Записки одиннадцатиклассника. Околофилософия и пропащее поколение


– Ты что, одиннадцатиклассник?
– Ага.
– А скажи что-нибудь на одиннадцатиклассническом?
– В Питер поступать собираюсь…
© просторы Сети

Вообще-то я хотела написать этот пост по прошествии первой сентябрьской недели. А потом после второй. Но вот началась третья, Алёна в кои-то веки собралась с мыслями и, пинком отодвинув распушившуюся и начавшую к зиме толстеть лень, села писать не стихи. Хотя, отдать им должное, пишутся исправно каждый день, если без форс-мажоров или нежданных визитов вышеозначенного в край обнаглевшего существа. Это я себе ещё с лета поставила такую планку – писать по стихотворению в день. Вдохновила, помимо прочего, платформа @stihi-io, коим мои отдельные благодарности и признательности. Спасибо, друзья, за нужный проект! Так, по собственным подсчётам «на глаз» я, кажись, написала за прошедшее лето стихов больше, чем за все предыдущие четыре года якобы-писательства. Ну потому что по-другому назвать это нельзя. Но всё с чего-то начинается, и всему своё время. Теперь вот время осени…

Третьего сентября я, против своего обыкновения, пришла в школу минут за пятнадцать до начала уроков. Присела на подоконник, дожидаясь старых-новых одноклассников. По коридорам шмыгали новоявленные пятиклассники. Малышня. Ха! «Малышня», – говорю я и тут же неслабо так офигеваю с того, когда успели пролететь пусть не одиннадцать, пусть даже шесть лет с тех пор, когда мы тоже ушли из началки и пришли, уже все такие взрослые и крутые, на свой первый урок русского в пятом классе. И в окно палило солнце, и в кабинете было дико душно, душно настолько, что сознание упорно желало потеряться и упрямо отказывалось запоминать сложное отчество учительницы: «Иннокентьевна»… Но о ностальгических воспоминаниях – чуть позже. Итак, достаю блокнот, чиркаю пришедшие в голову строчки. (Никак не ожидала, что смогу писать в школе, но ничего невозможного нет, а уроки всё так же скучны). Краем глаза и уха замечаю компанию пацанов. Один из них достаёт туфли на сменку. Далее – слова, записанные мною дословно и поистине достойные приведения здесь:

«Смотри! Это кожа настоящая!», – с нескрываемым пафосом говорит одиннадцатилетний мальчишка, демонстрируя обувку. И, видимо, решив, что это прозвучало не очень убедительно для товарища, добавляет: «За четыре косаря купили!..»

Звенит звонок, открываются двери классов, а я загибаю листок блокнота с недописанными строчками стиха и начинаю свои школьные записки о нашем пропадающем поколении…

Оправдывая эпиграф, в котором для многих не так уж велика доля грустной шутки, – теперь и я в одиннадцатом. Последний год в школе. Наконец-то! Да ну нафиг?!.. Угораздило… Приехали… Дóжили. Как это обычно бывает, 11-й класс всегда казался чем-то далёким, чем-то, что «не с тобой». И при этом я всегда ведь знала, что он рано или поздно наступит. Мы всегда и для всех были маленькими. Мы всегда считали себя взрослыми. И теперь, как любят говорить учителя, наша параллель стала самой старшей в школе. Что интересно – за эти три недели поняла, что каждый день перед моими глазами проходят все эти одиннадцать лет. Первые, третьи классы – совсем ещё мелкотня, ей-богу, детский сад. Учителей жалко – вечно орущая, бегающая, что-то делящая и выясняющая орава. Пятые, ошалело ищущие нужный кабинет, то и дело опаздывающие, не привыкшие к тому, что теперь к учителям надо приходить своим ходом. И, представить только, посмотрели мы как-то с одноклассницей на них и чуть не хором изрекли: «Не, ну, по-моему, мы такими не были!»! О, жизненный опыт и житейская мудрость, что творите вы с нами, шестнадцатилетними стариками! Но, пытаясь говорить серьёзно, замечу, что пятиклассник сейчас действительно какой-то мелкий пошёл. Я их с первыми иногда путаю. Ну а орут они так же. Седьмые и загруженные предстоящими экзаменами девятые – иные из этих уже не на свои тринадцать-пятнадцать, а на все восемнадцать с плюсом тянут. Ну это я сужу, естественно, только по внешности. Мне тоже в том возрасте давали с горкой три, а до и пяток годков, да только толку-то?.. Наконец, десятые, впихнутые, как и все невпихуемое в нашей школе, в этом году в первую смену. Беззаботные, гады. Весёлые. Дерзкие типа. Целых два года у них ещё. Ну-ну, попляшете. Бедолаги, вам же на следующий год историю обязательным сдавать… В который раз спасибо, мама, что родила меня так рано и отдала в школу в шесть лет. Хотя историю мне всё равно сдавать – осенило, знаете ли, в августе. Десять лет не сенило, а тут нате вам, ешьте с кашей, надумала. Кому это я?..

Сижу, пишу и поражаюсь самой себе. Экий взгляд с высоты прожитых лет! Смехота. Но я ведь стараюсь всегда говорить честно. И действительно ловлю себя порой на подобных мыслях. Не свысока смотрю, нет, я вообще-то полностью взрослеть вовсе не собираюсь. Скучно потом, как по мне, жить. Но чувствуешь, что реально стал другим. И не из-за ЕГЭ и одиннадцати школьных лет, не из-за того, что «вся школа теперь на вас смотрит», нет, вовсе нет… Я люблю наблюдать за людьми. Полезно, оказывается, хоть иногда наблюдать за собой. И я смотрю на себя и своих одноклассников, многих из которых знаю все эти одиннадцать лет, и подсознательно сравниваю с теми, кто приходит после нас. Черт дери, да эти «отцы и дети», похоже, действительно неискоренимы! Но я не осуждаю и не говорю, кто лучше, а кто хуже. Они просто другие. Мы другие, хотя вообще-то «нами» люди на поколение старше называют тех, кого я уже отношу к категории «они». Запутала? Разматывайтесь.

Телефоны! О, жуткое время засилья гаджетозависимости! Уткнулись, ничего не видят вокруг себя, в школе телефон, дома компуктер с интернетами всякими! Вот в наше время!.. А вот «наше время» пришлось как раз на тот самый переломный момент появления смартфонов во всеобщем пользовании. Представьте, насколько мы крутые! Мы – последнее поколение, ходившее с кнопочными, перекидывавшее по блютузу картинки, залипавшее в «Змейку» и забивавшее гвозди «Нокией», но в большинстве своём использовавшее мобильную технику для того, чтобы отзвониться маме или СМС-ку чиркнуть. Это потом вдруг резко настала «новая эра», сменилась мода, стиль жизни, увлечения. Я помню игры в «стенку» на длиннющих переменах, помню, как наши пацаны играли и обменивались карточками с «Черепашками-ниндзя» и чуть не в драку кидались, если кто-то пытался «шулерить», помню моду на йо-йо, когда каждый, хоть немного уважающий себя человек обязан был выпросить у родителей игрушку и, насмотревшись на ловких ребят, понтовавшихся дорогими, «профессиональными», пытался повторить трюки. А ещё мы с подружкой таскали из дома палочки, как у Гарри Поттера, представляя себя волшебниками, несправедливо закинутыми в маггловскую школу, и втихаря на переменах ими помахивали, само собой, заявляя всем интересующимся, что магия вне Хогвартса категорически запрещена. А ещё я приносила теннисный мяч. Ох, вот это были подачи! Видели бы вы те сумасшедшие сэйвы прямо перед носом классной! Что характерно, мы ни разу ничего не разбили. А ещё наши пацаны постоянно дразнили дежурных и убегали от них, а те бегали следом. А ещё мы весной шли с физ-ры и залезали в класс через окно. А ещё дрались с одной девчонкой просто потому, что она всегда была слишком высокомерная дура. И с мальчишками дралась, потому что нефиг обзываться, сам дебил! А ещё «Богдан влюбился в Таню, он ей булочки из столовки носил!». А ещё… Много ещё всего. А сейчас, мол, такого уже нет. Нет. Но я вот что спрошу. Вы видели, что есть? Вы, вечно ноющие и клеймящие, в школе-то когда в последний раз были? Я вот сегодня была. Что вы упёрлись все в эти телефоны с компьютерами? Да, перебор имеет место, я не спорю, оправдывать не буду, но уж это мне «ваше поколение»!.. Накипело, ну правда. Дебилы? Зависимые? Что из них только выйдет? Да такие же они. Другие и одновременно всё такие же. Дети, обычные дети. Они носят с собой мягкие игрушки, катаются по перилам, играют в салки, то и дело в кого-нибудь врезаясь и получая от учителей, они рисуют на партах и дерзят, читают книги и слушают музыку. Да, кто-то знает сонеты Шекспира наизусть, а кто-то перебивается с двойки на тройку и прогуливает по полчетверти. Но не всегда ли так было? И телефоны ли тому виной?

Ну занесло меня, однако… Я вообще-то школу не люблю, а тут вдруг распёрло о ней писать. И, пожалуй, я буду время от времени это делать. Одиннадцатикласснические записки, почему нет? Авось, когда стану старой и вредной и буду почём зря чихвостить молодёжь, книгу напишу. О временах, когда Алёна ещё была отличницей по документам, но уже становилась отъявленной троечницей в душе. Ностальгия? Кто его знает… Я ведь приучаюсь жить настоящим. Нет, это скорее всего лишь воспоминания, которые останутся в этих стенах и когда-нибудь заслуженно канут в лету. Словом, когда нет тем для околофилософии, оглянись вокруг! У меня вокруг сейчас только школа. И вот прямо сейчас, размышляя, я понимаю, что и здесь есть ещё куча тем и моментов, достойных рассуждения. А значит, буду писать. Пока из-за компуктера не выгонют и спать не отправят… ;-)


А напоследок – рубрика-бонус. Перлы преподавателей и учеников, накопившиеся ещё за прошлый учебный год в Новосибирской Гимназии. Это чтобы вам слишком скучно от моей болтовни не становилось. Уверена, будут пополняться!

Алгебра, как она есть:

– Это что у нас в логарифме?
– Умножение.
– Будет сумма!

P.S. Не, ну а кому не хочется в Питер? Что я, зря что ли Сплинов в своё время наслушалась? Не знаю я, куда поступать буду… СПбГУ, конечно, крутой вуз… Но никто ничего не слышал и я ничего вам не говорила!

Барнаул, 18.09.18


Comments 3


@tyi-ra , да, старость - не радость, это точно. Были же люди в наше время...)

18.09.2018 15:31
0

@svetozarhobbot "...не то, что нынешнее племя!..", да-да!)

18.09.2018 15:47
0