[читай онлайн] Дем Михайлов: ПереКРЕСТок одиночества. Глава 8, ч 2


С романом можно ознакомится только на БЧ Голос или тг канале автора!

Большая благодарность Дему Михайлову (автору) за разрешение опубликовать роман и Сергею Колесникову (автору картинок) за разрешение опубликовать иллюстрации!

Эту и другие книги вы можете приобрести в электронном или бумажном виде.

Пообщаться с автором можно в его группе в vk

Новостной канал Дема в тг

Часть полученного вознаграждения будет перечислена авторам романа и иллюстраций после выплат.

Ну а теперь – приятного чтения!

П.С.
Автор следит за публикацией и рад вашим комментариям


Иллюстрация создана Сергеем Колесниковым

Глава 8, ч 2.

Первая мысль – шапочка из фольги. Или железный колпак. В прошлом часто мусолилась эта тема. Но вокруг меня толстые кирпичи, решетки и плиты, стекло. А я все равно слышу ЕГО…
Вторая мысль – научиться отсекать чужое бормотание каким-нибудь ментальным способом. Медитация?
Третья мысль – стоит расспросить опытных сидельцев.
Где находятся опытные сидельцы?
Тут ответ прост – не ниже моей текущей высоты, чтобы не значили эти определения. Не ниже. Потому что ниже встреч с другими узниками у меня не было. Предположу, что я сейчас примерно на одном уровне с Тодором, Аней и Фанатом. И вряд ли они хотят подниматься выше. Так что скоро мы распрощаемся. Поэтому надо выжать из них как можно больше сведений. И каких-нибудь материальных ресурсов. В этом мне поможет Аня Бегемот – она вечно голодна и наверняка что-то припасла. Фанат… он хитер и расчетлив. Да еще и тяжело болен. Такие скупы. Он наверняка владеет неким имуществом – и наверняка оно конвертировано в золото. Сколько-то золотых монет в укромном уголке. Тодор… его я считаю главным богатеем среди этой тройки.
На этой высоте возможно будут и еще встречи – не четверо же нас здесь. Наверняка найдутся еще сидельцы жаждущие встреч…
А пока пойду-ка и просверлю в невероятно прочной стене еще одно отверстие. И вставлю третий крючок вешалки. Вот так вот и налаживается потихоньку быт…
Кстати… сухари Тодора положу отдельно от своих продуктов. Кто знает через сколько грязных рук они прошли. Обменяю чужие сухари на что-нибудь другое при первой же возможности. Нам своей грязи хватает. Чужой не надо.
Несколько раз сжал и разжал пальцы. Ноют. Но работать еще могут. Пойду сверлить лунку под винную пробку…
Винную пробку…
Черт. Совсем забыл – на столе меня ждет еще одно послание! И недоеденный кекс.
Кекс я доем. А послание означает следующее – во-первых у меня появится еще один крючок на вешалке, еще одна вещь займет свое место и перестанет создавать хаос. А во-вторых я возможно получу немного новой важной информации о тех, кто просит «не разить ЕГО, не разить»…

С наслаждением жуя остатки кекса, я задумчиво морщил лоб. М-да…
Послание меня разочаровало. Причем полностью. Повтор! Спам чистой воды, чтоб его!
«И поразил ты ЕГО! За что? За что причинил боль тому, кто радеет за тебя и свободу твою? Но не печалься! Ведь по незнанию рванул ты рычаг, что молнию извергнул карающую. Потому нет вины на тебе. Коль хочешь ты свободы – не прикасайся боле к тому рычагу! Не причиняй страдания ЕМУ! Коль не твоя это война – зачем за копье разящее берешься?
Понимаю, что на веру слова мои принять нелегко. Потому посылаю тебе лупроса – чей свет ярок и заметен во тьме. Помести его в бутыль пустую. Бутыль лучше из тех иноземных чьи стенки мягки и не бьются при падении. Добавь послание. Спроси и ответы даны будут. Не сотри знака на спине лупроса – иначе не понять будет куда ответ нам посылать. В бутыль добавь немного пищи – меда подсохшего, что в мешочке положен. Закупорь бутыль хорошенько. И брось в решетку что в месте отхожем. Мы послание твое получим. И ответим. Крепись! Исправно трудись! Вздымайся все выше! Не касайся того рычага! Коль уж нельзя не коснуться – делай это реже, заклинаю тебя! Пожалей ЕГО! Не рази ЕГО! Не рази!».
Точно такое же послание я получил последний раз. С тем же самым содержимым.
Кто-то там пихает одни и те же пустотелые пробки в одуряюще вкусные кексы и делает средневековую спамовую рассылку. Даже сидящий в склянке жук с виду точно такой же.
Что делать? Бросать в туалет светящуюся бутылку с теми же вопросами?
Нет.
Я пересадил жука в большую стеклянную банку, предварительно добавив туда немного собранной с пола «земли». Насыпал немного сладкой смеси. Жук обрадованно побегал по увеличившейся территории, наткнулся на еду и засветился вдвое ярче. Пусть лупрос пока живет со мной. А там разберемся.


Еще сутки с лишним пролетели незаметно.
Зарывшись в дела, я напрочь забыл, что являюсь бесправным узником.
Хуже! Ладно бы просто забыл! Хуже! Я на полном серьезе считал себя владельцем некоего малодоходного, но многообещающего бизнеса! И что мой офис совмещен с жильем, само здание крайне обветшалое и требует срочного ремонта – хотя бы косметическое. Это не говоря о тотальной уборке.
Произошло три встречи. Две из них одна за другой и в то время, когда я спал. Все встречи оказались для меня интересны и выгоды.
Сначала ко мне причалил улыбчивый дедушка с невероятно толстой переносицей и удивительно крупными мочками ушей. Из его речи я не понял почти ни слова. Отметил, что старикан говорит на певучем языке. Улыбки улыбками, я торговаться старик умел. Он сходу отверг с презрением мое первое предложение – несчастные сухари полученные от Тодора. Помахал отрицательно ладошкой – и проделал это с удивительной изящностью, интеллигентно. Отказ я принял спокойно – внешний вид дедушки изначально дал мне понять, что в еде старый джентльмен не нуждается. Если и примет что из съестного – так какой-нибудь деликатес, а не абы как насушенные сухари. Но он неожиданно соблазнился чернильной ручкой, кою я держал в руке. Я притащил с собой книгу с уложенным поверх чистым листом пожелтевшей бумаги. И чернильную ручку. Для придания пущей серьезности своему деловому имиджу. Старик сходу прилип взглядом к ручке. Оценил. Указал на нее. Порылся в кармане шерстяной куртки и протянул мне на ладони одну монету. Вроде серебряную. Я заглянул в глаза старика. Поглядел на ручку. И кивнул. Хорошо. Сделка. Я мягко показал на ящик, предлагая опустить товар. Тот повторил мой жест. Я настоял на своем. При этом знал – старик не обманет. Чувствую, что не обманет. Но коли уж установил себе железные правила – следуй им. Товар всегда кладет в ящик ТА сторона. Я после нее. Звякнула монета. Заскрежетал ящик. Забрав кругляш, я без промедления опустил в ящик ручку. Дождался, когда дед заберет ручку. Сделка успешно завершилась. Мы раскланялись. Лязгнула ставня. Даже не представились друг другу. Но в ведомости я написал – Джентльмен. На монете был изображен король – мужественная харя в короне.
Второе причаливание было менее приятным, но более выгодным.
Мужчина. Чуть старше меня. С толстенной багровой переносицей – багровой аж до синевы! Лоб поцарапан. Под глазами черные тени. Мужика шатает. Он держит пустую винную бутылку и, стукая ее донышком о разделяющее нас стекло, что-то говорит. В другой руке покачиваются часы на кожаном ремешке. Отсюда видно, что стекло циферблата разбито. Ой как плохо мужику. Чуть подумав, попросил жестом подождать. Сбегал на базу и принес остатки вина – там четверть бутылки, не больше. Показал товар. Указал два раза на пустую бутылку и один раз на часы, ткнул пальцем в ящик. Тот понял со второй попытки. Нагнулся. Поднял с невидимого мне участка пола три стеклянные и одну пластиковую бутылки, торопливо запихнул в ящик, сверху положил часы. Рывком захлопнул. Я забрал товар. Поставил аккуратно бутылку. Через миг вино забрали. Шатающийся мужик развернулся и побрел прочь. Даже не попрощался. Я с места не двинулся. Внимательно изучал видимую часть чужой кельи, пока ставня не захлопнулась. Интересно. Мне показалось, что чужой коридор уже, а потолок ниже. Чужая келья меньше размером?
В этой сделке мне досталось несколько бутылок и разбитые наручные часы. Последний предмет идеально подойдет для сбыта Тодору Часовщику.
А бутылки оказались куда интересней! Одна двухлитровая пластиковая. Без крышки к сожалению. Две знакомые винные. И одна из светлого стекла, с резьбой на горлышке, с жестяной крышкой. Этикетки нет. Из бутылки отчетливо несет крепчайшим алкоголем, на донышке пара капель желтоватой жидкости. Перевернул бутылку, дождался пока две капли с трудом добрались до горлышка и рискнул коснуться их языком. Кто-то назовет жидкость вискарем. Как по мне – совсем недавно в бутылке плескался самогон. Не слишком хорошего качества. Кто-то из узников гонит самогон? Ладно. Предположим аппарат он собрал. Но откуда берет энергию для нагрева? А сахар откуда? Его требуется немало. Я самогонщиком никогда не был, но там-сям вершков нахватался. Чистый сахар можно заменить каким-нибудь побочным продуктом. Но энергия… дрова? Их откуда раздобыть? Гадать можно до бесконечности. Проще расспросить узников.
И третья встреча случилась со старой знакомой – Аней Бегемотом. Я как раз закончил тренировку, неплохо покушал чем тюремщики послали – хлеб, гороховый суп с кусочками острого перца и волоконцами мяса, плюс кусок колбасы.
Качество кормежки неуклонно шло вверх. Буквально по миллиметру, но качество ползло вверх. Чуть больше куски хлеба и колбасы, гуще суп. Мелочь – но показательная. Я догадывался почему еды все больше, и она все лучше – с самого начала я образцово-показательный узник. Я блин всем примерам пример. Едва я разобрался с рычагами – дергаю их регулярно, не допускаю срывов. Отсюда и поощрения. И где-то «там» несколько кипящих котлов. Где-то похлебка пожиже, а где-то погуще. Это я так думаю. Хотя могу и ошибаться. Просто предположение.
Когда ставня уползла вверх, я прикоснулся к козырьку фуражки и вежливо поздоровался:
\- День добрый, Анна.
\- Фу ты ну ты – хрипло хохотнула та – И тебе не хворать, Гниловоз.
\- Тодор Часовщик просил передать сверток. Доставка уже оплачена – с этими словами я опустил в ящик сверток и закрыл его.
\- Фу ты ну ты – удивленно повторила Анна – Как ты разговаривать начал. Вроде так же, а вроде иначе. Съел чего?
\- Да нет – улыбнулся я – Но дело это дело, надо выполнять качественно.
\- Спасибо – небрежно поблагодарила Аня, забирая сверток, что тут же исчез в кармане ее юбке. Одежда на ней, к слову, была такой же. И прическа не изменилась – Ну что, Гниловоз? Готов?
\- Это к чему же?
\- К открытию ока. Если не сегодня – то завтра. Пять или шесть причаливаний – и око даст себя открыть. Если захочешь.
\- Захочу – кивнул я – И открою.
\- Непослушный ты гусенок – вздохнула Аня – Сказано же – живи себе спокойно. Милость дана тебе – не видеть. А ты…
\- А ты? – ответил я тем же – Открыла?
\- Открыла.
\- Видишь? А тебя не предупреждали?
\- Многие. Ой многие.
\- Но не послушала их?
\- Твоя правда, Гниловоз. Не послушала.
\- Я хочу увидеть – признался я – Очень хочу.
\- Все новички хотят. Ждут. Нетерпеливо ждут, когда око откроется. Но разве то не злое бормотание в их головах заставило ждать открытия ока?
\- Не – чуть скривил я губы – Не верю в высшую силу. Мы сами принимаем решения. И эти решение влияют на наши собственные жизни. И на жизни других. Только мы ответственны за наши поступки. И никто больше.
\- Тебя не убедить – тяжко вздохнула Аня, понявшая внутренним безошибочным женским чутьем, что все ее слова бессмысленны – Спасибо за переданную посылку, Гниловоз. Передам всем, что тебе можно верить. Удачи.
\- Спасибо. И хорошего дня – ответил я.
Аня опять угадала. Ставня опустилась.
\- Непослушный гусенок – фыркнул я, удовлетворенно потягиваясь.
Посылка успешно передана по адресу. Чаевых не дали. Зато мы душевно поговорили.
Стало быть совсем скоро око откроется?
Если судить по числу причаливаний, то давно уже пора бы оку…
Встрепенувшись, прислушался к внутреннему хронометру, ставшем невероятно точным за последнее время. Пора дергать за рычаги.
Опустить рычаг номер один.
Щелк.
Свет и тепло. Интервал не сорван.
Опустить рычаг номер два.
Легкий толчок кельи.
Прислушаться…
Щелчок. Бегом к третьему рычагу.
Опустить рычаг номер три.
Готово. Полная процедура завершена. Временной интервал больше не увеличивается. Достиг максимума, насколько я понял. Меня вполне устраивает – интервала вполне хватает для выполнения всех моих дел и даже для сна. Давно приноровился спать большими отрывками. Стал видеть длинные и запоминающиеся цветные сновидения.
Щелк…
Долгий вибрирующий звук, напоминающий не гонг, но рев охотничьего рога, наполнил келью, ударил в ушные перепонки, заставил содрогнуться от неожиданности и предвкушения.
Я повернулся так быстро, что стены размазались в неясное пятно, мелькнувшее перед глазами. Когда картинка вновь обрела четкость, я уже бежал и видел перед собой только громадную железную ставню закрывающую голову креста.
Око дало знак – открой меня.
Я полон отчаянной решимости.
Я дерну за рычаг незамедлительно.
Как там в повести Вий у Гоголя? Поднимите мне веки… откройте мне око… и узрите…
И узрите…
Рука ухватилась за рычаг. Я так торопился, что навалился всем телом. Рычаг поддался. И послушно пошел вниз.
Щелчок.
Загремевшая плита дернулась, недовольно застонала и неожиданно быстро и легко распахнулась.
На меня упал тусклый белый свет. Я замер в этом свету как олень перед фарами автомобиля.
И узрите…
Что ж… я узрел…


Глава 9, ч 1


ПереКРЕСТок одиночества

Мир Вальдиры

Рассказы



Comments 1