Server sync... Block time in database: 1610684937, server time: 1611209455, offset: 524518

«Премьера Голоса». Исторический детектив Юрия Москаленко «Адмиралы» (часть 35-я)



Обложка @konti

Автор: Юрий Москаленко @biorad


Продолжение. Часть 1-я, часть 2-я, часть 3-я, часть 4-я, часть 5-я, часть 6-я, часть 7-я, часть 8-я, часть 9-я, часть 10-я, часть 11-я, часть 12-я, часть 13-я, часть 14-я, часть 15-я, часть 16-я, часть 17-я, часть 18-я, часть 19-я, часть 20-я, часть 21-я, часть 22-я, часть 23-я, часть 24-я, часть 25-я, часть 26-я, часть 27-я, часть 28-я, часть 29-я, часть 30-я, часть 31-я, часть 32-я, часть 33-я, часть 34-я


Адмиралы. Книга вторая. Тайна адмирала Сенявина

Часть 35-я


— Испания, как и любая другая страна Средневековья, к середине XVI века переживала расцвет религии. И в этом нет ничего удивительного — на европейские страны время от времени накатывались мощные волны чумы, спастись от которой можно было, по мнению клириков, только двумя способами: ежедневной длительной молитвой и «закрытостью» территории. То есть в местах, которые были максимально отрезаны от внешнего мира, что затрудняло проникновение болезни. Идеальным местом считались монастыри.

— Погодите, — я сразу же ринулся в спор, чтобы не заснуть. — А не кажется ли вам, что все эти болезни были вызваны двумя причинами. Во-первых, духовной — сколько «ведьм» попало под «Молот судьбы»? Существует определённое равновесие между мужским началом и женским, доброй и злой энергетикой, чашечки весов должны быть всегда уравновешены. А тут, по сути, шёл целенаправленный геноцид против женской красоты. Ведь, согласитесь, любой человек в случае, если красавица отказалась утолить его похоть, мог написать на неё кляузу и рассказать, что видел её простоволосую, доившую чужую корову на рассвете. И всё — женщину обвиняли в колдовстве и под радостное улюлюканье сжигали на костре. Вот она была и нету, как говорили в одной известной стране.

Но ведь похоть от этого не возносилась к небу с последними искрами этого самого позорного костра!

Не дополучая соприкосновения с женской красотой, мужчины становились грубее, их инстинкты оскотинивались, что в конце концов вело к элементарному снижению иммунной защиты. А это — ворота для любой инфекции.

И второе — разве средневековая грязь, когда нечистоты запросто выливали на головы прохожих, не вела к открытию всех дверей для чумы?

Именно от этого хотели затвориться в монастырях?

— Пан Дмитрий, я всегда восхищаюсь вашим умением зрить в корень проблемы. Но есть одно «но». Вы рассуждаете как человек XXI века, который приблизил к себе любую точку планеты с помощью телевизора, получил возможность «ковыряться» в информационном поле Земли с помощью всемирной паутины. То, о чём вы мне сейчас рассказали, не приходило в головы средневековым теологам. Хотя бы потому, что они боролись с заразой известными в то время способами: информационно — защитить может только Всевышний, и обособленно — чем прочнее закупорен сосуд, тем меньше шансов таракану в него проникнуть.

С вашими теориями мы рискуем вспомнить о крысах, которые зачастую становились переносчиками заразы. Их во времена Средневековья был сонм. Впрочем, и сейчас эти спутники двуликого Януса — богатства и нищеты — ведут себя точно так же, как и их предки полтысячи лет назад. Они живут только инстинктами…

— Обещаю больше не перебивать вас, — улыбнулся я, хотя пан Огиньский вряд ли мог видеть мою улыбку. — Ни о крысах, ни о СПИДе говорить не буду. Но вы согласны с тем, что за нарушение нравственных норм тотчас же следует наказание? Не зря же СПИД называют чумой ХХ века?!

— Думаю, что не зря, но повторюсь, так мы очень далеко отклонимся с вами от предмета нашего разговора. Мне продолжать?

— Да, я вас слушаю, — приподнялся я над велосипедным седлом и чуть не вылетел над рулём, под колесо попал какой-то камушек…

— В те времена, о которых мы говорим, в Испании насчитывалось более десятка различных монастырей, как мужских, так и женских, уклады в них были достаточно жестокие.

— Но что побуждало молодых людей, что бы вы ни говорили, терзаемых гормональными всплесками, отказываться от радостей жизни и уходить из «плотского» в платонический мир? Должны же быть какие-то особые причины?

— Давайте начнём с людей богатых. Допустим, вы родились в семье, которой досталось большое наследство, а значит, ваши родители, имея массу свободного и необременительного времени, очень часто посещают друг друга. Вы — второй, третий, пятый сын в семье. Но всё отцовское богатство в своё время достанется вашему старшему брату, и никому более.

То есть вы воспитываетесь в неге и богатстве первые 15-18 лет своей жизни, а дальше — извольте пахать, как папа Карло, без устали добывая себе хлеб на пропитание. Все ли готовы резко изменить свою жизнь и перейти от праздности к труду?

Но и вашим сёстрам, пан Дмитрий, повезло ничуть не больше, чем братьям. Ведь для того, чтобы выйти замуж, им нужно иметь богатое приданое. Чтобы его создать, нужно было отщипнуть от тех средств, которые отец вознамерился вручить старшему сыну, то есть своему наследнику. А значит, часть богатства уйдёт на сторону, чужому дяде. Того богатства, которое наживалось «непосильным» трудом.

Нужен ли вам подобный расклад?!

И если наследник второй очереди, например, второй сын, ещё мог рассчитывать на случайный дар небес (мало ли что могло случиться со старшеньким), то с каждой следующей ступенькой по рождению шансы таяли, как солнечный свет на изломе вечернего заката.

То есть четвёртый, пятый, шестой и седьмой сын, не дожидаясь расклада рулетки, могли смело уходить в монастырь.

— Но ведь и там их ожидали не сахар и не мёд…

— Возможно, но не следует забывать, что монастырское начальство очень чётко отслеживало и происхождение, и вероятные обогащения каждого нового брата. Ведь после того, как он оказывается в мужской обители, все денежки, которые, возможно, свалятся на его голову после этого, отправляются прямиком в монастырскую казну. Да и случаи «откупа» имели место быть.

Примерно то же самое касается и женщин. Тех, от кого ожидали богатства, старались не стеснять — формула «Любой каприз за ваши деньги», кажется, родилась в те времена. То есть потенциальная «богатеюшка», не говоря уже о тех, кто внёс в казну богатые пожертвования, не чувствовала себя в чём-то скованной — ей даже разрешалось иметь служанок.

— Инокине? — не поверил я.

— Даже послушнице монастыря, — поправил меня пан Клеофас. — Вы же знаете, что в любом монастыре существует многоступенчатая иерархия. И потом, достаточно частыми были случаи, когда в монастырь уходили доживать свой век женщины, потерявшие мужа. На богатство, оставшееся от супруга, вдова не могла претендовать, оно доставалось старшему сыну. Но если тот отказывался содержать мать, она отправлялась в монастырь. И не всегда с пустыми руками, а утаив часть средств…

— Но мы говорим с вами о богатых, а как быть с бедными? Основу монастырей составляли именно они!

— С бедными тоже не всё так просто. Кое-кто оказывался в «закрытом пространстве» из-за несчастной любви. Другие были уверены, что именно в монастыре им удастся сделать свою «карьеру» гораздо быстрее. Что такое труд земледельца? Это работа до седьмого пота, но с одним условием: даже если ты пашешь до восьмого пота, случается засуха или наводнение — и остаёшься без урожая… Некоторые соглашались на такой расклад, а другие не хотели зависеть от природной стихии.

Были и такие, кто уверял себя, что в монастыре жизнь более праздная, чем в «свету». Обманывали себя? Нет, при известных чертах характера «адаптация» давалась гораздо легче. Ведь, как и в любом другом однополом коллективе, новичок теоретически рассматривается как прислужник. Если, конечно, у него нет сил и здоровья идти против «системы».

— Вы хотите сказать, что все нынешние формы и методы внутренней жизни в армии или местах не столь отдалённых, ничем не отличаются от монастырских?

— Думаю, да, потому что подобные системы зародились достаточно давно. Но они очень гибки и всегда тонко реагируют на изменения в обществе.

— А какими были взаимоотношения монастырей с государством? С обычными людьми?

— Возможно, я выскажу крамольную мысль, пока Всевышний спит и меня не слышит, но государство всегда держало подобные инструменты, как добрый хозяин своего овна. То есть, когда кормовая база становилась достаточно скудной — овна запускали на другое пастбище. В Средние века монастыри в Испании владели примерно десятой частью земель в государстве. Время от времени этого овна стригли — в ответ на заботу он должен был на корню уничтожать всякое инакомыслие…

— Вам не кажется, что мы заехали немного не туда? — я резко переменил тему.

— Мы движемся по направлению к Севилье, — подтвердил пан Клеофас.

— Я имею в виду нашу тему…

— Вы же сами просили, — пожал плечами мой собеседник.

— Ладно, давайте немного помолчим, — произнёс я. — У меня что-то голова разболелась…

До самой Севильи мы не сказали ни слова…



Продолжение следует...



Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов


Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь



Text.ru - 100.00%

group-vk.png group-fb.png



Торговая платформа Pokupo.ru

30 second exposure


Comments 1