Премьера книги Ольги Силаевой «Лети, лети, лепесток». Часть 7-я: «Дом, в котором я жила»


Творческое путешествие по страницам памяти


Автор: Ольга Силаева @sinilga

Часть 6-я


Дом, в котором я жила

Сколько лет обитаю на Кирова, но не чувствую, что дом — родной. Когда переехали с Советской, буквально тянуло обратно, возникало ощущение, что это центр мироздания. В детстве так и было.

Наш белый, новенький, с иголочки дом словно лайнер плыл, а вокруг ютились невзрачные, незначительные строения. Так казалось. Дом был «номенклатурный» — для партийных работников, журналистов, писателей. Построен на месте усадьбы профессора Курлова. Профессору с семьёй предложили за снос или большую квартиру в новом доме, или маленькую и деньги. Он выбрал последнее. Мы удивлялись, зачем нужны какие-то деньги? Тем более, скоро настанет коммунизм и их отменят.

Партийные работники не отличались чванством и зазнаистостью. Молодые, весёлые. Ходили в гости к соседям, слушали на бобинах песни, пели «Бригантину». Мы устраивали концерты в подъезде на площадке («Огромное небо», «Маленький трубач» и опять небо — «Оранжевое»). В подвале сделали что-то вроде клуба. Взрослые играли в пинг-понг, дети отмечали дни рождения. Всех знали. Бегали по квартирам, созывали на субботники. Сажали деревья. Собирали фантики, обменивались.

Приходила странная родственница — тётя Оня. «Из бывших, — шёпотом сообщала бабушка. — Телеграфистка, все книжки прочла». Высокая, тощая, с ридикюлем. А в нём — много-много фантиков. Как мы ей завидовали!

Летом катались на каруселях в Горсаду, он был рядом. Накатавшись, шли в павильон за мороженым. Сто граммов — 17 копеек. Лене Глумовой однажды не хватило двух копеек, села на скамейку, пригорюнилась. И вдруг увидела на земле монетку: 2 копейки! Для нас это стало чудом.

Конечно, были и ссоры, и обиды «навек», и «я не с тобой теперь дружу, забери свой подарок, отдай мой». Дети как дети.

Когда у журналиста дяди Мони Выгона родился младший сын Лёва, я всем сказала, что, когда вырасту, выйду за него замуж. А пока была влюблена в Игоря Курлова — красивого и загадочного, со стеклянным глазом. А мной очаровался Лёня Левицкий — вундеркинд-дошкольник. Краснея, дарил маленькие кактусы и рассказывал о чём-то непонятном.

В школу ходили толпой — она находилась ещё ближе Горсада, в двух шагах. Во школьном дворе пропалывали кукурузу, спорили «за коммунизм»:

— В магазине всё можно будет брать, а работать никто не будет!

— А если захочется поработать, дадут? Например, в космос?

— Конечно! Хоть в другую галактику!

— Туда долго-о-о…

— Так ведь изобретут бессмертие!




Продолжение следует...
Публикация по понедельникам, средам и пятницам


Художник-иллюстратор Д. Лапшина
Редактор: @amidabudda


Comments 0