«Премьера Голоса». Исторический детектив Юрия Москаленко «Адмиралы» (часть 33-я)



Обложка @konti

Автор: Юрий Москаленко @biorad


Продолжение. Часть 1-я, часть 2-я, часть 3-я, часть 4-я, часть 5-я, часть 6-я, часть 7-я, часть 8-я, часть 9-я, часть 10-я, часть 11-я, часть 12-я, часть 13-я, часть 14-я, часть 15-я, часть 16-я, часть 17-я, часть 18-я, часть 19-я, часть 20-я, часть 21-я, часть 22-я, часть 23-я, часть 24-я, часть 25-я, часть 26-я, часть 27-я, часть 28-я, часть 29-я, часть 30-я, часть 31-я, часть 32-я


Адмиралы. Книга вторая. Тайна адмирала Сенявина

Часть 33-я


Чуда не произошло. У дверного проёма, ведущего в кухню, стоял не Вий, не Кинг-Конг и даже не красногубый вурдалак.

Пан Клеофас Огиньский собственной персоной.

— Пан Дмитрий, — торжественно объявил он. — Железные кони к путешествию готовы. То есть велосипеды. Бутерброды нарезаны, кофе разлит в термосы, лично для вас я припас веточку рукколы.

— Вольно. Не надо напрягаться, — ни один мускул не шевельнулся на моём лице.

— Можно один бестактный вопрос? — спросил хозяин квартиры.

— Полтора, — милостиво разрешил я.

— Позвольте полюбопытствовать… — начал пан Клеофас.

— Гонял, не так далеко, на трёхколесном ровере в соседний двор, — перебил его я. — Опрокинулся два раза за три года. Но если надо, я готов крутить педали самоката, лишь бы они приводили в действие ремённую передачу звездолёта. Ещё вопросы?

— Вы успели поужинать? — спросил гостеприимный потомок великого музыканта.


Тель-Авив. Бульвар царя Саула
Коммунальная штаб-квартира «МО$$АД-РВС»
Декабрь 2006 года

Льва Моисеевича мучили колики. И не столько желудочные — в известном заведении его учили запивать 200 г селёдки стаканом парного молока. Ему было не совсем комфортно.

Чем дальше в лес заводило расследование, тем ярче разгоралось ощущение того, что он тянет пустышку.

Возможно, и хмурая погода вносила свою лепту в депрессивное состояние. Но он умел быстро концентрировать своё внимание на сути любого события. А всё бабушка, умела она оценить ситуацию.

Когда-то давно ему очень нравилась девушка. Форменная (с большими формами), в меру молчаливая (если ей не наступали на больную мозоль), с обожанием в глазах (а как же ещё показаться родне парня).

Но, собираясь в гости, она слегка перестаралась. Ей бы чуть-чуть прикрыть «цистерны» для кормления будущего наследника, но не хватило вкуса.

Пришла к бабушке Двойре так, словно в варьете устраиваться.

Бабушка была очень деликатна и, посмотрев на эту «оплошность», произнесла, будто гвоздь в табуретку вбила:

— Девочка. Или я ошибаюсь, или у вас уже сердце выглянуло во двор…

Нужно решительнее оценить биографию Дмитрия Сенявина и поставить на этом точку.

Итак, что мы имеем? Отряд поручика Галицкого, предположительно, захватывает древний артефакт — копьё Лонгина. И опять-таки, по предположению, поручик передал трофей Дмитрию Сенявину.

Но ведь путь Сенявина после этого лежал в Средиземное море. И если артефакт был передан ему, то попасть в Россию он вряд ли бы смог в течение нескольких месяцев, а то и более года.

Из этого следует только одно — копьё Лонгина было доставлено в Санкт-Петербург не морским, а сухопутным путём. То есть небольшой отряд высадился на побережье и пробирался на родину, очевидно, через Балканы и Болгарию.

Лев Моисеевич нервно потёр виски.

Эх, был бы здесь Митяй, он бы сразу же всё распутал. Без всяких синдромов дефицита внимания. Изя же начнёт разводить турусы на колёсах. Придётся узлы развязывать самому.

Можно ли было скрыть участие эскадры Сенявина в Трафальгарской битве? Если в ней участвовала вся эскадра, то вряд ли.

А если на помощь англичанам приходило не всё военно-морское соединение, а его часть?

Либерзон снова вернулся к своей заветной папочке.
Решил проверить весь путь Сенявина из Кронштадта в Средиземное море.

Из Кронштадта вышли 10 сентября. На несколько дней задержались в Ревеле, чтобы пополнить боеприпасы и окончательно сформировать команды кораблей.

До берегов Англии дошли почти за три недели. 9 октября бросили якоря на Спидхедском рейде.

Все ли корабли дошли и были зафиксированы?

На первый взгляд, все. Но вот потом случилось странное происшествие. Выйдя из Портсмута, эскадра попала в жёсткий шторм. В ночь, в бурю корабли разметало в проливе Ла-Манш. Адмирал Сенявин был вынужден отдать приказ о возвращении.

При этом официально объявили, что сразу три корабля — 80-пушечный «Уриил», 74-пушечный «Селафаил» и транспорт «Кильдюин» пропали без вести.

Но ведь ещё не факт, что они выходили в пролив вместе со всей эскадрой.

А если предположить, что они не заходили в Англию, не были Портсмуте, а сразу направились к месту боевых действий к берегам Испании?

Теоретически они могли успеть принять участие в Трафальгарском сражении?

Надо будет запросить скорость хода первых двух судов. Потому что транспорт вернулся в Портсмут спустя три дня.

И опять возникают вопросы. Почему Сенявин застрял в Портсмуте на две недели? Ожидал подхода двух «потеряшек»? Но столько обычно никто не ждал — максимум неделю. Значит, он просто выигрывал время. Но для чего?

Возможно, встреча с «Уриилом» и «Селафаилом» заранее была назначена в Гибралтаре? И она состоялась через несколько дней, когда эскадра Сенявина подошла к южному проливу.

И тут Либерзона осенило: каким он был невнимательным. Вот же фраза о том, что корабли Сенявина спустили флаги, встретив английскую эскадру, которая возвращалась после Трафальгарского сражения с телом адмирала Нельсона.

То есть сам адмирал Сенявин был использован как ширма. Главную роль в этой операции играл отнюдь не этот морской военачальник, а гораздо более манёвренный отряд поручика Галицкого.

Когда в глубоком детстве Лёва отказывался есть манную кашу, то он вместо тонн назиданий слышал единственную фразу от старой Двойры: «Ты вгоняешь бабушку в гроб и даже глубже…»

Нет, бабушка, мы ещё повоюем.

Допустим, и в самом деле ширма — в таком случае всё встаёт на свои места.

Если бы Дмитрий Сенявин хотя бы ненадолго «подержал» копьё Лонгина в своих руках, ему бы пёрла масть, как сумасшедшая. А в жизни на голову адмирала свалилось немало шишек, последующие полтора-два года ему довелось метаться, словно холостяку по кухне.

Да, было немало «региональных» побед, но была и отставка, и скорее почётная, чем влиятельная должность командующего Балтийским флотом. И даже упрёки от современников, мол, адмирал должен погибать в море, в сражении, а не в собственной постели…

Хорошо, хоть жив остался. Когда Сенявин разбил турецкую эскадру возле Афонского полуострова, часть кораблей противника спаслась бегством и прибыла в Константинополь. Турецкого адмирала и четырёх капитанов кораблей, которые последовали за ним, без суда и следствия обезглавили именно за это — надо было погибнуть на поле боя, а не возвращаться с позором…

Галицкий и все члены его маленького отряда — вот краеугольный камень этой блестящей операции. Но где искать их следы?

И что делать с Митяем? Срочно отзывать его из Испании с учётом того, что дневники адмирала Сенявина, даже если они существуют в природе, вряд ли что-то расскажут о жгучей военной тайне? Но вдруг в дневниках есть нечто такое, что позволит пролить свет на ситуацию? Тем более Митяй уже, похоже, взял след.

Ох, нелёгкая это работа — вытаскивать из небытия секреты военной разведки прошлого. Да и удастся ли найти эти секреты?

Но есть тут одна зацепочка...



Продолжение следует...



Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов


Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь



Text.ru - 100.00%

group-vk.png group-fb.png



Торговая платформа Pokupo.ru

30 second exposure


Comments 1