"Танец Осы" (записки артиллериста). Глава 1. Сполохи Памяти


"Танец Осы" - пляска смерти у древних персов

Начало. От составителя

Сполохи Памяти

К началу войны я учился в школе № 11, которая находилась тогда в Свердловске по улице Куйбышева в здании нынешнего Уральского государственного университета. Большинство из нас, ребят 10 «В» класса, обивали пороги райкомов комсомола и военкоматов, досаждая просьбами послать нас на фронт. Мне и моим одноклассникам Вите Рыбакову и Лёве Лебедеву повезло. В сентябре 1941 г. в Октябрьском райвоенкомате нам предложили написать заявления.

Вскоре мы были направлены в артиллерийское училище, которое в то время было эвакуировано в Сухой Лог из Одессы (ОАУ). В училище всё для нас было необычно – и солдатская форма с чёрными петлицами, и дисциплина, и сами занятия на классных полигонах и в поле.

С фронта и из госпиталей приезжали офицеры и солдаты, уже понюхавшие немецкого пороху. Их рассказы о поражениях нашей армии мы воспринимали как-то недоверчиво: «Какой может быть на фронте успех, когда нас там нет…»

23 февраля 1942 г. мы приняли присягу. Здесь же в училище я вступил в комсомол. Дали мне комсомольский билет – картонные корочки без фотографии, но с печатью.
Выпустились мы все трое (я, Виктор и Лёва) где-то в июне месяце в звании лейтенантов. Весь наш выпуск выстроили на плацу и зачитали приказ о назначении. Виктор направлялся под Москву, Лебедев и я – на Волховский фронт.

Забегая вперёд, скажу, что вернулось домой с войны меньше половины нашего выпуска. Виктору Рыбакову уже на Берлинском направлении в 1945 г. оторвало правую руку. Возвратился он калекой и в 1970 г. умер. Судьба Лебедева неизвестна мне до сих пор. Мне же посчастливилось пройти Волховский, Ленинградский, Калининский, 1-й, 2-й, 3-й Прибалтийские, 1-й, 2-й Белорусские фронты, участвовать в защите Ленинграда, освобождении городов Кенигсберг, Олива, Гдыня, Данциг, Франкфурт-на-Одере, Берлин и многих других.

Во время войны я был командиром взвода управления артиллерийской батареи, находясь всё время на наблюдательном пункте или в передних траншеях. В обороне мы практически не стояли. Бригада наша относилась к РГК и называлась бригадой прорыва.

Я уже всех не помню, но очень много погибло нашего брата. Сам я был контужен (под ногами разорвался тяжёлый снаряд) и ранен 27 марта 1944 г. под Псковом у деревни Волки на берегу речки Малая Лобянка. С осколком мины мне занесло клок шерсти от полушубка. Рану залечили, но она вскоре открылась. Только в январе 1946 г., уже по демобилизации, мне сделали операцию в ВОСХИТО.

Единственный одноклассник, с которым мне довелось встретиться на фронте, был Соколкин. Встретились мы с ним осенним солнечным днём в лесу под Новгородом. Впоследствии не раз я его навещал в его блиндаже. Мы сидели на нарах и вспоминали довоенные годы, наших товарищей и девчат. Был он рядовым солдатом-радистом.

Солдатская жизнь не отличается постоянством, особенно во время войны. Вскоре мы расстались – нас перевели на другой участок фронта.


Он не вернулся с войны. Кто-то из бывших одноклассников впоследствии говорил, что он застрелился, испугавшись ответственности, когда сгорела его стационарная радиостанция. Было ему в то время 19 лет. Это был высокий, стройный, чернявый, молчаливый и очень честный парень.

Постепенно буду знакомить читателей "Голоса" с главами из этой книги.Тег "танецосы".

Будем помнить ! Олег Риф

https://www.proza.ru/2015/08/19/1168


Comments 4


22.06.2018 18:52
0