица США, в том числе президент Буш, критиковали нападение Путина на ЮКОС и его «неспособность проводить демократические реформы». Внешняя критика оказала небольшое влияние, как бы то ни было. Западные правительства «вряд ли были готовы что-либо сделать в связи с арестом Ходорковского». Действительно, политика США в отношении России не изменилась существенным образом, а западные инвестиции продолжали поступать. По сути дела, стратегическое и экономическое значение России сделало Путина «непроницаемым» к критике».
Авторитарная консолидация продолжалась во второй срок Путина. В конце 2004 года Путин усилил барьеры для создания политических партий и пробил закон, который ликвидировал выборы для региональных губернаторов. Суровые ограничения были наложены на НПО, а цензура, преследование и насилие над журналистами превратили Россию в «одну из самых опасных стран в мире для средств массовой информации». Выборы становились все более неконкурентными. На парламентских выборах 2007 года правительство строго ограничило доступ оппозиции к средствам массовой информации и использовало крайне ограничительный закон о политических партиях, чтобы запретить ряд либеральных партий. «Единая Россия» победила в подавляющем большинстве, захватив 64 процента голосов и 315 из 450 мест в парламенте.

В 2008 году Путин организовал президентскую преемственность, которая позволила ему соблюдать конституционные ограничения, сохраняя при этом эффективную власть. После выборов в Думу 2007 года он объявил о своей поддержке близкого соратника Дмитрия Медведева, чтобы преуспеть в этом. Одновременно Медведев объявил, что он выберет Путина в качестве премьер-министра. В то же время правительство ввело дополнительные административные требования для кандидатов от оппозиции, добивающихся доступа к выборам. Бывший премьер-министр Михаил Касьянов, единственный потенциально жизнеспособный кандидат от оппозиции для преодоления этих препятствий, впоследствии был дисквалифицирован на том основании, что слишком много подписей было подделано. На выборах, омраченных вмешательством СМИ и широкомасштабной манипуляцией, Медведев победил с 71 процентом голосов. Путин тогда был назначен премьер-министром и оставался эффективным главой государства до 2008 года. Таким образом, хотя переход номинально соблюдался по конституционным правилам, это практически не повлияло на баланс сил в России.

Авторитарную консолидацию в России можно отнести, в частности, к восстановлению экономики, что усилило популярность Путина. Однако автократы в Грузии и Украине потеряли власть в течение 2000-х годов, несмотря на высокие темпы роста. Россия отличалась от этих случаев двумя способами. Во-первых, из-за низкой связи Путин столкнулся со слабым внешним принуждением. Во-вторых, Путин обладал более сильными государственными и партийными институтами. Большой экономический контроль и относительно сплоченная правящая партия помогли предотвратить элитарное отступление и лишили оппозицию критически важных ресурсов, что привело к более стабильному и замкнутому авторитарному режиму.

Таким образом, из-за слабости государства и партии российский режим был крайне слабым в 1990-х годах, но низкий западный рычаг способствовал его выживанию. Путину удалось упрочить авторитарное правление главным образом путем устранения ключевых организационных источников уязвимости. В условиях очень низкого рычага и слабого противостояния он практически не испытывал сопротивления, поскольку устранил последние остатки демократии.

Отсутствие нематериальных оснований сплочения может в конечном итоге стать источником уязвимости режима. Недавнее исследование подчеркивала силу «Единой России», описывая ее как «настоящую доминирующую партию», сопоставимую с ZANU-PF в Зимбабве. Однако, как показывает эта книга, партии, основанные на патронажных связях, часто уязвимы для дезертирства в периоды кризисов. Несмотря на то, что «Единая Россия» является доминирующей по размеру и ресурсам, «Единая Россия» не имеет критических источников сплоченности, таких как идеология или прошлая история конфликта, которые скрепляли правящие партии в Никарагуа, Мозамбике и Зимбабве в периоды кризиса. Путин не сталкивался с таким кризисом в 2000-х годах, но сильная зависимость Единой России от патронажа может сделать его уязвимым в будущем.


Comments 2


29.11.2018 08:43
0