[читай онлайн] Дем Михайлов: ПереКРЕСТок одиночества. Глава 7, ч 3


С романом можно ознакомится только на БЧ Голос или тг канале автора!

Большая благодарность Дему Михайлову (автору) за разрешение опубликовать роман и Сергею Колесникову (автору картинок) за разрешение опубликовать иллюстрации!

Эту и другие книги вы можете приобрести в электронном или бумажном виде.

Пообщаться с автором можно в его группе в vk

Новостной канал Дема в тг

Часть полученного вознаграждения будет перечислена авторам романа и иллюстраций после выплат.

Ну а теперь – приятного чтения!

П.С.
Автор следит за публикацией и рад вашим комментариям


Иллюстрация создана Сергеем Колесниковым

Глава 7, ч 3.

Остаток жизни где? Где дряхлые старики найдут последнюю гавань? Где проживут последние несколько лет перед тем как умереть?
Где?
И ответа по-прежнему нет.
Но я ответ получу обязательно. Это критически важная информация. По очень простой причине – если мне удастся убежать из странной тюремной камеры, то вряд ли я попаду домой. Я окажусь за стенами кельи, окажусь снаружи. Возможно там, где оказываются отмучившиеся сидельцы. В той самой последней гавани. И хотелось бы узнать о том месте как можно больше, прежде чем отправляться в путь.
Предупрежден – значит вооружен.
Еще одна великая истина. Еще одно великое правило. И в свои золотые деньки рвущегося к цели зверя я всегда старался выполнять его.
Что еще я вынес из встречи со старцем?
Мелочи. Их переварю позднее.
А вот оттиск печати на стекле – это интересно!
Тут отчетливо прослеживается некий ритуал. Или даже процедура.
Как она могла проходить?
Ставня поднимается. Важно ступающий вперед седой сиделец с силой придавливает к стеклу шахматную фигуру. На стекле остается фиолетовый оттиск – и стоящий напротив узник видит оттиск. Руки, дергающие за рычаг, ладони предлагающие обмен, пешку с цифровой восемь. И видя оттиск узник должен что-то понять. Проникнуться доверием. Или почтением. Или страхом.
Пешка – не печать для документов.
Это какой-то символ власти, символ принадлежности к некой большой и хорошо известной организации.
Или нет…
Но оттиск печати на стекле остается фактом. Еще один факт в мою все пополняющуюся базу данных.
Долгий гонг заставил меня остановиться, развернуться и рвануть обратно к перекрестку. Тяжелый лязг, пол под ногами вздрогнул. Ничего себе – ко мне только что причалила другая келья. Вторая встреча за такой короткий промежуток времени? Странновато. И я не уловил ритма. Сколько минут прошло после первой встречи? Три? Четыре? Такой странный интервал не похож на систему. Придет время – разберусь и с этой странностью.
Рычаг…
Одернуть плащ. Выпрямиться. Дежурная спокойная улыбка вернулась на мое лицо.
Ставня с грохотом уползла вверх.
Сквозь двойное стекло и мутные потеки на меня смотрела женщина. Ростом выше меня. И гораздо тяжелее меня. Она настолько крупная, настолько дородная, что едва вмещается в окно. Волосы собраны в две косы. Белая майка на голое тело. Ниже просторная длинная юбка. Пара каких-то предметов в руках.

Иллюстрация создана Сергеем Колесниковым
на меня смотрела женщина...

\- Добрый день – улыбаюсь я.
Сейчас я гораздо спокойней. Прошлая встреча научила многому.
\- И тебе того же, гниловоз – ответила она удивительно хриплым мужским голосом – Меня Аней кличут. Или Бегемотом. Есть что пожрать? В обмен.
\- Пожрать есть чего – киваю я, глядя на ее ладони и не скрывая интереса – В обмен.
Достав из кармана плаща небольшой сверток, я развернул его и показал содержимое соседке за стеклом. Десяток сухарей. Крохотный кусок колбасы. Все сложено красиво.
Поняв, что в этом мире многое зависит от обмена, я долго думал и упорно штудировал финансовые отчеты предшественников. Я размышлял над тем, что смогу предложить в обмен при будущих встречах. И как я не крутил, получалось, что у меня не так уж много стоящего товара.
Золото, лекарства, еда, одежда.
Книги понадобятся не всем. Самодельные инструменты тоже. Мало кто соблазнится набором пуговиц. Но главная для меня проблема состояла в другом – я не хотел отдавать то, что невозможно потом заменить.
Если отдам пуговицы – где найду замену, когда они понадобятся самому? Нигде. Только в обмен – втридорога. И что получается в долгосрочной перспективе? Отдай задешево сейчас и приобрети втридорога то же самое потом? Это прямой путь к нищете.
Здраво оценив состояние своего имущества на текущий момент, я понял, что не особо в чем-то нуждаюсь. И потому могу позволить себе воздержаться от необдуманных меновых операций. Но я всегда могу отдать что-то из регулярно возобновляемых ресурсов – а это еда. И благодаря тем же финансовым отчетам я знал, что продовольствие, пусть и не считается элитным товаром, но устойчиво держит свои позиции и пользуется спросом.
Вот одна из причин успеха такого товара – женщине весом за сто тридцать килограмм нужно много пищи. Стандартного рациона не хватит.
\- Пойдет – оценила Аня мое предложение. Но вместо того, чтобы предъявить свой товар, она схватилась на низ белой майки и медленно начала ее поднимать – Так и быть. Клади в ящик. И я покажу своих красоток.
\- Красоток? – переспросил я. И, наткнувшись взглядом на почти не скрываемые тонкой материей гигантские возвышенности, отрицательно качнул головой – Нет. Не интересует.
\- Там есть на что посмотреть, гниловоз – посмурнела та.
\- Не заинтересован.
\- Может ты из тех, кто на женщин не засматривается? Или любишь глянуть на что ниже ватерлинии – она провела ладонью у мощных бедер.
\- Не заинтересован – повторил я бесстрастно - Что другое в обмен предложишь? Время идет.
\- Фанату подарил что-нибудь? Он ведь первым к тебе чалился. Небось хорошее что ему отвалил?
Фанату?
А. Старик фанатеющий от Спартака. Древний ворчливый старик требовавший от меня подарок. И ругающий за нарушение обычаев.
И Аня Бегемот знала, что Фанат причалил ко мне первым.
\- Нет – ответил я – Ничего не подарил. Я человек деловой.
Толстуха запрокинула голову и зашлась кашляющим смехом. Я терпеливо ждал. Продолжил молчать и когда она отсмеялась. Утерев губы тыльной стороной ладони, она разжала ее и показала предмет. Показала безо всякой надежды, заранее зная результат.
Детская кукла. Голова с жалкими пучками светлых синтетических волос. Розовощекое лицо. Одного глаза нет. Рук нет. Одна нога. Овальный торс пробит в нескольких местах. Несчастная кукла выглядит как жертва безумного маньяка. Дыры в теле походят на раны от ножа. Кто мог настолько обезуметь, чтобы гвоздить куклу ножом? И как вообще кукла могла оказаться в чьей-то тюремной камере? Мать купила подарок дочери, но так и не вернулась домой, угодив сюда? Или отец заскочил в магазин подарков после работы… и родные до сих пор гадают куда он пропал.
\- Нет – качнул я головой.
\- В придачу с этим?
На второй ладони лежала железная пружина, пара болтиков и упавший на бок детский паровозик. М-да…
\- Не… - начал я, но остановился, подумал миг, прикинул время и кивнул:
\- Хорошо. Но ответишь на пару вопросов.
\- Договор! – поспешно выпалила толстуха – Быстрее!
Дернув за ящик под стеклом, она забросила туда мусор, с силой захлопнула. Я потянул на себя. Забрал куклу, паровозик и прочий хлам. Развернув сверток, положил в ящик сухари и колбасу, тряпку оставив себе. Закрыл ящик. Через мгновение еда была у Ани Бегемота. Прижав сухари к груди, она глянула на меня с искренним удивлением.
\- Продешевил, новичок гниловоз.
\- Вдруг станем друзьям – развел я руками.
\- Спрашивай. Быстрее.
\- Как часто встречи?
\- Когда как. Коли исправно дергаешь за три рычага – часто. Может и днем. Может и ночью.
\- Ты видела, как Фанат чалится ко мне?
\- Да. Как не увидеть? Постой… твой глаз еще не открылся?
\- Глаз?
\- Большое окно. В голове креста.
\- Понял.
\- Оно как у самолетов старых. Как у… как у… - Аня задумалась, мучительно наморщив лоб и машинально потирая левое ухо – Как у военных бомбардировщиков! Во! Которые в Великую Отечественную которая вторая летали.
\- Кокпит – кивнул я.
\- А?
\- Как кабина. Стекла как у самолета.
\- Да. Так ты еще незрячий – хрипло хохотнула Аня и, неожиданно серьезно глянув на меня, добавила – Может и к лучшему. Не дергай тот рычаг, гниловоз-новичок. Не дергай.
\- Почему?
\- Сейчас ты как в ракушке сидишь. Теплой, светлой, спокойной. Кормят, поят. Вволю спи. Ни о чем не думай. Ни о чем не спрашивай. Дергай три рычажка. Меняй то на это. Копи потихоньку золотишко. Окно не открывай. Наружу не выглядывай. Живи. Пусть годы летят. Не заметишь, как сороковой годок придет, а затем и минет. И вот она – свобода.
\- Свобода – повторил я.
\- Свобода – кивнула Аня Бегемот – Не расспрашивай никого. Не знать – благо. Не знать – счастье. А коли раз в окно выглянешь… вся жизнь перевернется. И шепот… шепот слышишь? – на миг в глазах женщины плеснулось безумие – Ведь слышишь?
\- Слышу. Думал чудится…
\- Не чудится! Это он! Он шепчет! Все дошептаться пытается, все пытается… окно откроешь – станет шептать сильнее!
\- Так закрыть окно…
\- Легко сказать… но как не смотреть? Вокруг одни только стены. А там мир… пусть стылый, темный и страшный… но целый мир за твоим окном…
Ставня зашумела.
\- Удачи, гниловоз!
\- Удачи, Аня! – крикнул я – Спасибо! Еще встретимся!
Ставня с грохотом упала.
Постояв перед железной плитой, я пошел к перекрестку. В руках бесполезные предметы. Я поменял хорошую еду на мусор. Но помимо вещей получил немало сведений, завел знакомство. Вторая встреча куда полезней первой.
Стоп.
Так ли это?
Или я веду себя сейчас как тот дурак, что получил зарплату, потратил ее на всякую ерунду, притащил охапку ненужного хлама домой и сейчас сидит над этой кучей и судорожно пытается оправдать себя, пытается найти весомую причину, по которой он выбросил деньги на помойку. Но весомой причины нет. Есть лишь жалкие отговорки \– когда-нибудь точно пригодится, на нее была скидка, продавщица мне так мило улыбнулась…
Я такой идиот?
Я отдал годное за негодное?
Встав посреди коридора – там, где уже было потеплее – я простоял несколько минут, вспоминая разговор и честно обдумывая свои действия.
Нет. Оно того стоило. Я не идиот. Потратил восемь сухарей и кусок колбасы, получив некоторые ответы и подготовив почву для следующей встречи. А повторные встречи случаются довольно часто – я узнал это из тех же листов. Кстати… прежде чем начать обдумывать диалог и выискивать ключевые слова и фразы, надо кое-что сделать.
Сняв плащ и размотав одеяло, бережно сложил вещи. Открыв тайник, вынул бумаги. Вытащил верхний лист. Уложил его на стол, рядом поставил чернильницу. Макнул перо в чернила и, на свободной строчке внизу початого листа начал писать, стараясь не царапать бумагу, не ставить кляксы и лепить буквы поменьше и ближе друг к другу.


Глава 7, ч 4


ПереКРЕСТок одиночества

Мир Вальдиры

Рассказы



Comments 3