Немного о будущем биткоина


В 2017 году биткоин и другие криптовалюты стремительно ворвались в жизнь большей части населения Земли. Цифровые активы, которые до этого были увлечением относительно небольшой группы энтузиастов, превратились в чуть ли не главную тему для обсуждений по всему миру.

Впрочем, философские вопросы, связанные с криптовалютами, сегодня как никогда актуальны. Кто-то видит в криптовалютах лишь средство для быстрого обогащения, другие же — финансовый инструмент, способный произвести экономическую революцию и освободить человечество от гнета коррумпированных чиновников и банкиров.

Журнал ForkLog продолжает цикл материалов, посвященных истории формирования и преобразования денег. В первой части своей всеобъемлющей статьи известный криптоэнтузиаст и либертарианец Виджай Бояпати провел анализ истории и зарождения денег, выделил их основные особенности.

Вторая часть была практически полностью посвящена биткоину и его стремительной эволюции. Ведь тот сложный и длительный путь, на который золоту потребовалось несколько веков, первой криптовалюте удалось пройти всего за несколько лет.

В заключительной части Бояпати устремил взор в будущее — как развитие и распространение биткоина может повлиять на мировую экономику и геополитику? Чем это может обернуться для простых граждан? Наконец, заслуживает ли биткоин той «бычьей уверенности», которую многие в нем испытывают, и каких высот может достичь его цена?

Выход национальных государств на сцену

Финальный «цикл хайпа Gartner» биткоина стартует в тот момент, когда национальные государства начнут накапливать его в составе своих валютных резервов. Рыночная капитализация биткоина в настоящее время слишком мала, чтобы его можно было считать жизнеспособным дополнением к резервам большинства стран. Однако, когда интерес частного сектора усилится, а капитализация биткоина приблизится к триллиону долларов, в будущем он станет достаточно ликвидным, чтобы привлечь внимание большинства государств.

Вход на биткоин-сцену первого государства, скорее всего, спровоцирует волну добавления криптовалюты в свои резервы всеми остальными. Страны, которые окажутся первыми в принятии биткоина, получат наибольшую выгоду, если монета в конечном счете станет глобальной резервной валютой. К сожалению, это, вероятно, будут государства с самыми сильными исполнительными властями — такие диктатуры, как Северная Корея — и они будут быстрее всего накапливать биткоины.

Большая ирония заключается в том, что США в настоящее время являются одной из стран, наиболее открытых в своем регулировании в отношении биткоина, в то время как Китай и Россия являются наиболее враждебными. США рискуют значительно ослабить свою геополитическую позицию, если биткоин вытеснит доллар в качестве мировой резервной валюты. Еще в 1960-х годах Шарль де Голль критиковал «непомерные привилегии», которыми пользовались США благодаря Бреттон-Вудскому соглашению 1944 года.

Правительства России и Китая еще не осознали геостратегических преимуществ биткоина как резерва, и в настоящее время озабочены эффектами, которые он может иметь на их внутренних рынках. Подобно де Голлю в 1960-х годах, который угрожал восстановить классический золотой стандарт в ответ на «непомерную привилегию» США, китайцы и россияне со временем осознают преимущества резерва в несуверенном хранилище ценности. Обладая наибольшей концентрацией майнинговых мощностей, китайское государство уже имеет явное преимущество в своем потенциале добавления биткоина в резервы.

США гордятся собой как нацией новаторов — и Кремниевая долина является жемчужиной экономики. До сих пор она в основном доминировала в разговоре с регулирующими органами о позиции, которую они должны принять в отношении биткоина. Тем не менее банковская индустрия и Федеральная резервная система США, наконец, впервые осознают экзистенциальную угрозу, которую биткоин представляет для американской валютной политики, если он станет глобальной резервной валютой. Так, Wall Street Journal, известный как рупор Федерального резерва, опубликовал заметку об угрозе, которую биткоин представляет для денежно-кредитной политики США:

«Существует еще одна опасность, возможно, даже более серьезная с точки зрения центральных банков и регулирующих органов: биткоин не может потерпеть крах. Если спекулятивный пыл в криптовалюте является всего лишь предвестником его широкого использования в качестве альтернативы доллару, то он будет угрожать монополии центральных банков на деньги».

В ближайшие годы в Кремниевой долине начнется великая борьба между предпринимателями и новаторами, которые попытаются сохранить биткоин свободным от государственного контроля, а банковская индустрия и центральные банки сделают все, что в их силах, чтобы регулировать биткоин и не допустить ослабления их индустрии и эмитентной власти.

Переход к статусу средства обмена

Валютный продукт не может перейти в состояние общепринятого средства обмена (стандартное экономическое определение «денег»), прежде чем получит широкое распространение. Выражаясь тавтологично, та ценность, которую не ценят, не будет востребована. В процессе распространения и широкого применения покупательная способность валютного продукта резко возрастает.

Только тогда валютный продукт перейдет в статус средства обмена, когда сумма альтернативных и транзакционных издержек его использования станет ниже стоимости совершения сделки без него.

В обществе, основанном на бартере, переход валютного продукта в статус средства обмена может произойти даже когда покупательная способность его до сих пор растет, поскольку транзакционные издержки бартерной торговли чрезвычайно высоки. В развитой экономике, где эти издержки низкие, возможно, что еще только зарождающееся хранилище ценности, такое как биткоин, будет использоваться в качестве средства обмена, хотя и в очень ограниченном объеме. Примером может служить рынок запрещенных наркотиков, где покупатели готовы пожертвовать возможностью накопления биткоинов, чтобы свести к минимуму существенный риск покупки с использованием фиатной валюты.

Однако существуют значительные институциональные барьеры для зарождающегося хранилища ценности, которое становится общепринятым средством обмена в развитом обществе. Государства используют налогообложение в качестве мощного средства защиты своих суверенных денег от вытеснения конкурирующими валютными продуктами. Мало того что суверенные деньги пользуются преимуществом постоянного спроса за счет уплаты налогов исключительно в них, но и конкурирующие валютные продукты облагаются налогом всякий раз, когда они обмениваются по высокой стоимости. Этот последний вид налогообложения создает значительные сложности для использования хранилища ценности как средства обмена.

В то же время сопротивление валютным продуктам не является непреодолимым для их принятия в качестве общепринятого средства обмена. Если вера в фиатные деньги ослабевает, то их ценность может рухнуть в процессе, известном как гиперинфляция. В таком случае стоимость фиатных денег сначала обвалится против самых ликвидных товаров в обществе, таких как золото или иностранная валюта, например, доллар США. Когда ликвидные товары недоступны или их предложение ограничено, гиперинфляционные деньги потеряют свою ценность и по сравнению с реальными товарами, такими как недвижимость и продукты питания. Архетипический образ гиперинфляции — это опустошенный продуктовый магазин, поскольку потребители пытаются как можно быстрее избавиться от резко теряющей ценность национальной валюты.

В конце концов, когда вера полностью разрушится во время гиперинфляции и суверенные деньги больше не будут приниматься кем-либо, общество перейдет к бартеру или денежная единица будет полностью заменена другой. Примером этого процесса стала замена доллара Зимбабве долларом США. Переход от суверенных денег на иностранные затрудняется из-за нехватки последних и отсутствия соответствующих банковских учреждений для обеспечения ликвидности.

Возможность легко передавать биткоин через границы и отсутствие необходимости в банковской системе делают его идеальным валютным продуктом для тех, кто страдает от гиперинфляции. В ближайшие годы, поскольку фиат продолжает следовать своей исторической тенденции к потенциальному обесцениванию, биткоин будет становиться все более популярным выбором для глобальных сбережений. Когда национальные деньги будет заброшены и заменены биткоином, он перейдет из статуса хранилища ценности в общепринятое средство обмена. Для описания этого процесса Даниэль Кравиш придумал термин «гипербиткоинизация».

Распространенные заблуждения

Большая часть этой статьи была посвящена валютному характеру биткоина. На этой основе мы теперь можем рассмотреть некоторые из наиболее распространенных заблуждений о биткоине.

Биткоин — это пузырь

Биткоин, как и все рыночные валютные продукты, демонстрирует «денежный премиум». И это то, что порождает общую критику, мол, биткоин — это «пузырь». Однако все валютные продукты обладают таким премиумом. Действительно, именно он (превышение над ценой спроса и предложения) является определяющей характеристикой всех валют. Другими словами, деньги всегда и везде — пузырь. Как ни парадоксально, валютный продукт является и пузырем, и может быть недооценен, если он находится на ранних этапах принятия в качестве денег.

Биткоин слишком волатилен

Волатильность цены биткоина — это следствие его «молодости». В первые несколько лет своего существования он вел себя как копейка, и любой крупный покупатель, такой как близнецы Уинклвоссы, мог вызвать большой всплеск цены. По мере того как принятие и ликвидность увеличивались с годами, волатильность биткоина уменьшалась соразмерно. Когда монета достигнет рыночной капитализации золота, она будет демонстрировать аналогичный уровень волатильности.

Когда рыночная капитализация биткоина превзойдет золото, его волатильность снизится до того уровня, на котором монета станет подходящей в качестве широко используемого средства обмена. Как отмечалось ранее, монетизация биткоинов происходит в виде «циклов хайпа Gartner». Волатильность становится самой низкой во время фазы плато, а самой высокой — во время пиковых и аварийных фаз. Каждый «цикл хайпа» будет иметь более низкую волатильность, чем предыдущие, поскольку ликвидность рынка увеличивается.

Комиссии слишком высокие

Недавняя критика сети биткоина заключается в том, что увеличение комиссии за транзакцию сделало ее непригодной в качестве платежной системы. Тем не менее в реальности рост сборов является здоровым и ожидаемым. Комиссии — это затраты, необходимые для оплаты майнеров, которые обеспечивают безопасность сети путем проверки транзакций.

Учитывая фиксированный график добычи биткоинов, в конечном счете награды за добычу блоков снизятся до нуля, и сеть должна будет обеспечиваться за счет транзакционных сборов. Сеть с «низкими» тарифами — это сеть с небольшой степенью безопасности, склонная к внешней цензуре. Те, кто рекламирует низкие комиссии альтернатив биткоина, неосознанно описывают слабость этих так называемых альткоинов.

Основа критики «высоких» транзакционных сборов биткоина — это убеждение, что он должен быть платежной системой в первую очередь и хранилищем ценности — в последнюю. Как мы видели с истоками денег, эта вера ставит телегу перед лошадью. Только когда биткоин станет распространенным хранилищем ценности, он станет и подходящим средством обмена. Кроме того, как только биткоин окажется на уровне, на котором он подходит как средство обмена, большинство транзакций будет происходить уже не в главной сети, а в сетях второго уровня с гораздо более низкими комиссионными сборами.

Сети второго уровня, такие как Lightning Network, обеспечивают современный эквивалент долговых обязательств, которые использовались для передачи прав на золото в XIX веке. Векселя использовались банками, потому что передача слитка была гораздо более дорогостоящей, чем перенос бумаги, которая представляла собой право на золото. Однако, в отличие от простых векселей, Lightning Network позволит переносить биткоины при малых затратах, не требуя почти никакого доверия к третьим сторонам, таким как банки. Развитие Lightning Network — это чрезвычайно важная техническая новинка в истории биткоина, а ее ценность станет очевидной по мере разработки и принятия в ближайшие годы.


Comments 0