Лавстори длиною в жизнь


«… Мы могли бы служить в разведке,

Мы могли бы играть в кино,

Мы садимся как птицы на разные ветки

И засыпаем в метро.»

© группа «Високосный год»





Она как была обнаженной подошла к окну, закурила свой любимый «Кент» и заглянула через окно в ночь. Дым сигареты струился вверх. Город мигал ей редкими огнями в окнах, светофорами и габаритными сигналами автомобилей тоже редкими в этот ни-то очень поздний, ни-то очень ранний час. Еще минуту назад в его объятиях она не помня ни о чем, предавалась любви, а сейчас была грустна, опустошена. Он подошел к ней уже одетый. Руками взял ее за плечи, поцеловал в макушку, силой развернул лицом к себе. Попытался заглянуть в ее глубокие серьезные глаза.

Она затянулась, разгоревшийся огонек сигареты красно блеснул в ее глазах. «Не кури больше сегодня, пожалуйста», – сказал он и добавил: «Лучше вообще больше не кури». Взял сигарету из ее рук, руки были холодны. «Замерзла?», – спросил он. Она или не услышала его вопроса или не отреагировала на него.

Очнувшись от своих мыслей, она спросила: «Домой?», – попыталась улыбнуться, но улыбка получилась вымученной гримасой. Он взял ее замерзшие руки в свои, целуя, пытаясь их согреть и тут ее прорвало: «Не надо», – она попыталась отнять свои руки: «Не надо больше ничего. Ничего не хочу. Устала». От такого напора он опешил. Но решил сейчас не спорить с нею. Угадав его мысли, женщина сама взяла его руки в свои и продолжила: «Нет, это не мимолетная слабость, я давно думаю над этим. Наш роман себя исчерпал. Я хочу замуж, хочу иметь детей, мне уже тридцать…». «Но не я ли тебе предлагал все эти шесть лет выйти за меня? Позволь мне сегодня остаться, я…». «Ага и лишить твоих детей отца. Это не вариант, ты же знаешь. Просто уходи. Уходи. Уходи сейчас. Совсем. Я собрала твои вещи. Возвращайся к семье, тебя ждут там».

За ним хлопнула дверь, а она залилась горькими слезами. Такой опустошенной как сегодня, она никогда еще не чувствовала себя. Она уверяла себя в том, что все сделала правильно…

… он жал на газ до самого пола. Злился на самого себя. В этот ранний утренний час было мало машин, но он дважды чуть не умудрился стать причиной серьезного ДТП. Он подъехал к дому, остановил машину под окнами старого многоквартирного дома и некоторое время не выходил из машины, заглушив двигатель. Наконец, начиная замерзать, подумал: «Пора, декабрь все-таки, не май месяц, так можно и замерзнуть». Открыл дверь автомобиля, прихватил с пассажирского сиденья своего верного спутника – ноутбук, взбежал без лифта на свой этаж.

В квартире было темно и тихо. Он прошел на кухню, поставил чайник, положил на стол компьютер и включил его. В этот момент на кухню вошла жена. «Привет», – попытался заговорить он с женой: «Задержался со сдачей проекта…». Она не стала слушать его и молча ушла. В его памяти все еще стояла их последняя ссора. Приехав в очередной раз домой под утро, он получил от жены такую бурю, что и сейчас о ней вспоминал внутренне сжимаясь в комок.

Жена вдруг развернулась, внимательно посмотрела в его усталые глаза и мило улыбнувшись, сказала: «Она все-таки выгнала тебя? По глазам вижу… какая умница. Так тебе и нужно, кобель. Проект… задержался… кого ты лечишь? Как мне все надоело. Убирайся и из нашей жизни тоже. На развод подам сама». И не дав ничего ответить, закрыла плотно за собою дверь.

На столе стоял готовый к работе ноутбук, на плите, постукивая крышкой, кипел чайник. Он как во сне вышел из дома, сел в автомобиль. Не включая печку, не включая двигатель сел, положил руки и голову на руль и замер. Мороз потихонечку пробирал тело, но он этого не чувствовал. Его сердце, так и не научившись правильно любить, не подарив никому счастья и принеся столько тревог, устало биться… Оно остановилось с первыми лучами солнца.

P. S. Картинка взята с сайта nalchik.sm-news.ru.


Comments 0