Инвестиция в вечность


НАЧАЛО
Новое правительство во главе с Ядако Клэмом признало своими гражданами всех тех, кто был зарегистрирован в Сети, остальных ожидала ужасная участь. Люди, которые не имели учетных записей, кошельков и виртуальной жизни, были признаны вне закона и обречены на ликвидацию. Они не имели больше прав ни на что. Наличные деньги были отменены, единой валютой считалась только крипта и только в ней производились расчеты, а все транзакции были прозрачны и доступны. Если человека не было в системе, значит, он не существовал и был обречен на смерть.
Но смерть, это самое лучшее, что мог получить такой человек. Их вычисляли и отлавливали стражи порядка, а затем помещали в научно-исследовательские институты для проведения опытов. Новое правительство интересовала идея продления жизни.
После эксперимента по оцифровке мозга академика Хакальдо Генри пришел к выводу о том, что мозг всего лишь транслирует воспоминания личности, но самой личности там нет. Мозгу, вообще, все равно что воспринимать и отражать, и с личностью это никак не связано. Точно так же можно было бы оцифровать мозг обезьянки, эффект тот же. Со своими выводами Генри ни с кем не делился, просто продолжил опыты и понял, что мозг можно наполнять любой информацией, какой только вздумается.
«Табула раса, кажется именно так дед и говорил.» - думал Генри, анализируя результаты своих опытов. – « Чистая доска, что напишу, то и будет транслировать мозг академика Хакальдо.»
И оцифровывая мозг академика Генри наполнил его совсем другими воспоминаниями, то ли шутки ради, то ли пытаясь понять, что из этого выйдет. Это была тайна Генри, которой он ни с кем не делился. И он припрятал ее, как шулер прячет туза в своем рукаве, чтобы потом, когда надо, достать и победить.
Благодаря этому эксперименту в голове Генри и зародилась идея о помещении людей в Хранилище, и замены им памяти.

  • Черт подери, Милон, это же очень удобно. Зачем содержать тюрьмы? Берем преступника, помещаем его в хранилище, и меняем ему воспоминания его... все. Был преступник – стал законопослушный гражданин... И, самое главное – он об этом даже не узнает. Заснул - проснулся с новыми воспоминаниями. - Делился он с Милоном своими мыслями. – и, заметь, экономим сумасшедшие деньги по содержанию преступников в тюрьмах.
  • Тюрьмы, вообще-то нам очень нужны, там бесплатная рабочая сила, там нужный электорат, все не просто так. - отвечал Милон.
  • Ну, ок. Не преступники, пусть будут люди с психическими расстройствами. Был псих – стал нормальный и адекватный член общества. – отстаивал свою идею Генри.
    – С психами тоже не все так просто... - рассеянно заметил Милон. - Но, впрочем, идея неплохая. Надо это обмозговать. Подготовь проект и мы его оценим на Совете, я один не могу решать.
    И вот сейчас Генри вспомнил их некогда состоявшийся разговор.
    «Похоже на то, что идея с хранилищем напугала Милона и воодушевила одновременно, и он решил себя обезопасить, создав еще одну личность себе, на случай потери первой» - думал Генри, наблюдая за разговорами Софико, Деги и Милона.
  • Что именно стало реальным, Милон? – поинтересовалось Софико.
  • Реальностью стало то, что мы сами можем создавать людей такими, как нам нужно. – ответил Милон.
  • Что это значит? – спросил кто-то из Совета.
  • Это значит, что мы можем обойтись без репродуктивной функции. Из биоматериала мы можем выращивать сами людей и наделять их теми качествами и программой, которая нужна нам.
  • Милон, может ты выпал из событий последних времен, но у нас есть целый континент с биоботами, и их там больше четырех миллиардов, и на данный момент мы сами не знаем, что с ними делать. – заметил Дега.
  • Биобот это одно, а человек – это совершенно другое. Различать надо! – сказал Хэйди Милон.
    И тут Дега, сделав легкий шаг левой ногой в направлении Хэйди Милона, сильным и резким прямым ударом левой руки отправил его в нокаут, затем таким же легким движением вернулся в исходное положение и обратился к Милону.
  • Надеюсь, ваша личность никоим образом не пострадала?

Милон молчал, а Генри подумал о том, что Дега весьма и весьма не прост и еще больше его зауважал.
В-принципе, Дега был темной лошадкой для всех членов Совета Двенадцати. Появился он в Совете совершенно недавно, его появление было ознаменовано выводом из Совета одного из членов Совета, что некоем образом напугало всех остальных. Близко к себе он никого не подпускал, держался ровно и сдержанно со всеми. Дега не был андрогином, как большинство членов Совета, образ имел мужской и идентифицировал себя мужчиной так же. Он был беспристрастен и одинок. Скорее всего, Дега был философом, потому что его мысли всегда витали где-то вне времени и пространства, но надо отдать должное – суть вещей он видел четко.
В Совет Двенадцати Дега попал благодаря одной ситуации. Случилось так, что в пьяном разговоре, когда неконтролируемые эмоции рвутся наружу, а мозг начинает путать воображаемый мир и реальный, Дега имел смелость высказаться о том, что реальный мир весьма условен и зыбок. Его оппоненту очень понравилось это высказывание, потому что он был из тех, кто твердо уверен в мире, себе и своих возможностях в этом мире. Он протянул Деге криптокарту и попросил:

  • Хочу, чтобы это стало условностью.
    Общий смех присутствующих при разговоре людей не на шутку разозлил Дегу. Не протянув своей руки к карте, он сказал:
  • Бойтесь своих желаний, ибо они исполняются. Резко развернувшись, он покинул зал.
    Эмоции били через край – Дега не любил проигрывать. Ему очень хотелось поквитаться со своим насмешником, причем сделать он это хотел красиво и напоказ. Дега понимал всю тщетность пьяных эмоций, но его гордости в этот момент не хотелось молчать.
    Была ли это случайность или предопределенность, но так случилось, что Дега встретил в этот момент Генри. Вернее Генри наткнулся на человека, стоящего посреди дороги ночного города, грозящего кого-то уничтожить, во чтобы это ни стало.
    А Генри любил людей, находящихся на грани. Потому что именно выход за рамки дозволенного освобождал человека от запрограммированного страха смерти. Там, за гранью дозволенного и начиналась настоящая личность, свободная и непредсказуемая.
    И вот проговорив несколько часов кряду, они поняли, что нашли друг друга. Дега нашел того, кто поможет ему уничтожить насмешника, а Генри нашел себе экспериментальную модель.
  • Понимаешь, Генри, мою личную неприязнь оставим в покое, не в этом дело, просто раздражают те, которые обладая условными дензнаками, считают, что словили боженьку за писю. Мало этого, они мнят себя бессмертными и вершителями судеб.
  • Дега, но ты же тоже сейчас выступаешь в роли вершителя судьбы Бенни, ты же не полагаешься на провидение. – заметил Генри, пододвигая к нему стакан с темно- коричневой жидкостью.
  • Да... ты прав. – Дега отхлебнул немного из стакана. – Генри ты прав, я такое же ничтожество, как и Бенни, только вся разница в нас, что я не обладаю таким капиталом как у него... и он указал мне, черт подери, именно на это. – Дега сильно стукнул кулаком по столу. - У него всегда и все упирается в деньги, это его суть. Вот отбери у него деньги, кто он будет?
  • Если ты хочешь, мы можем это сделать. – спокойно сказал Генри. - Обанкротить? Как? Каким образом?
  • Я могу взломать все его счета, перевести бабки на один специальный счет и обнулить их. Мне всего лишь нужен его отпечаток пальца.
  • Отрезать ему палец? – удивленно спросил Дега и икнул.
    Генри снисходительно улыбнулся.
  • Ну, палец отрезать не надо, это вызовет подозрения, мне достаточно скан пальца.
  • Ну, я же не подойду к нему и не скажу, о Бенни, вы так прекрасны, разрешите сфотографироваться с вашими пальцами. – съехидничал Дега.
  • Неплохо бы еще сетчатку глаза.... – мечтательно размышлял Генри и, словно не слышал реплики собеседника.
    – Мы подошлем к нему кое-кого. Неважно кого, главное, что они сделают совместное селфи с поднятой рукой, мне этого будет достаточно.
  • Ну, если этого достаточно, то... - Дега запнулся, потом придвинулся к Генри ближе и зашептал ему на ухо. - Я хочу, чтобы все знали, что у него нет больше денег.
  • Это возможно, в блокчейне все транзакции доступны, он увидит движение своих денег и их сгорание тоже, мы уничтожим его... но...- тут Генри сделал свою любимую театральную паузу.
  • Что но? – не выдержал молчания Дега. - Взамен я кое-что попрошу.
  • Ясно. – Дега грустно улыбнулся. – Ничего не бывает просто так. Это сделка с дьяволом и тебе нужна моя душа?
  • Хуже. – Генри не улыбался. – Я подарю тебе бессмертие. - Не понял.
  • Понимаешь, скоро все изменится, очень скоро. Великая Цивилизация рухнет так же, как и возникла – внезапно. И все станет вновь по-новому. Этот процесс бесконечен. Вот я и предлагаю тебе стать одним из тех, кто управляет Цивилизациями.
  • Но ты меня совсем не знаешь. – робко заметил Дега. - Тебя как зовут?
  • Дега.
  • А я Генри. Теперь мы знаем друг друга.
  • Ха-ха...смешно. – грустно ответил Дега. – Генри, ты кто?
  • Я не знаю, что нужно тебе убедительного такого рассказать о себе. Просто знай, что Великую Цивилизацию запустил я и в моих силах ее уничтожить.
  • Как ты? А как же Ядако Клэм? – удивился Дега. – Хотя нет...ни слова больше. Ядако – это просто кукла для народа, так? Я всегда знал, что реально управляют те, про которых вообще никто ничего не знает. Но чем ты докажешь то, что это ты управляешь?
  • Завтра к вечеру, Бенни будет разорен, а послезавтра эту новость прокомментирует Ядако Клэм, хочешь?
  • Хочу.
  • Тогда до пятницы. – ответил Генри и поднялся из-за стола. – В пятницу продолжим разговор.
    До пятницы Дега размышлял о том, кто такой Генри и зачем ему он – Дега. Предположений и версий было большое множество, в них он терялся, но единственное, что четко осознавал Дега – он был нужен.
    В пятницу вечером в социальном облаке Дега получил сообщение: »Как ты это сделал?»
    К сообщению были прикреплены две ссылки прямого эфира, в одной Ядако Клэм объяснял ситуацию с разорением Бенни словами: « Так будет с каждым, кто попытается обмануть Систему.» А вторая ссылка показала весь спор Бенни и Дэги, усилив видеоэффект на моменте, где он отворачивается от Бенни со словами: « Бойтесь своих желаний, ибо они исполняются.»
    И вот тогда Дега понял, что ему никуда не уйти. Другими словами, он был уже обречен на бессмертие.
    «В мире условных понятий» - написал Дега в социальное облако. Через несколько часов он встретился с Генри в старом пивном пабе. - Ну что? – спросил его Генри.
  • Круто.
  • Я не про это.
  • У меня есть разве выбор? – криво усмехнулся Дега, потому что триумфа от победы над Бенни он не испытывал.
  • Выбор – это тоже весьма условное понятие. – ответил Генри. – Мы даем возможность осуществлять выбор в малом, например, ты можешь выбрать темное пиво или светлое, свинную рульку или веганский салат, блондинку, брюнетку или вон ту рыжию бестию – Генри кивнул головой в сторону танцпола на котором извивалось несколько разгоряченных див. Ты можешь выбрать себе страну проживания, работу, даже половую принадлежность, но в остальном ты лишен выбора. В остальном ты просто звено одной цепи, просто один подписанный блок блокчейна. – Генри рассмеялся своей шутке.
  • Для чего я нужен?
    -Ты не любишь медленные танцы, Дега, переходишь сразу к делу. И в этом ты мне нравишься. Я изучил всю твою историю, впитал в себя все твои следы, оставленные в Системе. И знаешь что? – Генри махнул рукой кому-то и, тут же появилось на столе холоднющее пиво в запотевших стаканах.
  • Что? – спросил Дега.
  • Система не искажает твою сущность. А таких очень мало, уж поверь мне на слово. - Бла-бла-бла...для чего я нужен тебе, Генри?
  • Я понял одну вещь – ты можешь видеть кое-что дальше меня. В твоем мозгу каким-то образом все переплетено так, что ты сразу видишь суть вещей. Я по натуре своей игрок и мечтатель. И вот кое-чего я намечтал так, что ситуация выходит из-под контроля. Мне нужен ты, чтобы вырулить ситуацию, потому как я чую блеф за версту...а ставки сейчас очень высоки.
  • Что за ситуация?
  • Видишь ли. Когда все задумывалось, это было для людей, понимаешь, чтобы облегчить жизнь, ее разнообразить, чтобы каким-то образом снять контроль и давление власти. Основано было все на честности и открытости. Но, когда ты дело имеешь с людьми, можешь забыть про слово честность. Нет такого понятия. – Генри развел руками, криво усмехнулся и вздохнул.
  • Мой дед, славный был парень, кстати, – он только сейчас подвинул к себе бокал с пивом и отхлебнул. – Так вот. Мой дед всю свою жизнь посвятил изучению человека. И как-то он сказал, что человек это всего лишь программа, кем-то составленная. Понимаешь?
    Дега кивнул головой, давая знак, что он прекрасно все понимает.
  • Человек – это программа! И вот в этой программе можно переписать все коды...можно сделать так, чтобы человек не старел или не умирал вообще, можно поменять все...И я увлекся этой идеей, потому что в юности я был беспечен, весел и азартен, мне хотелось чтобы это тянулось вечность. Ну и ирония судьбы такова, что нашлись люди, которые так же думали. Мы притягиваем к себе то, о чем думаем. Дальше – больше, я встретил Милона. Это чудеснейший микробиолог, восхитительный, одержимый своим делом и не

жалеющий ничего для науки. Потом Софико... прекрасный ... прекрасная... - тут Генри замолчал.
Дега подумал, что Генри был влюблен в Софико, о чем и спросил его, чтобы прервать молчание, но Генри только рассмеялся.

  • Влюблен? Нет. Что ты. – его продолжал душить смех. – Скажешь тоже, влюблен. Софико гендерквир.
  • Ну и что?
    Генри подумал о том, что поколению Великой Цивилизации никогда не понять тех, кто застал времена до правления андрогинов. Поэтому он решил не заострять внимания на предполагаемой влюбленности.
  • Дело не в этом. Софико тоже прекрасный микробиолог...И микробиолог она только потому, что она трансгендер. Как сказать – её бессилие оказалось ее силой. Она решила создать общество себе подобных людей. Вот эти все программы по половому выбору – это все она. Я тебе больше скажу, Ядако Клэм это тоже ее рук дело, гормональная сыворотка, вводимая новорожденным – это ее разработка.
  • Какая гормональная сыворотка? - удивился Дега.
  • Ну сыворотка же...ах, да, ты не в курсе, ладно про сыворотку потом узнаешь.
    Генри еще долго перечислял достижения и разработки Софико, а Дега в это время думал о том, что вляпался он серьезно.
  • И вот думаю я, что Милон и Софико задумали немножко изменить правила игры и как следствие мир тоже. Мне известно, что Милон разработал плазмиду, блокирующую процесс апоптоза.
  • Плазмида бессмертия?
  • Ну да, она самая. Они проводили еще опыты по созданию биоботов и опыты прошли весьма успешно. Думаю, что следующим этапом будет плазмида, блокирующая репродуктивную функцию и создание общества биоботов.
  • Биобот это кто?
  • Это искусственно выращенный запрограммированный ресурс.
  • И чем я могу помочь? Я не микробиолог, не программист, не кодировщик.
  • Суть в том, что я разработал программу, по которой можно менять память...типа кодировки на другие воспоминания. Я хотел это сделать для того, чтобы изменять память преступников, как бы исправлять их, или там помогать людям с поломанной психикой обратно возвращая их к жизни и в общество. Это сродни репарации, восстановление на молекулярном уровне...просто хотелось помогать, возвращая к нормальной жизни других...Понимаешь ?

Дега кивнул головой, давая знак, что понимает.

  • Но...не все так просто, - продолжил Генри. - Милон это воспринял не так, он расценивает эту программу, как Систему контроля над всеми и думаю, что замкнуть ее он хочет на себе.
  • Так я тут причем? Настало время великих перемен. Так было всегда.
  • Да вам же всем сотрут память, как ты это не понимаешь? Перепрограммируют - и будешь безвольным энергоресурсом, вырабатывая необходимое количество энергии для поддержания жизни Системы.
  • Ты о себе беспокоишься прежде всего. – ответил Дега. – до остальных тебе нет никакого дела.
  • Ну да, да.. я пекусь только о себе...Я подонок с большой буквы П. Мне с этим жить и все такое...это все философия и теория, Дега. А на самом деле ситуация вышла из-под моего контроля. У Милона четыре миллиарда ботов, готовых выполнить его программу. Четыре, мать твою, миллиарда! Ты просто вдумайся в эту цифру и представь ее в человекоресурсах! А внешне и внутренне они как люди, и в новостях, среди окровавленных тел ты не разберешь люди это или боты! - эмоции Генри начали брать верх.
  • И весь этот терроризм, политические и религиозные распри, все это в одну кучу, где ты не определишь боты это с программой или реальные живые люди! А потом вся эта идея великого переселения народов...беженцы эти...с какого перепугу такая миграция населения? А? Система, между прочим, контролирует любое передвижение. И знаю я, что это вывод и активирование биоботов, они должны равномерно распределиться по шарику и контролировать каждое государство. Понимаешь масштаб?
  • Я понимаю, что суть в том, кто это контролировать должен... или Милон, или ты. На этом все.
  • Ладно, пусть так. Я устал тебе что-то доказывать. На данный момент, дела обстоят так – я пекусь о людях, а Милон о ботах. Ты со мной?
  • У меня есть выбор?
  • У тебя нет выбора.
  • Тогда я с тобой. – улыбнулся Дега. – План действий каков будет?
  • Значит так. Мне нужно ввести тебя в Совет Двенадцать. Первое – надо кое-кого вывести из Совета. Второе – внедрить в тебя плазмиду бессмертия. Она сгенерирует код, по которому Система тебе выдаст постинг ключ. Дальше дело техники, я тебя представлю как идеолога и идейного вдохновителя. Твоя задача состоит в том, что ты должен придумать народ. – Генри протянул фото и показал Деге представителей народа. – Это биоботы и так выглядят почти все. Так вот, придумываешь народ, язык, традиции, обычаи, религию этого народа, мы это все запускаем в Сеть и все – ты в Совете.
  • Мммм...вроде задача ясна... А как и кого ты выведешь из Совета? – Деге уже становилась интересной эта азартная и опасная игра.
  • О, это наш давний знакомец. Бенни. – рассмеялся Генри.
  • Бенни? – удивился и даже немного растерялся Дега. – Он был в Совете? Вот дела... значит, не случайно ты меня встретил...все было подготовлено заранее... - задумчиво произнес Дега.
  • Ну, в логике тебе не откажешь... - снисходительная улыбка коснулась лица Генри и тут же куда-то исчезла. - Да...тобой я заинтересовался только благодаря Бенни. И запомни. Я никогда ничего не делаю, не собрав полной информации о чем-либо.
  • Если Бенни один из Совета Двенадцати, то он обладает плазмидой бессмертия и сгенерированным кодом, как его вывести из Совета?
  • Нашу личность формируют наши воспоминания, подправим немного память Бенни...да и кто мешает внедрить плазмиду апоптоза снова? Можно будет с интересом понаблюдать какая из плазмид сильнее... единство и борьба противоположностей... жизнь или смерть?
    Дега напрягся, а Генри, заметив его напряжение, громко рассмеялся.
  • Шутка. Я просто подправлю программу. Бенни забудет то, что он был одним из Совета Двенадцати, никогда не вспомнит свой ключ доступа и не сможет войти в Систему.
  • Получается, что он обречен...
    -Ну, есть жизнь и вне Системы, сложная, но тоже увлекательная, - ответил Генри.
    -Ладно. хорошо, а как тогда его родственники, близкие, друзья, они ему не напомнят о том, кто он есть?
  • Правила Совета Двенадцати в том, что никто не должен знать об этом. Ты живешь обычной жизнью и все. Никто не должен знать.
  • Ладно. Не хочешь, не говори. Можешь мне стереть память и оставить в покое. Я не люблю игры вслепую. – Дега отодвинул от себя нетронутый бокал с пивом и приподнялся, чтобы уйти.
    Это разозлило Генри и он, схватив его за руку, приказал ему сесть.
  • Не дергайся. Я же тебе сказал, что ставки высоки. И я сам сейчас играю вслепую. И твоя задача быть на моей стороне, иначе я грохну все к чертям собачьим и будем вновь возрождаться из хаоса.
    Дега прекрасно понимал то, что выхода у него вообще нет и лучше не злить Генри, пока он не соберет сам нужной информации и не поймет, куда все движется.
  • Генри, я спокоен, просто уже поздно и у меня есть задача, которую нужно решить. – Дега усмехнулся. – Мне надо думать о народе, как ни как, я буду его родителем или богом, кто знает?

Генри рассмеялся и похлопал его по плечу.

  • Так ты мне больше нравишься. Завтра запишешься в 11 утра на прием в клинику «Кэролмед», там тебе введут плазмиду, доктор Нэсли. На этом пока все.
    ПРОДОЛЖЕНИЕ

Comments 2


Люди, которые не имели учетных записей, кошельков и виртуальной жизни, были признаны вне закона и обречены на ликвидацию. Они не имели больше прав ни на что. Наличные деньги были отменены, единой валютой считалась только крипта и только в ней производились расчеты, а все транзакции были прозрачны и доступны.

Вот это вот ты что-то страшное придумала.

11.09.2018 12:03
0

@delectat реалии бытия))) все вререди еще)))

06.10.2018 11:10
0