Одевала на себя половые тряпки из платьев мамы и ее подруг


Мама и ее подруги очень любили носить красивые, пусть даже и простые длинные платья в цветочек, в узор. У меня было от них прям восхищение, даже дома они тоже ходили в красивых платьях, пусть и попроще. Мама постоянно общалась с тремя подругами, мы дружили семьями. Я даже видела, как мама отдавала свои несколько платьев подругам, а подруги, наоборот, ей. Жили все проще и были счастливее, чем многие в наше время. Помню как просила маму спеть какую-то красивую песню в этом платье, повыступать хотя бы дома.
К сожалению, конец у маминых шикарных платьев и платьев ее подруг был очень печальный. Это превратиться в половые тряпки. Конечно, хорошие платья мама находила кому отдать, но и там их ждала та же самая участь. Ничего не вечно. Я помню как при мне мама порезала свое старое, но шикарное платье на тряпки, я очень плакала, вырывала ножницы из рук мамы. Но не помогло, а потом я каждый день видела тряпки из этого платья. Очень хотелось сшить его заново. Понимала, что слезами ничего не добся.
![](

Мне, коне, конечно, было до слез жалко эти красивые платья, которые ждала такая страшная смерть. И если другие девочки любили таскать и надевать платья из маминых шкафов, то я надевала эти платья уже когда они не в шкафах висели на почетном месте, а уже когда лежали среди хозяйственной ветоши, уже приготовленные для хозяйственных нужд. Правда еще не разрезанные и не убитые окончательно. Хотелось поддержать и пожалеть эти платья, которые с каждым днем все больше превращались в тряпки. Хорошо, что мама и одна ее подруга не всегда резали свою одежду, а использовали целиков для мытья пола. Им казалось удобнее, когда большая тряпка захватывает большую площадь. Резали чаще для мытья посуды и уборки на кухне. Потом, когда этим платьем мама вымыла пол и посадила его на швабру, я втихаря его снимала, пока мамы дома нет, надевала, и ходила так по квартире. Не раз меня мама заставала в таком виде, но особо не ругала.
К платьям подруг я имела доступ, потому что мама меня часто у них оставляла, когда была на работе. И я даже у них брала эти платья, уже превращенные в половые тряпки, и надевала на себя. Подруга, конечно, в шоке поначалу была. Говорила, мол, сними, тебе не идет, ты же не взрослая тетя. Но я не снимала. Наоборот, чувствовала тепло на душе.
Если платье было уже разрезано, тут я тоже не отступала. Если мамино, удавалось собрать по кускам втихаря и сшить. Пусть это уже было платье, сшитое из гнилых половых тряпок. Я с платьями маминых подруг точно также. Я с ними договаривалась, чтобы они старые тряпки, оставшиеся от платьев, не выбрасывали, а оставляли мне. И чтобы я могла заново сшить то красивое платье, которое подруги так жестоко порезали. И они мне шли навстречу, даже показали как правильно сшивать, обучили лоскутному шитью. Я очень рада.
Мама и ее подруги относились спокойной к таким моим выходкам. Ведь у нас пол чистый, пусть даже его и приходилось мыть, в квартирах порядок, да и мясо мы не покупали. Подхватить какой-либо заразы с половой тряпки почти невозможно было. Сама я любила даже сочинять страшилки про эти платья и половые тряпки. Мол, пугать детей помладше на ночь. Теперь хоть немного научилась рассказы писать.


Comments 1