Гнилое сердце. Часть 2 Готическая новелла


Гнилое сердце (часть 2) 

На смену промозглой ночи пришло прекрасное, свежее и даже немного теплое утро. Солнце уже положило начало своей небесной охоте и, словно золотой нитью, вышило вдалеке узор Тысячелетней дубравы.
- Не могу найти нужных слов, - произнес Джон Рыжий, глядя на небо.- В душе пустота такая, но красиво-то как!
Ничего сверхъестественного в утреннем небе, конечно же,  не было, более того, голубое и холодное, оно заставляло людей ощущать пустоту и одиночество, а вместе с пожелтелой травой, что простирается в этой части Туманных островов фактически до самого горизонта, производило на сознание сокрушающее впечатление. Вот так и Джонатан, все утро то ковыляя по грязи, то перебирая промокшими сапогами по мокрой траве, загляделся на небо и осознал свою ничтожность в этом огромном и, увы, не лишенном красоты мире.
- Под ноги себе лучше гляди!- в очередной раз крикнул на спутника Крыса.- Я еще ночью сказал, что в собеседнике не нуждаюсь, а ты своего поганого языка не уймешь никак.
На небо Крыса поглядывал редко, а когда мерзкий ум паренька все-таки искал красоты, он украдкой, словно вор, смотрел на крышу мира, а затем делал вид, что грязь под ногами куда живописнее.
- Ну, Боб, поговори со мной! - не успокаивался Джон.- Ты говорил об удали, значит, мне придется драться, но с кем и ради чего?
- С женщиной, если захочешь, - выдохнул Крыса.- А можешь и вовсе не поднимать кулаков.
Джон опустил голову и несколько минут о чем-то думал, морща свой широкий лоб. Видно было, парню не хватает простого человеческого общения, но тут-то и скрывалась главная проблема Робина. Крыса не умел, не желал и не пытался наладить контакт с людьми. Конечно, он умел проявить себя в короткой беседе, обсуждая с заказчиком предстоящее дельце, но стоило только собеседнику перейти на личные темы, как Крысу сковывал страх. Бобу были отвратительны люди, и поэтому жалости к ним он не испытывал. Крыса часто улыбался, но это выходило смехотворно.
- Сукин ты сын...- сдался, наконец, Рыжий.- Оставил бы тогда меня у Кнуда. Там хоть люди на людей похожи.
Поле, по которому брели путники, не принадлежало ни одному герцогу, и обрабатывать его ни один крестьянин не решался.  Наверное, все дело в Тысячелетней дубраве да древнему могильнике, что был расположен в этом жутком лесу. Поговаривали, что в этих краях, обдуваемых океанскими ветрами, водилось столько тварей разных пород и мастей, что пальцев на обеих руках не хватит пересчитать всех. К сожалению, для поэтов и живописцев Туманных островов недалеко от дубравы находилось прекраснейшее озеро невероятной глубины. Сотни романтиков навсегда попрощались с солнечным светом, флиртуя с девами, живущими в озере. Именно в сторону этого озера и направлялся Крыса верхом на прекрасном скакуне да Джонатан Рыжий в рваных сапогах.
Непаханое поле своей не стриженной желтой травой в какой-то момент загородило обзор рыжеволосому парню, и добрую половину дня он брел, не видя пути. Солнце уже было в зените и, надо сказать, припекало знатно. По спине Рыжего крупными каплями стекал пот, и длинные немытые волосы паклями падали на изможденное лицо. Крыса не давал Джону ничего, кроме браги, от которой парень к тому времени изрядно захмелел. А теперь представьте себе удивление поддатого, юного и горячего паренька, услышавшего вместо завываний ветра певучие девичьи голоса.
- О! Наш красавчик вернулся, – хором закричали девушки, которых Джонатан не мог видеть, но это не помешало его воображению представить обнаженных деревенских красавиц,  плещущихся в знойный осенний день в холодных водах Хрустальной клетки.
- Ух, не уберегли вас ваши матери!- прокричал крысиный спутник и побежал на голоса.- Доберусь я до вас, девки, попляшете у меня!
Горячая кровь уроженца Острова свободных людей забурлила в теле пьяного парня. Он был заочно влюблен в каждую девушку, которая попадется. Словно пес, который несколько дней не видел хозяина и вдруг услышал милый сердцу голос, Джон бежал не разбирая дороги. Стебли осоки  кнутом хлестали его по лицу, оставляя тонкие порезы. Черные птицы кружились над его головой, но та шла кругом. Предчувствие ждущих его любовных утех кружило голову, а мысль о том, что девка будет не одна, так и вовсе сшибала с ног.
- Еще один…- пробормотал Крыса, но Джон этого не услышал и уже во весь голос прокричал:
- Сестры, этот сопляк не про вашу честь сюда приведен!
Пришпорив уже уставшего и голодного коня, Крыса вскоре догнал Рыжего, но тот, на бегу сбросив свой килт, камнем кинулся в ледяную воду.  Влюбленного парня не смутило отсутствие рядом какой-либо деревни, его не отпугнул усыпанный костями песчаный берег, и не остановила ледяная вода. Он не задумывался о природе своей внезапно возникшей и слепой любви, Джону не пришла мысль о том, что эта любовь есть примитивнейшее колдовство. Он уже вовсю обнимал румяных рыжеволосых девушек, которые не испытывали к нему никакого интереса, но и не сопротивлялись. Таких красавиц он встречал на родине и не ожидал увидеть в южном герцогстве. Румяные и упитанные девушки с вьющимися рыжими волосами. Их зеленые глаза светились ярче звезд и были притягательнее драгоценных камней.
Затем он услышал смех подскакавшего к берегу Крысы.
- Я думал, что ублюдок поумнее будет, - хохотал Роберт, - но вы же не за ум мужчин цените.
В ответ девушки тоже принялись смеяться, и звук этот для Рыжего был так же приятен, как музыка рождаемая арфой или лютней.
- Крыса, пора бы и тебе, наконец, показать, что там у тебя под шоссами, - дразнили всадника девы, и Джонатан хохотал над Крысой вместе с ними.- Или показывать нечего?
Приложив ладонь ко лбу, Крыса поморщился и, потерев подушечкой большого пальца переносицу, ответил, слезая с коня:- Я вижу то, что есть на самом деле. Забыли? Из вашего озера даже конь пить не станет.
Интересную картину видел Крыса, хотя нельзя отрицать, что румяные, обнаженные девы не могли бы вызвать интереса. Уже синий от холода Джонатан, стуча зубами, но, не замечая этого,  сгреб в охапку шипящих озерных дев и, словно мясник, вовсю лапал холодную, покрытую рыбьей чешуей кожу. Груди дев обросли ракушками, а волосы походили на водоросли и тину. Жуткие рыбьи глаза и пасти, лишенные губ. Тонкие острые зубы и покрытые волдырями языки. Их было порядка дюжины и каждую из них Рыжий старался потискать  да поцеловать.
- Братец, зачем ты здесь?- прозвучал шипящий голос недалеко от ног Роберта.- Раз ты привез этого красавца не для нас, то куда держишь путь?
На мелководье недалеко от Крысы в лучах солнца нежилась ужасная дева с рыбьим хвостом. Она с нежностью глядела на наемника, и когда тот подошел ближе, протянула свою когтистую руку, которую Крыса незамедлительно поцеловал.
- Я хочу купить утопленника, - спокойно сказал Робин, присаживаясь на песок рядом с русалкой. - Желательно мальчика и желательно красивого.
- Гулей кормить собрался?- улыбаясь, прошипела дева озера.- Но платить ты будешь не этим вот рыжим блудником?
Крыса извлек из кармана плаща кулек шелковой ткани синего цвета, который нетерпеливая русалка вырвала из рук наемника.
В кульке лежали костяные гребни, небольшие зеркальца да заколки разных форм и расцветок. Глаза девы наполнились слезами и, напрягшись всем своим ужасным телом, она, подпрыгнув, обняла Роберта.
- Ты самый лучший из всей вашей мерзкой породы, - прошептала растроганная тварь.- У нас в озере не так давно какой-то мужик сына утопил, мы принесем его тебе, а ты пока попробуй оторвать своего похотливого человека от моих сестер.
Прекрасное, но холодное озеро, в водах которого, словно в зеркале, отразились спокойные и величественные облака. Тысячелетняя дубрава, до которой от Хрустальной клетки рукой подать. Впереди путники видели старинные дубы,  чьи листья солнце уже успело окрасить в цвета пожара. Теперь путников было трое: радостный произошедшей встрече с русалкой Амелией Крыса, напуганный, но пьяный и почему-то очень спокойный Джонатан Рыжий и мертвый мальчишка десяти лет от роду, привязанный веревкой к седлу породистого скакуна.
 

Они молча шли по прекрасному дубовому лесу, и с ветвей тысячелетних деревьев, не пропускавших солнечного света, на Крысу поглядывали коварные совы. Джонатан, кажется, догадывался, куда и зачем его вел Роберт, но знал, что бежать от Крысы еще опаснее, чем идти рядом. Сквозь желтую листву на мокрую траву падали солнечные лучи, столь тонкие, что напоминали паутину. Тишина царила в лесу, и не было здесь привычного пения птиц.
- Кем проложена тропа, по которой мы идем?- тихо поинтересовался Рыжий. - Я слышал об этом месте, людей здесь не бывает.
- Как и лис, - смеясь отшутился Крыса.- Но попробуй докажи это аристократам.
Джонатан, обогнав  Робина, преградил тому дорогу и серьезным взглядом заглянул во тьму Крысиной души. Затем парень улыбнулся, по-доброму и искренне.
- Я уже не выйду из леса, ведь так?- смеясь, говорил Рыжин, но из глаз выкатились слезы.- Тебе не стыдно давать человеку надежду и рушить ее?
 -Нет, - холодно выплюнул Робин. - Это ответ сразу на все твои вопросы.    
Затем последовал тяжелый вздох и слова, которые шокировали наемника:
- Я прожил короткую, но славную жизнь, мне нечего стыдиться, и я готов предстать перед Богом. Скажи, мне будет очень больно?
Крыса улыбнулся, на этот раз так же искренне, как улыбался, болтая с русалкой, и ответил, удивляясь собственной честности:
- Ты умрешь самым счастливым на свете человеком, обещаю, больно не будет.
- Я ценю твою честность, - сказал Джонатан Рыжий, решив больше никогда не разговаривать с Крысой.
Вскоре они вышли в темную и сырую часть леса и, увидев перед собой землянку, прекратили движение.
- Бааван Ши, сестра, я приветствую тебя!- прокричал на весь лес Крыса, и Джон увидел, как в полумраке между деревьями зашевелились твари с горящими желтыми глазами. То были истинные хозяева леса.
 Из мрака землянки к пришельцам вышла прекрасная рыжая женщина в зеленом платье и направилась к своим гостям.
- Вы прекрасны! - прокричал Рыжий и упал в ноги подошедшей женщине. - Уверен, что я любил Вас всю жизнь, просто не знал об этом.
Парня не смутили оленьи копыта, скрытые под платьем; он в очередной раз попал под чары древних тварей.
- Иди в землянку и жди меня там, - нежным голосом велела прекрасная Бааван Ши.- Тебя ждет незабываемое наслаждение.
Рыжеволосый парень послушно, словно баран, пошел в землянку, из которой вовсю тащило тухлятиной.
- Прекрасная хозяйка леса, - заискивающе начал Крыса, - на этот раз я пришел не затем, чтобы подарить тебе человека.
Бааван Ши от удивления широко раскрыла свои прекрасные зеленые глаза и все так же томно прошептала:- Ты удивляешь меня, Роберт Блейк.
- Зови меня Крысой,- оборвал вампира Робин.-  Мне противно носить человеческое имя.
Взяв в свои бледные руки ладонь Бааван Ши и припав на левое колено, Роберт поцеловал пахнущую весной руку женщины. – Я умоляю Вас, отдайте мне сопляка аристократа и возьмите взамен Джонатана Рыжего. Я всю дорогу поил его брагой, и кровь его опьянит Вас.
Вампир улыбнулась и, проведя языком по алым губам, которые она поднесла к самому уху Крысы прошептала, выдыхая ледяной воздух:
- Забирай ублюдка, я не ем сифилисных аристократов.
Бааван Ши поцеловала Крысу в щеку, и тот понял, что без него и его подарков древнее существо давно бы умерло с голоду. Крыса не жалел ни единого человека, которого привел из Гнездовья в этот лес, но понимал и разделял пустоту прекрасного вампира.
Из землянки тем временем, спотыкаясь, вышел пятнадцатилетний Ричард и медленно пошел в сторону Роберта.
- Приведи мне кого-нибудь через пару недель, а на сегодня хватит с меня общения, - ласково сказала Бааван Ши и, помахав рукой на прощание, медленно удалилась.
- Следуй за мной, Ричард, - сказал Крыса.- Реджинальд хорошо заплатил за то, чтобы я привел тебя к нему. Видишь, как выходит, твоя жизнь дороже жизни неплохого по сути человека.
- Так и должно быть, - проронил трясущийся от страха парень в перепачканном грязью дублете, цвет которого уже сложно было определить. - Я сын герцога Красноречья, моя жизнь дороже каждой жизни в этой провинции.
Крыса улыбнулся, и далеко за спиной услышал утробный вой Джонатана Рыжего. Крыса соврал, смерть будет болезненна и страшна, а главное,  Бааван Ши, не даст ему умереть еще неделю.
- Зачем тебе покойник и почему ты ведешь его на коне Реджинальда?- поинтересовался молодой аристократ.- Ты ведешь меня в Гнездовье.
Парень как будто и не находился несколько дней в темной землянке кровожадной твари. Он говорил так, словно здесь, в лесу, под завязку набитом жаждущими крови существами, его титул все еще что-то значил.
- Мы едем к моему товарищу Эдварду, - холодно сказал Крыса.- Ребенок на коне - своего рода подарок, и да, твои сапоги вскоре будут топтать дороги Гнездовья.
Позади путников была землянка Бааван Ши, а впереди располагалось старое, покинутое Богом кладбище, которым заправлял старый упырь Эдвард, давний друг Робина Крысы. По  удивительному стечению обстоятельств, упырь был сказочно богатым и невероятно жадным существом. Но, как и у любой каменной стены, в защите Эдварда водилась брешь, а именно слабость перед красивыми и молодыми мальчиками.
 

Болотистая почва, чвакая, нехотя расставалась с сапогами Роберта, который игнорировал нытье своего нового спутника. Крыса ненавидел людей, но вынужден был признаться перед самим собой, что первый его спутник Джонатан был идеальным во всех отношениях человеком.
- Ублюдок, у меня устали ноги!- почти рыдая, визжал Ричард.- Сними с коня это ничтожество, это болото не достойно целовать мои подошвы.
Невысокий, но довольно слащавый юноша с голубыми глазами, пухлыми губами да длинными черными волосами сводил Крысу с ума своим непрекращающимся нытьем.
- Это, как Вы сказали ничтожество, было утоплено собственным отцом, и  мне кажется, заслуживает хоть раз в жизни прокатиться на красивом коне.
Аристократ ничего не ответил и, хлопая глазами, разглядывал кладбище, к которому путники вышли мгновение назад. Начинало смеркаться, и в лучах заходящего солнца усеянная могильными камнями лесная проплешина показалась Робину прекрасной, а вот Ричарда привела в ужас.
Вокруг идущих возле коня людей начиналась какая-то возня, и если бы сыну герцога Красноречья пришла в голову мысль установить причину звуков, он бы поседел, а может и умер бы, схватившись за сердце.
Путники шли по каменной дорожке между тесными рядами древних могил, а вокруг них ползали на четвереньках любопытные мертвецы, услышавшие барабанную дробь сердец. Вурдалаки перестали раскапывать могилы и сползались к Крысе со всех уголков кладбища; их были сотни и даже тысячи. Теперь и Ричард видел их, теперь сын герцога слышал шепот покойников, и тот привел его в ужас настолько, что он, сопляк, взял за руку Крысу и тут же отдернул ее, вспомнив о чести.
- Крыса приволок нам угощение, - шептали трупоеды.
- Не для вас мои подарки!- крикнул Робин и услышал смех своего доброго друга Эдварда.
- Твоя жадность удивляет меня, Боб!- хохотал голый старик, стоящий на крыше старого склепа.- Ну, что там у тебя?!
Ричард тем временем оцепенел от страха, до парня, наконец, дошло, что Крыса не собирается возвращать его Реджинальду. В несколько резвых прыжков он преодолел расстояние, отделявшее его от породистого скакуна и, быстро столкнув мертвеца, сам оказался в седле.
- Скачи домой, Ретивый! - крикнул Ричард и пришпорил коня, но тот, опустив голову, и не думал шевелиться. Конь, как и многие жители Туманных островов, боялся Роберта и не смел ослушаться.
Мертвецы тем временем захохотали противными голосами, и спрыгнувший на землю Эдвард, улыбаясь Крысе гнилыми, черными зубами, сказал:- Спасибо тебе Роберт, но не обязательно было второго живьем приводить. Уговорил ты меня, как поем покажу, где клад спрятан.
Уже в третий раз за день крыса искренне улыбнулся и, стащив Ричарда за ногу с коня, произнес:
-Это легко поправить, - молниеносным движением Робин воткнул в горло сопляка свой острый кинжал и вытерев белое лезвие о растущий рядом лопух смотрел, как мертвецы словно мухи в жаркий день облепили тела мертвых мальчишек.
Солнце скрылось за лесом, но Крысе не было до него никакого дела. Он перебирал сокровища, которыми не ожидал овладеть, и прикидывал, что по возвращению в Гнездовье придется покупать еще один сундук, но мысль эта радовала Крысу. Он опускал руки в мешок и пальцами вонзался в холод золотых монет с таким же упоением, как Эдвард недалеко от него впивался зубами в вонючие кишки Ричарда.
-Не попорть кожу! -крикнул Крыса другу.- Тебе еще в нее влезть нужно будет.
Людоед оторвался от трапезы и удивленно посмотрел на нашего героя.
-Боб, это даже для тебя жестковато, - пробормотал Эдвард.- Ты хочешь, чтобы я в шкуре этого  сопляка вышел с тобой из леса?
Крыса, почесав голову грязными, нестрижеными ногтями, серьезно ответил:
- Эдвард, ты примешь личину этого ублюдка и поможешь мне заработать пять сотен монет. Все таки меня подрядили вырвать мальчишку из лап Бааван Ши.
Каннибал вытер рот ладонью и сел рядом с трупом, к которому все ближе подбирались вурдалаки.
- А хитро, только что мне с того?- задумавшись, спросил Эдвард. - Мне нравится здесь.
Крыса встал с могильной плиты и подошел к сидящему на земле старику. Присев рядом, Боб положил руку на плечо гнилоеда и шепнул на ухо то, что заставило вурдалака хохотать и бить в ладоши от счастья.
- Только представь, сколько маленьких мальчишек ждут тебя при дворе твоего нового отца, - упиваясь каждым словом, процедил Крыса. Кстати, тебе понравился утопленник?
Вскоре из Тысячелетней дубравы, освещаемые лунным светом, вышли путники. Мальчишка лет шестнадцати, на плечи которого был накинут дорогой коричневый плащ, да хорошо знакомый нам Роберт, что вел за узды коня. Они улыбались, ведь оба были довольны подобным стечением обстоятельств. Роберт уже разбогател, а в Гнездовье его ожидали еще пять сотен монет. Эдвард, хоть и не признавался, но был рад своей новой внешности и тому, что теперь он сменит опостылевший ему лес на замок герцога. Оба они будут сыты, а это друзья мои, самое главное в жизни.   


Comments 2