В лабиринтах памяти


НАЧАЛО

ЛАБИРИНТ 26

Для осуществления моей мечты, мне нужно было разрубить канал, связывающий демона и старика, а для этого нужно было притупить бдительность одного и убить другого…
А обмануть демона очень сложно, практически невозможно, но надеялся я на то, что есть некоторые места в моем сознании, в которые демону не добраться, есть пределы, которые ему не переступить.
Четко осознавал я тот факт, что есть некое место внутри человека созданное Богом, для него самого, и вот в это место ни один демон не имел и не имеет доступа. Это место называлось – «Вера». Я верил, что это так, а, значит, это и было так.
Помню как-то, моя мама сказала мне:
» Когда ты поверишь в то, что не существует, оно сразу же начнет существовать, потому что ты подумал об этом, а мысли они все материальны. И если бы это было не так, то жили бы в другом мире, но мы в мире материи и все, что ты думаешь, имеет место где-то быть…»
Быть может, мою мать и считали сумасшедшей, потому что мало кто понимал, о чем она говорит. Но лично я прекрасно ее понимал…
А когда вырос, именно этим принципом пользовался всегда - вера в несуществующее, как в существующее.
Я верил в предел, который не могут переступить демоны, поэтому никакие силы, не могли добраться до меня, даже смерть обходила меня стороной.
Вот и сейчас я снова начал что-то допытывать деда насчет Алены и Степана, пытался выяснить, когда он поселился в этой избе, откуда сам родом и что тут делает в полнейшем забытьи и одиночестве…
Все, что я пытался сделать – это множеством слов убить смысл сказанного, хороня суть под громадой ничего не значащих слов.
Демон тоже меня пытался запутать в тайных смыслах разрозненных и не соединенных между собой событий. Мы играли друг с другом и прекрасно понимали, что мы играем, и никто не верил в сказанное, но продолжали играть.
И это продолжалось бы еще долго, если бы я под один нелепый ответ, на свой дурацкий вопрос не секанул бы со скоростью полыхнувшей молнии ножом по горлу старика.
Дед умолк, его голова запрокинулась назад, а тело как подкошенное рухнуло на пол. Я моментально очертил вокруг него круг и выставил зеркало, чтобы увидеть демона, сидящего внутри старика. Но демон не показывался, и этот факт меня немного насторожил. Я не знал, что нужно делать.
Но мир устроен таким образом, что, даже, если ты не знаешь что делать, события начнут сами разворачиваться в нужном направлении, словно подталкивая тебя к правильному выбору. И сейчас я замер в ожидании чего-то такого, что помогло бы мне двинуться дальше. А старик лежал в кругу, с перерезанным горлом, из которого ни одной капли крови не вытекло. Я опустился на колени перед ним, чтобы рассмотреть разрез и понять, каким образом осуществлялась связь с хозяином.
Путешествуя по Африке я встречал зомби и принцип их существования знал, даже, видел такого, который по приказу своего хозяина мог преодолевать огромные расстояния и выполнять самые сложные задания, знал даже, что связь с хозяином прерывается либо отсечением головы у зомби, либо смертью хозяина.
Самые нелепые зомби были у молодых шаманов, потому что те не обладали такой силой, чтобы вложить в мертвеца столько энергии, которая запустила бы снова механизм жизни в мертвом теле. Они не могли говорить, имели ничего не выражающие пустые глаза, чуть ходили, шатались от любого дуновения ветерка, не могли долго существовать и их постоянно сопровождал запах полуразложившейся плоти. Но у великих и самых посвященных жрецов зомби практически не отличались от живых, только посвященный мог различить и понять, кто есть кто. Но секрет передачи и концентрации энергии они хранили в строжайшей тайне.
Вот и сейчас я наблюдал за телом старика, пытаясь понять, откуда в глухой деревеньке появился такой высокоразвитый зомби, который не снился, даже, африканским жрецам. Даже я, видавший многих зомби, принял его за человека… Я видел испуг в его глазах, видел замешательство, недоверие, интерес… а это значит, что определенный мыслительный процесс в его организме происходил…
И вдруг, меня осенила совершенно бредовая идея.

  • Быть может, вполне возможно, наверное, оно так и есть… - говорил я себе. – в твое тело подселили демона.
    Я знал, что духи переходят по крови, и могут находиться только в живых субстанциях, а тут нечто необычное – демон внутри мертвеца. Отсутствие крови у старика, говорило мне именно о том, что только после смерти он смог «ожить».
    Я зажег свечу и поставил её возле зеркала.
  • Ты можешь выйти? – спросил я демона, которого было не видно.
  • Нет. – ответил он мне.
  • Почему?
  • Открой мне глаза. – сказал он.
    И вот тут я все понял – глаза!
    Ох, уж эти глаза… Два тоннеля, связующие миры… Сколько глаз я видел в своей жизни, сотни раз… и всегда они были неповторимые, разные, разнообразные…глаза могут рассказать намного больше, чем все слова, которые может произнести человек. Глаза – это словно вход в другую вселенную, в чужой мир, понятный только тому, кто открывает эту дверь.
    Демон предложил мне открыть дверь в его мир. Но я был не так прост и наивен, как ему хотелось бы.
    Оставив старика лежащим на полу, я вышел во двор, и пронзительно свистнув, крикнул воронам, кружившим над самым домом:
  • Самый старший ко мне!
    Вихрем закружились они надо мной, но я заметил, как отделился один от всей стаи и начал спускаться ко мне. Я присел на корточки и тихо прошептал:
  • Старина, мне нужны твои глаза…ты как?
    Ворон внимательно глянул на меня, а потом, немножко прихрамывая, направился в дом. Ветер усилился, небо затянули низкие черные тучи и где-то вдали я услышал отчаянный волчий вой.
    «Ну, что ж?» - подумал я. – если скоро все закончится, то можно немножко потерпеть. Еще один ритуал и сумерки отступят от меня, я вернусь к обычной жизни и заживу вполне даже счастливо, оградив себя и своих близких от всех завес тайны. Я знаю, как это сделать.
  • Заходи, брат. – сказал я ворону и открыл перед ним дверь в дом, где лежал с перерезанным горлом старик.
    Птица словно знала, чего ждут от неё, поэтому, пока я зажигал свечи черного и бордового цвета, пока раскуривал благовония, пока чертил тайные знаки и символы вокруг старика, ворон терпеливо и главное молча сидел на зеркале и наблюдал за моими перемещениями.
  • Ну что? – сказал я ему. – Старина, мне нужны твои глаза, ты загляни в сумрак веков и покажи мне точку разрыва. Мне позарез нужно туда.
    Я разрезал ножом себе левую ладонь и, выступившей кровью, измазал все зеркало, потом наклонил его так, чтобы оно отражало полностью лицо старика. Ворон переместился ко мне на плечо и замер, как бы сигнализируя мне о полной готовности.
    Я воззвал к демону и открыл глаза старику, ворон пронзительно каркнул, и я увидел, как нечто вырвалось из глаз старика и исчезло в зеркале, а оно в свою очередь, покрылось трещинами, а потом и вовсе рассыпалось. И вот этого, я совсем не ожидал.
    Я схватил самый большой осколок и поднес его к ворону, чтобы он смог туда заглянуть, но с птицей что-то происходило совсем странное, нелепый хрип вырывался из его горла, он взмахивал крыльям и топорщил свои перья и напрочь отказывался смотреть в зеркало, ему определенно было не по себе.
    Что-то пошло не так, но исправить и остановить, запущенную магию ритуала уже было нельзя.
    ПРОДОЛЖЕНИЕ

Comments 1


@vik 100%

17.03.2018 09:30
0