Какого рода кроссовки и тапки?


Я довольно часто пишу про родной язык, например, О слов беспорядке в языке русском же или про слово "авторка" или про историю и лигвофриков. Мне близка эта тема, хотя и не профильная.

Поводом же для этого поста послужил плакат из метро:

И вот эта статья, которую мне тут же прислали: Да! Я живу в городе Москве!

На плакате меня удивил род кроссовок и тапок: для меня они мужского рода. Один кроссовок, один тапок. Вы говорите: "где моя тапка?" Я вот нет. Но дело даже не в этом, меня больше задела аргументация автора статьи. Давайте разберём некоторые пункты.

Правила не всегда просты, в нашем языке их более четырёх сотен (если считать и правила орфографии, и правила пунктуации, и грамматические, касающиеся лексической сочетаемости слов, выбора тех или иных падежных форм в определённых случаях и т. п., а ещё есть орфоэпические нормы, т. е. правила произношения и ударения).

А есть ещё языковые законы, которые действуют вне рамок нашего русского языка, а распространяются на все языки. Например, закон Ваккернагеля. Ещё мне нравится закон, сейчас никак не найду его название, про него рассказывал Зализняк, что со временем слова укорачиваются, теряются последние буквы, сначала в устной речи, затем и в письменной. Это мы можем сейчас наблюдать в английской и французских языках, где последние буквы зачастую не читаются, но ещё пишутся. Раньше они читались, а ещё раньше в этих же словах было больше букв. Вот пример из лекции того, как укорачивалось слово:

*gwiНwotoН
*gwīwotā
*wīwotā
*vīvotā 
*vīvutā
*vīvitā
*vītā 
vīta (классическая латынь)
vita (вульгарная латынь)
vida (западнороманское)
vide (галльско-романское)
*viđe 
viе [vie] (старофранцузское)
[vi] (современное французское)

При этом общая длина фраз не сокращается, вот ещё кусочек из той же лекции:

Да, слова, как таковые, укорачиваются, и это неумолимый процесс во всех языках. Но по мере того, как длина слов уменьшается, какие-то другие элементы языка оказываются компенсирующими, а именно, появляется необходимость вставлять во фразы дополнительные слова. Для французского, например, для выражения родительного падежа потребуется предлог de — а в латыни не надо было никакого de. А во французском вам придется сказать: la ville de Parisla maison de mon pиre. То же самое и в английском языке, там есть of, которое не требовалось в древнеанглийском, потому что в древнеанглийском был родительный падеж. И дательный падеж там был, так что и to тоже не требовалось.

И ещё есть один, можно сказать самый главный закон, как раз относящийся к нашему разговору: не меняется только мёртвый язык, живые языки всегда меняются. Причём меняются по определённым законам.

Вернёмся к разбору статьи:

 Но факт остаётся фактом: в наследство от предков нам достался прекрасный в своём многообразии язык, с возможностью строить очень сложные синтаксические конструкции, с богатейшей синонимией, с разнообразными диалектами и многим другим.

Согласен. От предков нам достался язык с 35 буквами, включая ять, ер и прочее. Что-то мы им не пользуемся. Или речь о древнерусском языке? Тот же Зализняк отлично рассказывал о том, какой красивый был язык берестяных грамот. Но о том ли речь? Видимо нет.

Но опять же факт: от носителей других языков не приходится слышать столько стона по поводу сложности инструмента их речи и письма! Все они гордятся своими языками, ценят их, берегут и уважают. И только нашим в родном языке всё-то тяжко, всё-то заумно… И только русскоязычные товарищи считают, что с языком можно поступать как заблагорассудится.

Мне не заумно, мне - плохо учат в школе, не тому. А про последнее предложение: словари лишь фиксируют норму, а не диктуют её. Так что да, с языком можно поступать как заблагорассудится, но не факт, что от этого язык изменится. Смотри выше: язык меняется по определённым законам. В начале советского периода пытались ввести бесполое слово "товарищ" - оно не закрепилось: как только законодательная поддержка пропала, слово почти вышло из обихода, во всяком случае, в том смысле, в каком его пытались ввести в язык.

Складывается впечатление, что некоторые люди никогда и нигде не учились, не слышали вокруг себя грамотную речь, не имеют представления о разных стилях речи, зато нахватались по верхам глупой информации с многочисленных сомнительных сайтов и теперь представляют себе язык эдакой вялотекущей субстанцией, которая, чуть что, прогибается под неграмотных носителей и претерпевает постоянно какие-то изменения.

Скажите, пожалуйста, а как изменяется язык? Как формируются правила? Как определяется как правильно писать или говорить то или иное слово? Вот, например, "открытка" было вульгарным словом во времена Пушкина, а сейчас - нет. Почему поменялось правило? Потому, что слово закрепилось и его стали все использовать. Именно так и меняются правила.

Я уже высказывал своё мнение про кофе, даже своевольный стих сочинил:

Для тех, кто русский любит,
Ценит, замечу я одно:
В современном кофий - он,
А кофе, всё таки,
Оно. 

Кофе, по правилам языка, должно быть таким же, как прочие слова с таком же звучанием: поле, море и так далее. Среднего рода. Все слова с одинаковыми морфемами изменяются по единому закону: почему кофе должно быть исключением из правила? А кофий - да, действительно мужского рода, как и все подобные слова.

Предыдущий абзац просто мои мысли, а не строгая лингвистика, хотя было бы интересно узнать мнение лингвиста по этому поводу.

Автор статьи же упорствует:

 Он фундаментален, основы его незыблемы, и правила его строги, логичны, выверены и обязательны к исполнению.

Загляните в словарь - сколько там устаревших слов? Согласен, что правила строги, но они так же строго, по общим законам, меняются. Например, из той же лекции Зализняка:

почему у нас часть слов при переходе во множественное число сохраняют е, а у других заменяется на ё:

пчёлыстеныценыжёныстрелывёсныдёсны

Какой такой логичный и обязательный к исполнению закон? Да никакой - это след бывшего закона, который действовал, когда в этих словах были разные гласные: е и ять. И таких примеров в языке много. Что тут фундаментального?

Но давайте уже перейдём к теме поста. Ещё цитата:

Возможно, в каком-то птичьем языке и есть «кроссовок», но в русском языке имеется только «кроссовка». У нас есть «сапог» и «валенок», есть «пинетка» и «туфля». Есть «босоножка» и есть «ботинок». Есть «кед» и есть «кроссовка». Нет в нём слов «валенка», «пинеток» и «кроссовок». Носили кроссовки, надевая на каждую ногу по одной, задолго до вас, как и само слово задолго до вас появилось. Вот и вы носите опять же с удовольствием.

Начнём с конца: "носили кроссовки... задолго до вас". Это когда интересно? Я нашёл информацию, что слово появилось в 1972 году. Это давно до меня? Кстати, произошло оно от "кроссовые туфли", то есть сокращением слов, закономерным процессом, который наблюдается во всех языках. Языковая экономия: зачем говорить долго, когда можно сказать понятно и коротко. Это к слову о неизменности языка.

Окей, но как проверить есть ли слово "кроссовка" или "кроссовок"? Словарь не очень подходит, так как там фиксируется норма на момент его составления. Если интересный способ - посмотреть национальный корпус русского языка, благо он сейчас есть онлайн. Это обработанные литературные тексты, в которых можно искать любые слова и словосочетания:

Корпус – это собрание текстов в электронной форме, в котором можно осуществлять поиск
слов, словосочетаний, грамматических форм, значений слов с помощью определенной поисковой
системы.

Я не мастер в этом, но давайте попробуем.

Слово "кроссовка" встречается всего восемь раз, причём чаще всего в 80х. Если при таком числе можно говорить про частоту.

Как часто встречается слово "кроссовок" в именительном падеже единственного мне не удалось узнать, видимо потому, что "омонимия не снята", но уже в первой десятке есть:

Наглядевшись, курица клюнула Ольгу в кроссовок и, юркнув в щель между штакетинами, взбалмошно побежала через бурьян.

В целом это слово значительно чаще встречается во множественном числе. Так что мне сложно сделать вывод, какая форма чаще встречается - женского или мужского рода.

Повторю, что меня сейчас больше интересует аргументация, чем выяснения вопроса как же правильно писать и говорить. А аргументация в обсуждаемой статье слабая. Мне так кажется, в всяком случае. Больше просто эмоций. А местами страдает и логика:

А если вы любите йогурты, не рыдайте над ударением в этом слове. И оно не изменилось. В ряде словарей приводится устаревшийвариант с ударением на вторую гласную, как и приводятся устаревшие названия этого продукта «югУрт» и «гугУрт». Это очень древний продукт, и этимология его такова, что вошло оно в русский язык именно с таким ударением. Распространён был этот чудный кисломолочный напиток не во всех регионах, даже знали о нём не все. А вот уже в новую эпоху, когда прилавки наших магазинов заполонили яркие баночки и стаканчики, ударение сместилось на «о». Мы привыкли и к йОгуртам, и к слову. И вряд ли здесь что-то изменится.

Автор говорит, что ударение сместилось, но "вряд ли здесь что-то изменится". Почему? Один раз изменилось, что мешает произойти этому ещё раз? Другое дело, что на это может потребоваться двести, триста, пятьсот лет, но это другой вопрос.

Может быть сейчас с новым словом "кроссовка" происходит как раз такое изменение, как описано про "йогурт", - меняется род слова, как поменялось ударение. Представьте как нашим предкам было дико слышать "йОгурт". Не задумывались об этом? Кстати, а почему оно поменялось? Думаю, потому, что не соответствовало внутренним правилам языка об ударениях. Есть же какое-то правило об ударениях, так же как есть и о порядке слов.

И третий раз: пока язык живой, он меняется, даже если его носители этого не хотят. А не хотят очень часто, особенно имеющие высшее образование. Вот аргумент об этом:

И все эти нормы зафиксированы в грамматических справочниках, почитайте хотя бы Розенталя.

Розенталь умер в 1994 году, более 20 лет назад - за это время язык уже изменился, пусть немного, но всё же. Или вы хотите сказать, что со времён Розенталя в языке не появилось новых слов? (самый простой пример изменения) Даже если его Справочник перерабатывался и дополнялся, то это не является критерием бессменной правильности - он просто фиксирует некую норму.

Кстати, вы знаете, что такое норма? Норма - это средняя величина, полученная определённым математическим способом. Или вот так:

Норма как наиболее часто встречающийся случай некоторого параметра (признака), определяемый как среднестатистическая величина.

Перестанет часто встречаться кофе мужского рода и всё, норма изменится.

Автор разбираемой статьи заканчивает довольно пафосно, и эмоционально:

Те, кто говорит, что язык наш живой и «всё время движется и меняется», правы в одном. Язык – живой. У него есть душа и сердце. А ещё в нём прекрасно работают все системы, в том числе и выделительная. И всю грязь в виде неверных ударений, грамматических ошибок и прочей шелухи он замечательно умеет отторгать. Не пристаёт грязь к нашему «правдивому и свободному».

Наличие души и сердца языка нужно ещё доказать (весьма проблематично), а вот то, что он живой, а потому меняется - уже доказано. И все "неверные" ударения и ошибки он закрепляет, если они оказываются "удачными", и теряет, если они по какой-либо причине не подходят языку. Вот "товарищ" или ЭВМ не прижились, а "компьютер" прижился.

И желаю вам разобраться в том, что язык отторгает, а что с радостью принимает в свой словарь.


Комментарии 6


Чтобы читать и оставлять комментарии вам необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на сайте.

Моя страницаНастройкиВыход
Отмена Подтверждаю
100%
Отмена Подтверждаю
Отмена Подтверждаю