Сладкий миг тревоги


Посвящается Вадиму Задорожному

Запахло полынью в далёких лугах,-
И, значит, пора собираться в дорогу.
Совсем не затем, чтобы где-то в стогах
В объятьях любимой забыть про тревогу.
А просто настала такая пора,
Когда и тревога - великое счастье,
Когда прорицатели и доктора
Излишне бодрятся при слове «причастье».
Я вырвусь из плена истасканной лжи,
И там, на просторах июньских луговий,
Припомню великое свойство души –
Летать и творить без преград и условий!
Лети, моя душенька, прочь от земли!
Но, прежде чем вырвешься ты к поднебесью,-
На родине сердца, в родимой дали,
Дослушай мою недопетую песню.
Тиха и бесхитростна песня моя:
О доме, где топится русская печка,
И как собирается в доме семья,
И как под иконою теплится свечка…
О вспаханном поле, о чистой воде,
О гулких и звонких рассветных покосах,
Где мы, уставая в нелёгком труде,
Купались, как в жемчуге, в утренних росах…
Да мало ли вспомнится в песне моей,
Оборванной буднично, даже нелепо –
Во имя мифических тех журавлей,
Которые манят нас в ложное небо.
Оставив когда-то простое житьё,
Я думал найти просвещённую долю,
Но тихое, бедное сердце моё
Всегда тосковало по чистому полю.
Оно тосковало, вкушая успех,
И в годы забвенья оно тосковало,
И даже во время любовных утех,
Наверное, полного счастья не знало…
И это понятно: вдали от земли,
Что всех нас питает исконною силой,
Нам хочется верить, что мы не вдали,
Что мы в неразрывности с вотчиной милой.
Но сердце, но сердце нельзя обмануть,
Оно неподвластно бодряческим грёзам,
И наш опрометчиво избранный путь
Приводит не к алым, а к пепельным розам!
(И только великая наша душа,
Способная быть одновременно всюду,
Взирает на нашу юдоль не спеша,
Готовится к высшему Божьему чуду…)
Душа моя, слышишь ли песню мою,
Пускай недопетую в давние годы,
Но где-то живущую в тихом краю,
Среди зачарованной светлой природы?
Ищи её в травах, ищи в камышах,
И там, где осенний осиновый трепет,
И там, где свой первый восторженный шаг
Я сделал под мамин и собственный лепет…
Ищи мою песню у синих озёр,
И там, где сияние лунного света,
И там, у калитки, где ждёт с юных пор
Смиренное сердце простого ответа…
Родители, братья, сестра и друзья,-
И вы были песней для сердца незлого;
А если казался рассерженным я –
Я слишком хотел на земле неземного:
Возвышенной чести, бессмертной любви
И прочей романтики книжного свойства,
И если бывал временами в крови,
Страдал не от боли – от полугеройства…
И всё-таки песня рождалась во мне –
И всё заполняла в окрестностях детства,
И жгучею мукой жила в тишине,
Не зная,- куда же ей далее деться…
И вот ведь загадка: и детство ушло,
И юность, и молодость где-то пропали,
А сердцу от сладкой тревоги светло,
И мчится оно в невозвратные дали…

источник фото


Comments 3


Николай, благодарю!

20.09.2017 07:22
0