Пройдя через пустыню


НАЧАЛО

ГЛАВА 30 « Куда приводит мечта»

После моего путешествия в чертог Пса и эксперимента в модели Третьего мира, мне казалось, что я очень изменилась за это время и повзрослела.
Когда я вернулась в школу, то с удивлением обнаружила, что из пятидесяти набранных классов учеников, осталось всего шесть учеников, а я была седьмой. И что самое удивительное было, так это то, что меня встретили в классе не молчаливыми, настороженными взглядами, как обычно меня встречали, а радостными улыбками.
— Привет, Го!
— Мы рады тебя видеть!
— Привет, как ты?
— Привет! Я тоже рада! Всё хорошо, спасибо! — Отвечала я, и радовалась за каждого из них.
Потом в классе появился магистр. Весь его вид говорил о том, что он очень устал. Он сел за свою кафедру и уронил голову на свои руки. Мы долго наблюдали за ним, в полнейшей тишине, а он так и сидел, уронив голову на руки. Потом он все-таки поднял свою голову, обвел нас мутным взглядом и, сделав усилие над собой, спросил:
— У вас есть мечта?
Естественно, что у каждого из нас была мечта, и мы сказали об этом магистру.
— Хорошо. Это хорошо, что у каждого из вас есть мечта. — Ответил магистр. — Если нет мечты, то жизнь бессмысленна. Только мечта наполняет жизнь смыслом. — Магистр тяжело вздохнул. — А вот что делать, когда твоя мечта рушится?
— Вчера твоя жизнь была полна смысла и радостных событий. Вчера у тебя была мечта, и ты уверенно шёл по пути к ней. Но наступило сегодня. Утро. Какой-то тревожный звоночек внутри: «Дзинь-дзинь», но у тебя есть мечта, а стало быть, есть силы бороться и идти дальше. И ты идешь. Идешь! — Магистр закашлялся. — Идешь, а звоночек внутри «дзинь-дзинь», но ты идешь, у тебя есть мечта. И вот наступает день, тебе остается протянуть руку и взять свою мечту, а звоночек внутри «дзинь-дзинь», ты тянешь руку… а мечты-то нет…ты шаришь рукой вокруг, пытаясь всё еще нащупать свою мечту, а мечты нет… И ты понять не можешь, была ли она, мечта? Ну раз шел к ней, значит была… ты положил всю свою жизнь на то, чтобы взять свою мечту, а оказалось, что или до тебя кто-то взял твою мечту, или дорогой неверной шел, сбился с дороги по пути к мечте… И что делать? Что делать?
Магистр рухнул на свой стул и снова уткнулся головой в свои руки.
Я поднялась со своего места:
— Когда идешь по дороге к намеченной цели, и понимаешь, что дорога неверная, то нужно признать это. А потом развернуться и идти обратно, пока не дойдешь до начала своего пути. Потом нужно узнать какая дорога верная и ведет к мечте — и уже только тогда идти в нужном направлении.
Магистр поднял свою голову и посмотрел на меня:
— Идти обратно до начала пути? Но это очень долго и потом, у кого можно узнать о верном пути к моей мечте?
— Но если не признаешься себе в том, что путь неверный и он не ведет к мечте, а уводит от неё, то времени можно потерять еще больше. — Возразила я. — А узнать о верности своего пути можно у того, кому известны все наши пути.
— Конечно, конечно. — Улыбнулся, через силу, магистр. — Ты устроил внутренности мои, и соткал меня во чреве матери моей. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела твои, и душа моя вполне сознает это. Испытай меня и узнай сердце мое. Испытай меня и узнай помышления мои. И зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный.
Магистр опустился в свое кресло совсем грустный и опечаленный. Казалось, что он полностью поглощен своим унынием и ни на что больше не реагирует. Но это только казалось, потому что, немного так посидев, он опять спросил:
— А никто из вас не думал о том, что выбранный путь ваш – учиться в этой школе - неверный?
Один из учеников поднялся и сказал:
— Учится в этой школе, был мой выбор. И мечта моя — окончить её.
Магистр покачался на стуле, и согласно покивав головой, ответил:
— Каково же будет твоё удивление потом, когда узнаешь, что твой выбор оказался ложной дорогой к мечте.
— Почему же ложной? Чтобы окончить школу, нужно вначале в неё поступить. Всё очевидно и логично.
— Конечно. — Согласился магистр. — Если бы всё было очевидно, то никто не выбирал бы ложных путей.
— Ну, почему? Почему? — Возмутился ученик. — Невозможно выбрать ложный путь, потому что на момент выбора он был единственно верным и правильным, а значит, он уже не ложный! И потом, важна ведь не сама мечта, а путь к ней. За время этого пути ты меняешься, учишься чему-то новому, познаешь что-то. — Немного запнувшись и помолчав, он добавил. — Даже, если мне не удастся окончить школу, то это время не было потрачено зря. Я многому научился.
— Да? — Магистр расхохотался. — Ты серьёзно так думаешь? Это позиция проигравшего, тебя не интересует твоя цель, тебя интересует твой путь и ты сам.
— Но что в этом плохого? — Удивился ученик.
Магистр походил по классу и спросил:
— Кто еще так считает?
Немного помявшись, еще два ученика подняли руки, в знак согласия с доводами первого ученика.
— Ну, вот и прекрасно! — Сказал магистр. — Вы исключаетесь из школы без изменения сущности.
Эти трое учеников стояли и смотрели, широко раскрытыми глазами, то на магистра, то на нас. Казалось, что им просто не хватает воздуха.
— Как? За что исключаемся?
— Почему?
— Почему? — Переспросил магистр. — Потому что вас не интересует ваша мечта, вас интересует только то, как вы смотритесь в глазах окружающих, вас интересует ваше положение и власть!
— Нет! — Перебил магистра первый ученик. — Я не говорил этого!
— Конечно, не говорил. — Согласился магистр. — От избытка сердца говорят уста. Твоё сердце сказало об этом, твои мотивы сказали об этом. Ты многому научился в школе, и ты уже не будешь сожалеть о том, что не удалось её окончить. Единственное, о чем вы будете сожалеть, так это о том, что вам не удалось получить той власти, о которой вы мечтали. А вы пришли сюда именно за властью.
Мы все молчали, обдумывая сказанное магистром. А магистр подошёл обратно к своей кафедре, сел в кресло, и опустил голову на руки.
Тишина стояла такая, что можно было оглохнуть от неё. Потом пришел Азабан и забрал с собой тех трех учеников, которых магистр исключил из школы.
Магистр еще некоторое время просидел, опустив голову на руки. А потом сказал:
— Четверо. Вас осталось четверо, а урок еще не закончен. — Он подошел к еще одному ученику:
— У тебя есть мечта?
Он поднялась из-за парты:
— Да, магистр.
— А ты можешь сказать мне, какая твоя мечта?
— Окончить школу.
— Так. — Сказал магистр. — Сдается мне, что мечта здесь у каждого одна – «окончить школу». Хорошо, прекрасно!
— Нет. Не у всех такая мечта. — Ответила я и поднялась со своего места.
Магистр внимательно посмотрел на меня, почесал себе нос, щеку, потом подбородок. Порылся в своем портфеле и выудил оттуда очки, надел их и стал опять внимательно изучать меня.
— Ты единственная у кого другая мечта или есть еще кто-то? — Спросил он у оставшихся учеников.
Я оказалась единственной, потому что все молчали и боялись нового исключения из школы.
— Ну, хорошо. — Обратился магистр ко мне. — Расскажи нам о своей мечте.
— Моя мечта проста – быть послушной отцу, чтобы не случилось. — Ответила я.
Кто-то из учеников засмеялся и сказал:
— Тоже мне мечта!
Магистр, подошел к этому ученику и спросил его:
— А какая мечта у тебя?
— Моя мечта – стать Творцом, окончив школу, и спасать другие миры!
— Замечательная мечта! — Похвалил его магистр.
Ученик скромно потупил глаза и промолвил тихим голосом:
— Благодарю вас, магистр.
Магистр погладил ученика по голове:
— Как твое имя?
— Меня зовут Хорт. — Ответил ученик.
— Хорт. — Обратился магистр к нему. — А ты послушен своему отцу?
Хорт, размягченный похвалой магистра, вальяжно поднялся снова со своего места и ответил:
— Я уже достаточно большой и взрослый, чтобы слушать наставления своего отца. Я сам могу принимать решения и распоряжаться своей жизнью.
— Но, ведь, твой отец мудрее тебя, он больше прожил, больше видел? — Возразил магистр.
— Да уж, больше видел и мудрее. — Усмехнулся Хорт. — Он в школе даже до моего уровня не дошел, так что я уже мудрее его в несколько раз. Это он меня уже должен слушаться.
— Действительно? — Удивился магистр. — А до какого уровня дошел твой отец?
— До седьмого, а я уже на двенадцатом уровне! — Похвалился Хорт.
Я мысленно попрощалась с Хортом. Правду говорил Ульхет, что своими словами и оправдаться и осудиться можно, вот Хорт и осудился. Причем сам, добровольно, своим же языком.
Магистр ходил по классу, опустив голову, и что-то тихо бормотал себе под нос. А потом, резко выпрямившись, он бросил свой меч так, что тот воткнулся в пол у ног Хорта. Хорт от неожиданности вскрикнул. А магистр, встав подле меча, и положив на него руку, начал говорить Хорту и всем нам:
— А ты знаешь наставление о том, что нужно почитать отца своего и мать? А ты знаешь, что тот, кто верен в малом — тот верен и в большом, а неверный в малом и во многом неверен? Как ты сможешь спасать другие миры, когда ты возносишься над своим отцом? Как ты сможешь полюбить остальных, если своего родного отца, ты считаешь ничтожеством? Как ты можешь творить добро, если сердце твое злое и гордое? От избытка сердца говорят уста. От избытка! — Магистр вырвал свой меч из пола, и отошел от Хорта. — Ты недостоин быть творцом, ты опускаешься на второй уровень сознания. Я указываю тебе путь мудрости. Крепко держись наставлений и поучений отца, не оставляй их, храни, потому что они – жизнь твоя.
Магистр резко взмахнул мечом, и Хорта скрыло от нас за сизым туманом.
— Ну вот. — Магистр ухмыльнулся. — Вас уже трое. Продолжим?
— Конечно, продолжим! — Дверь в класс распахнулась и на пороге появилась Эллоида.
Она быстро подошла к магистру и, склонившись над ним, что-то прошептала ему на ухо. Магистр кивнул головой, а потом, попрощавшись с нами, вышел из класса, поглощенный своей задумчивостью и усталостью.


Comments 0