Крупицы... (80)



Если идти по направлению к поселковой школе, ты не сможешь миновать на пути несколько дорожных развилок. 

Один из маршрутов был самый длинный, по нему к зданию школы (и дальше) ходили машины.    

По другому ответвлению можно было попасть на широкую тропинку, которая была самой популярной у населения: она пролегала через несколько школьных садов, и этот путь доставлял каждому путнику самое настоящее удовольствие!    

Третье, почти невостребованное направление, вело сначала к частным огородам, а уже по узкой тропиночке междугрядья выводило прямо к запасному выходу из школьного спортзала, практически всегда закрытого на ключ, – и чтобы попасть к «парадному» входу школы, приходилось обходить её чуть ли не целиком…  

На большом пути, который приходилось делить с машинами, я любил иногда «ответвиться» как раз в противоположную от школы сторону (эта дорога вела в соседний колхоз «Власть труда»), и задерживался на первом же повороте к соседям.   

 Этот поворот окружала небольшая роща из клёнов и лип, и между роскошных деревьев открывался великолепный вид на два обширных поля: одно из них принадлежало нашему колхозу, другое – соседнему, а грунтовая дорога, обрамлённая по краям грушами и яблонями, была условной границей между ними…   

Но привлекали меня в эти утренние часы не полевые виды родимой сторонки (это случалось чаще всего на закате, когда я любил гулять и по самой грунтовке, расцвеченной лиловыми тенями, и по курчавой нежности полей)…    

Меня почти неудержимо манили на поворотном косогоре… фиалки, однажды выбежавшие мне навстречу целой лазурной стайкой! 

Они моментально покорили моё сердце, и я стал с ними очень бережно разговаривать, здороваться при встречах и прощаться при расставаниях.    

Это была какая-то таинственная, тонкая связь между нами, и божественность природы ощутимо трепетала в моей груди! Даже само название цветов переливалось у меня во рту необыкновенной сладостью звучания: фиалки!    

Потом я узнал, что их ещё называют виолами, и даже анютиными глазками, но для меня навсегда эти ласковые чародейки остались только фиалками, и я, в минуты своих неожиданных печалей, вспоминаю о них с необъяснимым трепетом счастья!    

Спасибо природе и волшебному русскому языку за это упоительное имя: фиалки!  

источник изображения


Comments 0