ракушка


ничего не забудешь - ни музыки, ни вдохновенья,
так поет опустевший, заброшенный, выцветший храм,
так ракушка ломается и появляется страх
неизбежности непоправимого временем крена,
и, смотря с беззаботной позиции нетопыря
на чужое и ломкое горе, не так уж и страшно -
ты заснешь и проснешься, и даже не падает башня,
испаряется снег оттого, что чуть выше нуля,
замирает тоска на какую-то долю луны,
вроде все как обычно, и в небе следы нараспашку,
ты открыт и доверчив, как голый король куропаток,
но ракушка ломается, чтобы тебя изменить,
и поет белый камень, и снег закрывает глаза
всем упавшим на спины, несущим надгробные слитки,
ни уменьшить вины, ни утешить бездомной улитки,
повторять лишь за эхом, запутавшимся в образах.


Comments 0