Лесная повесть - 2


2.
Я вспомнила, что была в этой деревне 14-летней девочкой, куда меня позвала на летние каникулы моя одноклассница и подруга Вера. Вера была младшим и поздним ребёнком у престарелых родителей, которые в ней души не чаяли.
Дом принадлежал кому-то из родственников мамы Веры и располагался в глухом уголке Калужской области в полузаброшенной деревне «Масалово», куда было очень сложно добраться. Помню, что два с половиной часа мы ехали на электричке, потом минут сорок на рейсовом автобусе до какой-то станции, а оттуда ещё полчаса «тряслись» на попутной полуторке. Именно в этой деревне вся семья Веры, за исключением её старшей работающей сестры Ларисы, решили провести лето.
Признаюсь, что я затосковала там уже на третий день и очень пожалела, что согласилась поехать с Верой. Скука была неимоверная. Молодёжи, а точнее детей нашего возраста, в деревне не было, электричества не было, книг не было. Единственным развлечением было купание в быстрой, но мелкой речке с характерным названием «Лужа». Но зато деревню окружал великолепный, девственный лес, где, казалось, не ступала нога человека, а грибов было, хоть косой коси. Вот где я себя ощущала, как «рыба в воде». Однако, первая, наша с Верой, «вылазка» в лес на второй день прибытия в деревню, окончилась для нас жутким разносом со стороны Вериных родителей и строгим запретом для нас не ходить в лес. Когда я отказалась подчиниться их запрету, они сказали, что я могу делать всё, что угодно, но Вере они запрещают выходить из дома без разрешения. Мама Веры считала, что я оказываю на неё дурное влияние, и смотрела на меня с нескрываемой неприязнью и недовольством. Мне было так неуютно под её взглядом. Однако, уехать в Москву одна я не могла, позвонить домой было неоткуда, и единственное, что мне оставалось – дождаться приезда на выходные старшей сестры Веры, чтобы вместе с ней вернуться домой.
Вера не решилась ослушаться родителей, а я, свободная от запретов, большую часть светового дня стала проводить в лесу с соседской собакой Жулькой, которая после нескольких угощений привязалась ко мне всей своей собачьей душой. Мне очень нравилось в лесу. Я там отдыхала по-настоящему. Бродила, напевала песни, разговаривала с Жулькой, деревьями, птицами и ежиками, любовалась греющимися на солнышке ужами, придумывала сама себе сказочные истории, в которых была непременным участником. И, за всё время, ни разу, не встретила в лесу ни одного человека.
Каждый день я приносила домой грибы, и мама Веры большую их часть сушила, а из остальных стряпала жаркое. Именно «стряпала», ибо готовила она так отвратительно и невкусно, что я не могла это есть, поэтому, вечно ходила полуголодная. О перекусе каким-нибудь бутербродом или просто куском хлеба или печеньем не могло быть и речи, ибо всё хранилось под строгим надзором Вериной мамы. Выручала тётя Нина – очень добрая женщина из соседнего дома (хозяйка Жульки). Она жалела меня, всегда угощала хлебом с парным молоком, сухариками и пирожками собственного изготовления, поила вкусным травяным чаем, а я, в благодарность, делилась с ней собранными грибами, чем также вызывала недовольство Вериной мамы. Однажды тётя Нина составила мне компанию в прогулке по лесу и удивлялась тому, как я, городская девочка, хорошо ориентируюсь в незнакомом лесу и совсем не боюсь бродить там одна.
Прошло две недели, показавшиеся мне вечностью, и, наконец, сестра Веры с мужем приехала навестить родителей и сестрёнку. С их приездом обстановка в доме немного оживилась. Видимо, зная строгий нрав своих родителей, Лариса и её муж смотрели на меня с интересом и сочувствием и, на моё счастье, любезно согласились отвезти меня в Москву! Признаюсь, уезжала оттуда с лёгким сердцем и великой радостью, вот только, прощаясь с лесом, тётей Ниной и Жулькой, не могла сдержать слёз.

И вот, надо же, по прошествии более полутора десятка лет, мне привелось снова побывать именно в этом лесу и вспомнить знакомые и, такие близкие душе, места, а главное, я это точно знаю, лес тоже узнал и вспомнил меня.

@radmilochka


Comments 1